Текст гефсиманской молитвы

Текст гефсиманской молитвы

Текст гефсиманской молитвы

Текст гефсиманской молитвы


Святитель Лука (Войно-Ясенецкий).
МОЛИТВА В ГЕФСИМАНСКОМ САДУ.

Когда взошел Господь и Бог наш Иисус Христос на гору Фаворскую, чтобы там явить Свою Божественную славу, тогда взял он с Собой трех любимых учеников – Петра, Иакова и Иоанна, и перед ними преобразился, и им явил славу Свою.
Пришел час страшных и неописуемых страданий Его, и опять берет Он с Собой тех же трех учеников — Петра, Иакова и Иоанна в сад Гефсиманский, отходит вместе с ними от остальных учеников, велит им бодрствовать и молиться, а Сам отходит от них на вержение камня и начинает Свою мучительную последнюю молитву к Богу.
Если и на этот раз Господь счел нужным взять трех учеников, чтобы были они опять свидетелями Его, то значит – то, что должны они были видеть, слышать и свидетельствовать, было необычайно важно, было не менее велико, чем Его Преображение на горе Фаворской.
Итак, познаем, что борение духовное, которое испытывал Господь наш Иисус Христос, молясь Отцу Своему в саду Гефсиманском, было величайшим и вместе с тем тяжелейшим и страшнейшим из событий жизни Его.
Не думайте, не думайте, что только на Кресте, в неописуемых страданиях претерпел Господь страшную муку. Знайте, что Его мука еще более страшная, чем Его страдания на Кресте, началась здесь, в Гефсиманском саду, при свете луны.
О, как Он мучился! О, как терзался! О, как Он вопиял к Отцу Своему в Гефсиманском саду: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты» (Мф. 26:39).
Люди дерзкие, может быть подумают: что за малодушие! Почему просил Он, чтобы пронес Отец чашу страданий мимо Него, если на эти страдания и пришел в мир? Люди дерзкие говорят даже, что и на Кресте Господь не испытывал никаких страданий.
Были в ранние времена христианства еретики, докеты, которые учили, что тело Иисусово было не подлинным, а телом призрачным (dokeu – казаться; отсюда и название докетов). Они, конечно, уча столь нечестиво, были уверены, что никаких страданий Господь Иисус Христос не претерпел, ибо не имел подлинного и истинного тела человеческого, а мы знаем, глубоко убеждены, что Он был истинным человеком, как и истинным Богом.
Мы знаем, что телом Своим Он претерпел на Кресте неописуемые страдания, ужасные муки.
Мы знаем это. Но не все вникают в то, что переживал в сердце Своем Господь, не все знают, отчего так мучительна была Его молитва к Богу Отцу. Не все знают, почему кровавый пот капал с лица Его.
А я должен вам это пояснить.
Когда каплет кровавый пот с лица человеческого? Когда молятся люди с кровавыми слезами?
Это не метафора – это действительность, что плачут кровавыми слезами, что пот кровавый каплет. Это бывает тогда, когда муки человеческие достигают такой страшной силы напряжения, что никакие другие мучения не могут сравниться с ними.
Итак, уже из того, что кровавый пот капал с лица Спасителя, познаем мы, как страшны, как потрясающи были Его душевный страдания пред страданиями телесными.
Почему же они были так страшны? Почему так изнывал Христос Бог наш в предведении Своих страданий крестных?
Подумайте, если бы кому-нибудь из вас пришлось взять на себя грехи ста человек, окружающих вас, и дать за них ответ пред Богом, каким ужасом исполнились бы вы, как давили бы вас тяжестью грехи чужие, за которые вы должны дать ответ Богу.
А разве не знаете вы, что Господь Иисус Христос взял на Себя грехи всего мира, всего человечества? Разве не слышали никогда вы слов великого пророка Исаии: «Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились» (Ис.53:5).
Разве не читали написанного в первом послании апостола Петра: «Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды: ранами Его вы исцелились» (1 Пет.2:24).
Итак, уже в саду Гефсиманском изнывал и мучился Он под страшной тяжестью грехов всего мира. Его давили несказанно, нестерпимо давили грехи мира, которые взял Он на Себя, за которые жертвой правосудию Божию должен был стать пред Богом, ибо только Он и никто другой мог искупить грехи всего мира.
Вот почему кровавый пот капал с чела Его, вот почему так мучился Он, молясь Отцу Своему: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия…» (Мф. 26:39).
И тотчас Он говорил иначе: «Впрочем не как Я хочу, но как Ты» (Мф. 26:39). — Он предавал Себя всецело воле Божией, а грехи давили Его, мучили Его, терзали Его, и Он падал в изнеможении под тяжестью этих грехов.
Великий святой блаженный Августин так говорит: «Нигде меня не поражает так величие и святость Иисуса, как здесь. Я не знал бы всей великости Его благодеяний, если бы Он не обнаружил предо мною, чего они ему стоят».
Мы не знали всего величия жертвы Христовой, если бы не знали о том, что пережил Он в страшный час Своей молитвы в саду Гефсиманском.
А ученики Его спали… Что значит, что они спали? Почему спали они? Простое объяснение состоит в том, что были они весьма утомлены полночным походом через поток Кедрон, обретались в слабости и, как говорит Евангелие от Луки, были подавлены печалью – от печали спали они.
Но подумаем, не было ли иных, высших таинственных причин тому, что спали они, не было ли это устроено Богом?
Очень вероятно, что было. Вероятно, Богу было угодно, чтобы они только мельком видели страдания, которые испытывал Иисус в саду Гефсиманском. Вероятно, должна быть скрыта от очей мира вся страшная, бездонная глубина молитвы Иисуса. Вероятно, так…
Но все-таки они были нужны как свидетели, хотя бы и весьма неполные Гефсиманских страданий души Иисусовой.
Они спали, но, пробуждаясь трижды по слову Иисусову, они, конечно, не тотчас же опять засыпали и при ярком свете полной луны видели, как молился Иисус, слышали страшные слова Его молитвы.
Ибо если не так, откуда узнал бы евангелист о том, что было в саду Гефсиманском, как написал бы то, что читаем, как узнали бы о каплях кровавого пота, капавших с чела Его, как узнали бы слова молитвы Его?
Они нужны были как свидетели: на горе Фаворской были они свидетелями Божественной Его славы, в саду Гефсиманском были свидетелями всей бездны страданий души Его пред тем, как взошел Он на Крест.
Итак, запомните, что в саду Гефсиманском совершилась первая и, пожалуй, самая страшная часть страданий Хритовых, ибо на Кресте Он вел Себя гораздо бодрее.
Преклонимся со страхом и трепетом пред этим безмерным величием страданий Христовых. Припадем ко Кресту Христову и воспоем от всего сердца: «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим!».

Молитва в Гефсиманском саду

Молитва в Гефсиманском саду

Когда взошел Господь и Бог наш Иисус Христос на гору Фаворскую, чтобы там явить Свою Божественную славу, тогда взял он с Собой трех любимых учеников – Петра, Иакова и Иоанна, и перед ними преобразился, и им явил славу Свою.

Если и на этот раз Господь счел нужным взять трех учеников, чтобы были они опять свидетелями Его, то значит – то, что должны они были видеть, слышать и свидетельствовать, было необычайно важно, было не менее велико, чем Его Преображение на горе Фаворской.

Итак, познаем, что борение духовное, которое испытывал Господь наш Иисус Христос, молясь Отцу Своему в саду Гефсиманском, было величайшим и вместе с тем тяжелейшим и страшнейшим из событий жизни Его.
Не думайте, не думайте, что только на Кресте, в неописуемых страданиях претерпел Господь страшную муку. Знайте, что Его мука еще более страшная, чем Его страдания на Кресте, началась здесь, в Гефсиманском саду, при свете луны.
О, как Он мучился! О, как терзался! О, как Он вопиял к Отцу Своему в Гефсиманском саду:

«Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты» (Мф. 26:39).

Люди дерзкие, может быть подумают: что за малодушие! Почему просил Он, чтобы пронес Отец чашу страданий мимо Него, если на эти страдания и пришел в мир? Люди дерзкие говорят даже, что и на Кресте Господь не испытывал никаких страданий.
Были в ранние времена христианства еретики, докеты, которые учили, что тело Иисусово было не подлинным, а телом призрачным (dokeu – казаться; отсюда и название докетов). Они, конечно, уча столь нечестиво, были уверены, что никаких страданий Господь Иисус Христос не претерпел, ибо не имел подлинного и истинного тела человеческого, а мы знаем, глубоко убеждены, что Он был истинным человеком, как и истинным Богом.

Мы знаем, что телом Своим Он претерпел на Кресте неописуемые страдания, ужасные муки.
Мы знаем это.
Но не все вникают в то, что переживал в сердце Своем Господь, не все знают, отчего так мучительна была Его молитва к Богу Отцу. Не все знают, почему кровавый пот капал с лица Его.
А я должен вам это пояснить.

Когда каплет кровавый пот с лица человеческого? Когда молятся люди с кровавыми слезами?
Это не метафора – это действительность, что плачут кровавыми слезами, что пот кровавый каплет. Это бывает тогда, когда муки человеческие достигают такой страшной силы напряжения, что никакие другие мучения не могут сравниться с ними.
Итак, уже из того, что кровавый пот капал с лица Спасителя, познаем мы, как страшны, как потрясающи были Его душевный страдания пред страданиями телесными.

Почему же они были так страшны?
Почему так изнывал Христос Бог наш в предведении Своих страданий крестных?
Подумайте, если бы кому-нибудь из вас пришлось взять на себя грехи ста человек, окружающих вас, и дать за них ответ пред Богом, каким ужасом исполнились бы вы, как давили бы вас тяжестью грехи чужие, за которые вы должны дать ответ Богу.
А разве не знаете вы, что Господь Иисус Христос взял на Себя грехи всего мира, всего человечества? Разве не слышали никогда вы слов великого пророка Исаии:

«Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились» (Ис.53:5).

«Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды: ранами Его вы исцелились» (1 Пет.2:24).

Итак, уже в саду Гефсиманском изнывал и мучился Он под страшной тяжестью грехов всего мира. Его давили несказанно, нестерпимо давили грехи мира, которые взял Он на Себя, за которые жертвой правосудию Божию должен был стать пред Богом, ибо только Он и никто другой мог искупить грехи всего мира.
Вот почему кровавый пот капал с чела Его, вот почему так мучился Он, молясь Отцу Своему: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия…» (Мф. 26:39).
И тотчас Он говорил иначе: «Впрочем не как Я хочу, но как Ты» (Мф. 26:39). — Он предавал Себя всецело воле Божией, а грехи давили Его, мучили Его, терзали Его, и Он падал в изнеможении под тяжестью этих грехов.

Великий святой блаженный Августин так говорит:

«Нигде меня не поражает так величие и святость Иисуса, как здесь. Я не знал бы всей великости Его благодеяний, если бы Он не обнаружил предо мною, чего они ему стоят».

Мы не знали всего величия жертвы Христовой, если бы не знали о том, что пережил Он в страшный час Своей молитвы в саду Гефсиманском.
А ученики Его спали… Что значит, что они спали? Почему спали они? Простое объяснение состоит в том, что были они весьма утомлены полночным походом через поток Кедрон, обретались в слабости и, как говорит Евангелие от Луки, были подавлены печалью – от печали спали они.
Но подумаем, не было ли иных, высших таинственных причин тому, что спали они, не было ли это устроено Богом?
Очень вероятно, что было. Вероятно, Богу было угодно, чтобы они только мельком видели страдания, которые испытывал Иисус в саду Гефсиманском. Вероятно, должна быть скрыта от очей мира вся страшная, бездонная глубина молитвы Иисуса. Вероятно, так…
Но все-таки они были нужны как свидетели, хотя бы и весьма неполные Гефсиманских страданий души Иисусовой.
Они спали, но, пробуждаясь трижды по слову Иисусову, они, конечно, не тотчас же опять засыпали и при ярком свете полной луны видели, как молился Иисус, слышали страшные слова Его молитвы.
Ибо если не так, откуда узнал бы евангелист о том, что было в саду Гефсиманском, как написал бы то, что читаем, как узнали бы о каплях кровавого пота, капавших с чела Его, как узнали бы слова молитвы Его?
Они нужны были как свидетели: на горе Фаворской были они свидетелями Божественной Его славы, в саду Гефсиманском были свидетелями всей бездны страданий души Его пред тем, как взошел Он на Крест.
Итак, запомните, что в саду Гефсиманском совершилась первая и, пожалуй, самая страшная часть страданий Хритовых, ибо на Кресте Он вел Себя гораздо бодрее.

Преклонимся со страхом и трепетом пред этим безмерным величием страданий Христовых. Припадем ко Кресту Христову и воспоем от всего сердца:

«Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим!».

Святителю отче наш, Феодосие, моли Бога о нас!

© 2009-2021 Храм свт.Феодосия Черниговского
(03179 Киев, ул. Чернобыльская, 2. тел. +38 066-996-2243)

По благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и Всея Украины.

Главный редактор — протоиерей Александр Билокур , Ответственный редактор — Елена Блайвас, Технический редактор — Александр Перехрестенко

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Музыка

Метки

Рубрики

  • Исследуя Писание (12938)
  • песни (3333)
  • Израиль/еврейские корни (2307)
  • пророчества (1841)
  • Церковь (1474)
  • свидетельства (1234)
  • последнее время (912)
  • книги (814)
  • Дерек Принс (638)
  • Притчи/рассказы (613)
  • Давид Вилкерсон (582)
  • Молитва (561)
  • природа (515)
  • Библия и наука (461)
  • фильмы (360)
  • Освальд Чеймберс (357)
  • Библия (337)
  • стихи (331)
  • Чарльз Сперджен (324)
  • Музыка (262)
  • Т.Остин-Спаркс (253)
  • новости (229)
  • Разное (221)
  • гонения (132)
  • Бреннан Мэннинг (106)
  • Эндрю Мюррей (87)
  • Жанна Гийон (79)
  • Артур Кац (75)
  • КАРРИ БЛЕЙК (58)
  • Э.У. Тозер (52)
  • Космос (43)
  • медицина (25)
  • Верон Аш (24)
  • Ти Ди Джейкс (17)
  • Майк Бикл (4)
  • Клайв Стейплз Льюис (3)
  • Джон Пол Джексон (1)
  • Макс Лукадо (1)
  • Рик Джойнер (1)

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Друзья

Статистика

Моление Иисуса Христа в саду Гефсиманском

Отче, о если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! Впрочем, не Моя воля, но Твоя да будет.
Евангелие от Луки Глава 22, стих 42

После совершения Тайной Вечери — Своей последней трапезы, на которой Господь установил Таинство святой Евхаристии, — Он пошёл с апостолами к Елеонской горе.

Спустившись в ложбину Кедронского потока, Спаситель вошёл с ними в Гефсиманский сад. Он любил это место и часто собирался здесь для бесед с учениками.

Господь желал уединения, чтобы в молитве к Своему Отцу Небесному излить Своё сердце. Оставив большую часть учеников у входа в сад, трёх из них — Петра, Иакова и Иоанна — Христос взял с Cобой. Эти апостолы были с Сыном Божиим на Фаворе и видели Его во славе. Теперь свидетели Преображения Господня должны были стать свидетелями Его душевных страданий.

Обращаясь к ученикам, Спаситель сказал: «душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною» (Евангелие от Марка глава 14, стих 34).
Мы не можем постигнуть скорби и тоски Спасителя во всей их глубине. Это была не просто печаль человека, знающего о своей неминуемой смерти. Это была скорбь Богочеловека о падшем творении, вкусившем смерть и готовом обречь на смерть своего Творца. Отойдя немного в сторону, Господь стал молиться, говоря: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты».
Восстав от молитвы, Господь возвратился к трём Своим ученикам. Он хотел найти для Себя утешение в их готовности бодрствовать с Ним, в их сочувствии и преданности Ему. Но ученики спали. Тогда Христос призывает их к молитве: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна».

Ещё дважды Господь отходил от учеников в глубину сада и повторял ту же молитву.

Скорбь Христа была так велика, а молитва столь напряжённа, что с лица Его падали на землю капли кровавого пота.
В эти тяжелейшие минуты, как повествует Евангелие, «явился Ему Ангел с небес и укреплял Его».

Окончив молитву, Спаситель пришёл к Своим ученикам и вновь нашёл их спящими.
«Вы всё ещё спите и почиваете, — обращается Он к ним, — вот, приблизился час, и Сын Человеческий предаётся в руки грешников; встаньте, пойдём: вот, приблизился предающий Меня».

В это самое время сквозь листву деревьев стали проглядывать огни фонарей и факелов. Появилась толпа людей с мечами и кольями. Они были посланы первосвященниками и книжниками, чтобы схватить Иисуса, и, видимо, ожидали серьёзного сопротивления.
Впереди вооружённых людей шёл Иуда. Он был уверен, что после Тайной Вечери найдёт Господа здесь, в Гефсиманском саду. И не ошибся. Предатель заранее условился с воинами: «Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его и ведите».

Отделившись от толпы, Иуда подошёл ко Христу со словами: «Радуйся, Равви», — и поцеловал Спасителя.

В ответ он услышал: «Иуда, целованием ли предаёшь Сына Человеческого?»

Предательство уже совершилось, но мы видим, как Христос пытается вызвать раскаяние в душе Своего неразумного ученика.

Между тем приблизилась стража. И Господь спросил стражников, кого они ищут. Из толпы отвечали: «Иисуса Назорея». «Это Я», — последовал спокойный ответ Христа. От этих слов воины и слуги со страхом отступили назад и упали на землю. Тогда Спаситель сказал им: если они ищут Его, то пусть берут, а ученикам пусть дадут уйти свободно. Апостолы хотели было защитить Своего Учителя. Пётр имел при себе меч. Он ударил им раба первосвященника по имени Малх и отсёк ему правое ухо.
Но Иисус остановил учеников: «оставьте, довольно». И, коснувшись уха раненого раба, исцелил его. Обращаясь к Петру, Господь сказал: «возврати меч твой в ножны, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут; или ты думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов? Как же сбудутся Писания, что так должно быть? Неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?» И обратившись к вооружённой толпе, Христос сказал: «как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня; каждый день бывал Я с вами в храме, и вы не поднимали на Меня рук; но теперь — ваше время и власть тьмы».

Воины связали Спасителя и повели к первосвященникам. Тогда апостолы, оставив Своего Божественного Учителя, в ужасе разбежались.

Сбылись горькие слова Спасителя, сказанные им накануне Гефсиманской ночи: «все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь, ибо написано: поражу пастыря, и рассеются овцы стада».

Эту горькую чашу страданий и мучительной смерти на кресте Христос принимает добровольно, ради спасения всего человечества.

Он уничижил Себя Самого, приняв образ раба.
Послание к Филиппийцам святого апостола Павла Глава 2, стих 7

В Гефсиманском саду на коленях стоял
И молился Спаситель Отцу:
«Дорогой мой Отец» — Иисус умолял,
«Пронеси мимо чашу сию».

Волновалась душа и к престолу неслась
Ввысь молитва Иисуса Христа.
Капли пота, как кровь, по ланитам струясь,
Торопливо сбегали с чела.

Черным бархатом землю окутала ночь
И раскинула россыпи звезд.
«Вы бодритесь, друзья, Я прошу вас помочь», —
Он в поддержке нуждался всерьез.

Читайте также  90 псалом текст молитвы на чувашском языке

Но сморило мужчин, задремали они,
Только бодрствовал Вышнего Сын.
«Если можно, Отец, Ты решенье смени,
Помоги Своим Словом живым».

В предрассветной тиши глас Иисуса молил,
И смертельно скорбела душа.
«Будет воля Твоя», — Он Отцу говорил,
И поднялся с колен не спеша.

В Гефсиманском саду Божий Сын получил
Подкрепленье и силу Отца.
На Голгофе Спаситель всю волю свершил
Всемогущего Бога Творца.
(Марина Н.)

Рубрики:Исследуя Писание

Метки: Иисус Христос Гефсиманский сад молитва

Процитировано 2 раз
Понравилось: 2 пользователям

Гефсиманская молитва (26:36-46).

36 Потом приходит с ними Иисус на место, называемое Гефсимания, и говорит ученикам: «Посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там». 37 И, взяв с Собою Петра и обоих сыновей Зеведеевых, начал скорбеть и тосковать. 38 Тогда говорит им Иисус: «Душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною». 39 И, отойдя немного, пал на лицо Свое, молился и говорил: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты». 40 И приходит к ученикам и находит их спящими, и говорит Петру: «Так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною? 41 бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна». 42 Еще, отойдя в другой раз, молился, говоря: «Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя». 43 И, придя, находит их опять спящими, ибо у них глаза отяжелели. 44 И, оставив их, отошел опять и помолился в третий раз, сказав то же слово. 45 Тогда приходит к ученикам Своим и говорит им: «Вы всё еще спите и почиваете? вот, приблизился час, и Сын Человеческий предается в руки грешников; 46 встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня».

Итак, Иисус с учениками приходит в Гефсиманский сад. В самом Иерусалиме садов не было. Состоятельные люди имели свои сады вблизи города, на Масличной горе. Там они отдыхали. Вот и теперь, ночью, ученики собрались после Пасхальной трапезы отдохнуть и поспать. Но Сам Иисус в трудные для себя минуты не спал, но, отойдя в сторону от отдыхавших учеников, молился. К месту Своей молитвы Он взял с Собой тех же трех самых близких учеников, которые были с Ним на горе Преображения – Петра, Иакова и Иоанна Зеведеевых. С одной стороны, Иисус желал близости любимых людей, а с другой стороны близости Божией. Перед молитвой Его охватила скорбь и тоска. Об этом Он и сказал трем ученикам: «Душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною». Эти слова Иисуса напоминают Псалмы 41 и 42, в которых рефреном повторяется:

«Что унываешь ты, душа моя,

и что смущаешься?» (Пс 41:6.12; 42:5),

или на церковнославянском:

Вску1ю приско1рбна e3си2, душе2 моя2;

и3 вску1ю смуща1уши мя2;

«Смертельная скорбь» выражает такое смятенное состояние души, когда становится предпочтительней смерть.

Автор Послания к Евреям вспоминает, что Иисус «с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления Могущему спасти Его от смерти» (Евр 5:7). Эти слова ясно показывают, что путь, к которому призывал Иисус Своих последователей, дался и Ему Самому очень и очень нелегко. Конечно, Он не хотел умирать. Ему было всего лишь тридцать три года. Он предвидел Крест, Он знал, что такое распятие и содрогался при мысли об этом. «Никогда еще человеческое сознание Христа с такой силой не противилось ожидавшему Его Кресту, как в час Гефсиманской молитвы, Вот почему Он просит любимых учеников не оставлять Его»[322]: «Побудьте здесь и бодрствуйте со Мною». Сам же, «отойдя немного, пал на лицо Свое, молился и говорил: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты». О библейском выражении «испить чашу» в смысле принять страдания и смерть у нас уже шла речь. Эта печальная метафора известна каждому.

О предстоящих Ему страданиях и смерти Иисус неоднократно говорил Своим ученикам. Разумеется, Иисус, как и всякий человек, не желал испивать чашу горести. Но Он знал, что такова была воля Его Отца, и потому «не как Я хочу, но как Ты».

Когда мы читаем эти слова, неизбежно возникает мучительный вопрос: неужели Бог Отец хотел страданий и смертных мук Своего Сына? – Как можем мы ответить для себя на этот вопрос? Смеем ли мы вообще задавать такой вопрос, вторгаясь в таинственную сферу Промысла Божия, внося в Божественную тайну Творения и Спасения антропоморфные, «слишком человеческие» представления? Богословы немало размышляли над этим вопросом. Мы же ограничимся здесь лишь тем, что мы вычитываем из самого евангельского текста, смысл которого в том, что мы очень часто не можем постичь Божественный Промысл, но всегда можем быть уверены в том, что Промысл Божий абсолютно благой, и что «Отец никогда не заставит страдать Своего Сына напрасно». В этом был уверен Иисус. И потому «не как Я хочу, но как Ты».

В этом грешном мире страдание и смерть человека неизбежны! Так было и для Иисуса Христа как Человека, хотя и Сына Божия. – И если мы теперь спросим «Почему так?», то не должны ли мы сначала спросить самих себя, что было бы, если бы…

Вообразим: Если бы Бог избавил Иисуса от смертельной опасности, если бы Он послал Ему на помощь «более, нежели двенадцать легионов Ангелов» (Мф 26:53), или, по меньшей мере, повелел бы Ему покинуть Елеонскую гору и спасаться в Иудейской пустыне, пока в Иерусалиме не улягутся враждебные страсти, – если бы так случилось, то вся проповедь Иисуса Христа, вся Его деятельность оказалась бы сомнительной. И на призыв Иисуса, обращенный к нам: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф 16:24) – мы могли бы возразить: «Другим проповедывал, а сам не следовал!» И мы с чистой совестью постарались бы уклониться от крестоношения! Ибо зачем все это, если бы не было ни Того Великого Креста, ни искупления, ни Воскресения, ни сошествия Святого Духа? Мы жили бы в ветхом мире без всякой надежды на спасение. Но – благодарим Бога – мы живем в новом мире, в котором был и Крест и Воскресение, а следовательно, и наше грядущее спасение. И даже те люди, которые не знают Христа, живут в новом, а не в ветхом мире – пусть и не осознавая этого. Такова новозаветная Благая Весть.

Но вернемся к нашему тексту. Мы читаем, что трое учеников, которых Иисус взял с собою и попросил их не спать, но помочь ему бодрствованием и молитвой, крепко уснули. В недавней эсхатологической речи несколько раз повторялся призыв к бодрствованию. Однако, когда настал час испытания, этот призыв был забыт, и любимые ученики Иисуса уснули. Мы видим одиночествоИисуса. Он взял с Собой трех избранных учеников, но они, уставшие, не могли бодрствовать, но уснули, и Иисус должен был вести Свое молитвенное борение один. Начинает исполняться Его пророчество: «Все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь» (Мф 26:31). Обращаясь лично к Петру, Иисус укоряет и других спящих учеников: «Так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною?» – Следует вторичный призыв: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение». Следует молиться не о том, чтобы избежать испытаний, но о том, чтобы Бог дал им силы эти испытания выдержать.

Несколько загадочно звучат слова, которые добавляет к Своей просьбе Иисус: «дух бодр, плоть же немощна», или, в буквальном переводе: «дух готов действовать, плоть же бессильна». Скорее всего, это изречение следует понимать, исходя из недавних слов Петра и других учеников. Все они выражали отважную готовность быть с Учителем до конца: «“Если и все соблазнятся о Тебе, – говорил Петр, – я никогда не соблазнюсь… Хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя”. Подобное говорили и все ученики» Мф 26:33-35). Своим духом, своим сердцем все они были готовы к смелым действиям, но… по немощи человеческой плоти они не оказались способными исполнить свои благие желания. Человеческие желания (дух) далеко не всегда осуществляются по человеческой слабости (плоть). Мы находим констатацию этого печального явления у апостола Павла. В своей плотской слабости я «не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю. … Желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю» (Рим 7:15-19). Иначе говоря, человеческий дух часто полон готовности и рвения, но ему противостоит слабая человеческая природа[323].

Понятно, что под «немощной плотью» имеется в виду человек как «плоть», человек, подверженный немощам и искушениям. Это всем ясно. Что касается «духа», который «бодр», или в других переводах «деятелен, всегда готовый к действию», то некоторые толкователи под «духом» понимают не дух человеческий, но Дух Божий, Который посылается нам в молитве и Который помогает нам преодолевать наши немощи и искушения. Об этом Духе молился еще псалмопевец Давид:

Не tве1ржи мене2 t лица2 твоегw2

и3 дх=а твоегw2 ст=а1гw не tими2 t мене2.

Возда1ждь ми ра1дость сп=се1нiя твоегw2

и дх=омъ влdчнимъ У3тверди1 мя (Пс 50:13-14).

Второй и в третий раз молится Иисус. При этом Его решимость исполнить волю Отца усиливается: «Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя». Повторяются слова молитвы Господней: «Да будет воля Твоя» (Мф 6:10). Трижды молится Иисус, и трижды, возвращаясь к ученикам, находит их спящими. Этот тройной повтор характерен для Евангельских повествований. Три искушения в пустыне, три предсказания страданий и смерти Иисуса, три отречения Петра от Учителя. Число три не столько фиксирует реальность, сколько носит символический характер, подчеркивая важность и интенсивность события. – Здесь подчеркивается неспособность учеников разделить судьбу Учителя. Об их духовной слепоте многократно говорилось и прежде. – На третий раз Иисус с горькой иронией говорит ученикам: «Вы всё еще спите и почиваете? Вот, приблизился час, и Сын Человеческий предается в руки грешников». В русском переводе остается незамеченной одна важная идея текста. Глагол «предается» по-гречески стоит в страдательном залоге, тем самым выражая мысль о том, что человеческое зло предательства промыслительно использовано Богом в Его спасительных действиях. Такова воля Божия. И, послушный воле Отца, Иисус велит ученикам подняться и идти навстречу предателю: «Встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня».

«Предающий» – это, разумеется, Иуда. Евангелист до сих пор ничего не сказал о том, что Иуда покинул собрание учеников за Тайной Вечерей. Об этом сообщает евангелист Иоанн: После того как Иисус подал Иуде кусок хлеба, в того «вошел сатана», и «он, приняв кусок, тотчас вышел; а была ночь» (Ин 13:27-30). Теперь Иуда появляется в Гефсиманском саду с толпой желавших расправиться с Иисусом.

Дата добавления: 2019-02-22 ; просмотров: 145 ; Мы поможем в написании вашей работы!

Моление о чаше

Моление о чаше (Гефсиманское моление) — молитва Иисуса Христа в Гефсиманском саду, описанная в Евангелиях. С точки зрения христианских богословов является выражением того, что Иисус имел две воли: божественную и человеческую.

Содержание

Евангельский сюжет

Моление о чаше описано всеми евангелистами, кроме Иоанна, который только сообщает, что «Иисус вышел с учениками Своими за поток Кедрон, где был сад» (Ин.18:1).

ЕвангелиеТекст
От Матфея
(26:36-46)
Потом приходит с ними Иисус на место, называемое Гефсимания, и говорит ученикам: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там. И, взяв с Собою Петра и обоих сыновей Зеведеевых, начал скорбеть и тосковать. Тогда говорит им Иисус: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною. И, отойдя немного, пал на лице Своё, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты. И приходит к ученикам и находит их спящими, и говорит Петру: так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною? бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна. Еще, отойдя в другой раз, молился, говоря: Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить её, да будет воля Твоя. И, придя, находит их опять спящими, ибо у них глаза отяжелели. И, оставив их, отошел опять и помолился в третий раз, сказав то же слово. Тогда приходит к ученикам Своим и говорит им: вы всё ещё спите и почиваете? вот, приблизился час, и Сын Человеческий предаётся в руки грешников; встаньте, пойдём: вот, приблизился предающий Меня.
От Марка
(14:33-42)
И взял с Собою Петра, Иакова и Иоанна; и начал ужасаться и тосковать. И сказал им: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте. И, отойдя немного, пал на землю и молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей; и говорил: Авва Отче! всё возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты. Возвращается и находит их спящими, и говорит Петру: Симон! ты спишь? не мог ты бодрствовать один час? Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна. И, опять отойдя, молился, сказав то же слово. И, возвратившись, опять нашел их спящими, ибо глаза у них отяжелели, и они не знали, что Ему отвечать. И приходит в третий раз и говорит им: вы всё ещё спите и почиваете? Кончено, пришел час: вот, предаётся Сын Человеческий в руки грешников. Встаньте, пойдем; вот, приблизился предающий Меня.
От Луки
(22:40-46)
Придя же на место, сказал им: молитесь, чтобы не впасть в искушение. И Сам отошел от них на вержение камня, и, преклонив колени, молился, говоря: Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет. Явился же Ему Ангел с небес и укреплял Его. И, находясь в борении, прилежнее молился, и был пот Его, как капли крови, падающие на землю. Встав от молитвы, Он пришёл к ученикам, и нашёл их спящими от печали и сказал им: что вы спите? встаньте и молитесь, чтобы не впасть в искушение.

Все три евангелиста описывают моление Христа одинаково, только Лука упоминает о явлении ангела и о кровавом поте Иисуса. Также только Лука называет причину сна учеников Иисуса Христа — «нашел их спящими от печали».

Матфей и Марк повествуют о троекратной молитве Иисуса:

  • Первый раз Он молился об отвращении от Него чаши страданий — «да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты»;
  • Второй раз изъявляет уже прямую покорность воле Божией (у Луки ему был послан ангел, чтобы укрепить Его в этой воле) и восклицает — «да будет воля Твоя»;
  • Третий раз он повторяет своё второе моление и возвращается к ученикам сказать о приближении предателя: «вот, предаётся Сын Человеческий в руки грешников. Встаньте, пойдём; вот, приблизился предающий Меня».

Место действия

Согласно евангельскому повествованию, Иисус пришёл для своей молитвы перед арестом в Гефсиманский сад, расположенный внизу склона Елеонской горы около ручья Кедрон, восточнее от центра Иерусалима. По данной причине в христианстве Гефсиманский сад почитается как одно из мест, связанных со Страстями Христа и является местом христианского паломничества.

Место, где молился Иисус Христос, в настоящее время находится внутри католической Церкви всех наций, построенной в 1919 — 1924 годах. Перед её алтарём находится камень, на котором, по преданию, молился Христос в ночь своего ареста. [1]

Богословское толкование

Богословы видят в словах гефсиманской молитвы Иисуса подтверждение того, что он имел две воли: божественную (общую с Богом Отцом) и человеческую (полученную в связи с его вочеловечеванием). Афанасий Великий считал, что моление Христа о чаше: «показывает этим две воли: человеческую, свойственную плоти, и Божескую, свойственную Богу; и человеческая, по немощи плоти, отрекается от страдания, а Божеская Его воля готова на него». [2]

Гефсиманское моление Иисуса Христа, с точки зрения богословов, было выражением его страха перед смертью, свойственного человеческой природе.

Когда воля человеческая отказывалась принять смерть, а воля Божественная позволяла этому проявлению человечества, тогда Господь сообразно Своей человеческой природе находился в борьбе и страхе. Он молился, чтобы избежать смерти. Но так как Его Божественная воля желала чтобы Его воля человеческая приняла смерть, — страдание стало вольным и по человечеству Христову. [3]

Феофилакт Болгарский в своём толковании на Евангелие от Матфея пишет:

Желает, да мимо идет чаша сия, или во свидетельство того, что Он, как человек, естественно отвращается от смерти, как выше сказано, или потому, что не желал, чтоб Иудеи впали в такой тяжкий грех, за который должно было последовать разрушение храма и гибель народа. Хощет однакоже, да будет воля Отча, дабы и мы знали, что должно более повиноваться Богу, нежели исполнять собственную волю, хотя бы природа влекла к противному. Или для того молился, да мимо идет от Него чаша, чтоб не вменился Иудеям грех, подобно как и Стефан, научившись у Него, молился о побивающих его камнями, дабы не вменилось им это в грех.

Существует мнение, что во время гефсиманской молитвы дьявол, отошедший от Иисуса «до времени» после его искушения в пустыне (Лк.4:13), вновь приступил к Нему с искушениями, пытаясь отклонить Его от предстоящего подвига крестных страданий. [4]

В изобразительном искусстве

Моление о чаше относится к популярным сюжетам в западноевропейской живописи. Обычно художники при изображении данного сюжета точно следовали евангельскому повествованию и изображали молящегося Христа, и ангела с чашей в руке, троих спящих учеников и вдалеке идущих Иуду и стражей.

Художники стремились подчеркнуть в молении о чаше трагическое одиночество Иисуса Христа. Он, стоящий на коленях всегда является центром композиции, Иуду со стражей помещали на заднем плане, а спящих учеников — на переднем, подчёркивая их сном значимость слов Христа, обращённых к ним: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна» (сон учеников противопоставляется бодрствованию и молитве Христа).

В иконописи указание по написанию Иисуса, молящегося в Гефсимании, содержится в «Ерминии» Дионисия Фурноаграфиота (начало XVIII века):

«Среди вертограда с деревами Христос стоит на коленах, возведши руки и очи к небу. С лица Его каплет на землю кровавый пот. Над Ним во свете виден ангел, простерший к Нему руки. Позади Христа Петр, Иаков и Иоанн спят: но к ним подошел Спаситель, и одною рукою будит Петра, а в другой держит хартию со словами: тако ли не возмогосте и единаго часа побдети со Мною» [5]

Моление в гефсиманском саду

Евангельский сюжет

Моление о чаше описано всеми евангелистами, кроме Иоанна, который только сообщает, что «Иисус вышел с учениками Своими за поток Кедрон, где был сад» (Ин. 18:1).

ЕвангелиеТекст
От Матфея
(26:36-46)
Потом приходит с ними Иисус на место, называемое Гефсимания, и говорит ученикам: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там. И, взяв с Собою Петра и обоих сыновей Зеведеевых, начал скорбеть и тосковать. Тогда говорит им Иисус: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною. И, отойдя немного, пал на лице Своё, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты. И приходит к ученикам и находит их спящими, и говорит Петру: так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною? бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна. Ещё, отойдя в другой раз, молился, говоря: Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить её, да будет воля Твоя. И, придя, находит их опять спящими, ибо у них глаза отяжелели. И, оставив их, отошёл опять и помолился в третий раз, сказав то же слово. Тогда приходит к ученикам Своим и говорит им: вы всё ещё спите и почиваете? вот, приблизился час, и Сын Человеческий предаётся в руки грешников; встаньте, пойдём: вот, приблизился предающий Меня.
От Марка
(14:33-42)
И взял с Собою Петра, Иакова и Иоанна; и начал ужасаться и тосковать. И сказал им: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте. И, отойдя немного, пал на землю и молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей; и говорил: Авва Отче! всё возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты. Возвращается и находит их спящими, и говорит Петру: Симон! ты спишь? не мог ты бодрствовать один час? Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна. И, опять отойдя, молился, сказав то же слово. И, возвратившись, опять нашёл их спящими, ибо глаза у них отяжелели, и они не знали, что Ему отвечать. И приходит в третий раз и говорит им: вы всё ещё спите и почиваете? Кончено, пришел час: вот, предаётся Сын Человеческий в руки грешников. Встаньте, пойдем; вот, приблизился предающий Меня.
От Луки
(22:40-46)
Придя же на место, сказал им: молитесь, чтобы не впасть в искушение. И Сам отошёл от них на вержение камня, и, преклонив колени, молился, говоря: Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет. Явился же Ему Ангел с небес и укреплял Его. И, находясь в борении, прилежнее молился, и был пот Его, как капли крови, падающие на землю. Встав от молитвы, Он пришёл к ученикам, и нашёл их спящими от печали и сказал им: что вы спите? встаньте и молитесь, чтобы не впасть в искушение.
Читайте также  Молитва против прелюбодеяния

Все три евангелиста описывают моление Христа одинаково, только Лука упоминает о явлении ангела и о кровавом поте Иисуса. Также только Лука называет причину сна учеников Иисуса Христа — «нашел их спящими от печали».

Матфей и Марк повествуют о троекратной молитве Иисуса:

  • Первый раз Он молился об отвращении от Него чаши страданий — «да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты»;
  • Второй раз изъявляет уже прямую покорность воле Божией (у Луки Eму был послан ангел, чтобы укрепить Его в этой воле) и восклицает — «Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить её, да будет воля Твоя»;
  • Третий раз Он повторяет своё второе моление и возвращается к ученикам сказать о приближении предателя: «вот, предаётся Сын Человеческий в руки грешников. Встаньте, пойдём; вот, приблизился предающий Меня».

«Моление о чаше»
(мозаика собора Святого Марка)

Место действия

Основная статья: Гефсиманский сад

Согласно евангельскому повествованию, Иисус пришёл для Своей молитвы перед арестом в Гефсиманский сад, расположенный внизу склона Елеонской горы около ручья Кедрон, восточнее от центра Иерусалима. По данной причине в христианстве Гефсиманский сад почитается как одно из мест, связанных со Страстями Христа и является местом христианского паломничества.

Место, где молился Иисус Христос, в настоящее время находится внутри католической Церкви всех наций, построенной в 1919 — 1924 годах. Перед её алтарём находится камень, на котором, по преданию, молился Христос в ночь своего ареста.

Богословское толкование

Моление о чаше, Андреа Мантенья, 1455 год, деталь триптиха в Сан-Дзено Маджоре

Богословы видят в словах Гефсиманской молитвы Иисуса подтверждение того, что Он имел две воли: Божественную (общую с Богом Отцом) и человеческую (полученную в связи с Его вочеловечиванием). Афанасий Великий считал, что моление Христа о чаше «показывает этим две воли: человеческую, свойственную плоти, и Божескую, свойственную Богу; и человеческая, по немощи плоти, отрекается от страдания, а Божеская Его воля готова на него».

Гефсиманское моление Иисуса Христа, с точки зрения богословов, было выражением Его страха перед смертью, свойственного человеческой природе.

Когда воля человеческая отказывалась принять смерть, а воля Божественная позволяла этому проявлению человечества, тогда Господь сообразно Своей человеческой природе находился в борьбе и страхе. Он молился, чтобы избежать смерти. Но так как Его Божественная воля желала, чтобы Его воля человеческая приняла смерть, — страдание стало вольным и по человечеству Христову.

Моление о чаше, Джованни Беллини, 1465—1470

Феофилакт Болгарский в своём толковании на Евангелие от Матфея пишет:

Желает, да мимо идет чаша сия, или во свидетельство того, что Он, как человек, естественно отвращается от смерти, как выше сказано, или потому, что не желал, чтоб Иудеи впали в такой тяжкий грех, за который должно было последовать разрушение храма и гибель народа. Хощет однакоже, да будет воля Отча, дабы и мы знали, что должно более повиноваться Богу, нежели исполнять собственную волю, хотя бы природа влекла к противному. Или для того молился, да мимо идет от Него чаша, чтоб не вменился Иудеям грех, подобно как и Стефан, научившись у Него, молился о побивающих его камнями, дабы не вменилось им это в грех.

Существует мнение, что во время Гефсиманской молитвы дьявол, отошедший от Иисуса «до времени» после Его искушения в пустыне (Лк. 4:13), вновь приступил к Нему с искушениями, пытаясь отклонить Его от предстоящего подвига Крестных страданий.

С вариантом о греховном противлении человечества Христа решительно не согласен преподобный Максим Исповедник. Он опровергает несторианскую мысль монофелитов, что человеческая составляющая воли Иисуса Христа проявляла себя не с момента его воплощения, а только в момент моления о Чаше и была отвергнута Божественной составляющей его единой богочеловеческой воли: «Разве есть противление, когда (Христос) молится и добровольно воспринимает плотскую немощь через тесноту (sustolhv) и совершенно не противится, но говорит: Если возможно и Не что Я хочу, но если что Ты и присоединяет к стесненности сильный порыв против смерти? Он действительно запечатлел в Себе наше, через кратковременное природное борение, чтобы и от него нас освободить, и подтвердить природу Собственной плоти…».

Для воспринятой Христом совершенной человеческой сущности (естества, у халкидонитов и севериан тождественного природе) не мыслимо сознательное противление Богу. Это подтверждается тем, что противление всегда «противоестественно», и как таковое греховно. А в человечестве Христа, которое существует «сообразно естеству», как неоднократно подчеркивал Преподобный Максим Исповедник, нет никакого действующего греха. В отличие от платоников и неоплатоников вслед за стоиками, Иустином Философом и великими каппадокийцами преподобный Максим всегда очень высоко ставит человеческое естество, в частности, и материю и тварную природу в целом; ведь природа эта, как творение Божие, необычайно хороша («добра зело»).

В изобразительном искусстве

Моление о чаше, Дуччо, 1308—1311

Моление о чаше относится к популярным сюжетам в западноевропейской живописи. Обычно художники при изображении данного сюжета точно следовали евангельскому повествованию и изображали молящегося Христа, ангела с чашей в руке, троих спящих учеников и вдалеке идущих Иуду и стражей.

Художники стремились подчеркнуть в молении о чаше трагическое одиночество Иисуса Христа. Он, стоящий на коленях, всегда является центром композиции, Иуду со стражей помещали на заднем плане, а спящих учеников — на переднем, подчёркивая их сном значимость слов Христа, обращённых к ним: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна» (сон учеников противопоставляется бодрствованию и молитве Христа).

В иконописи указание по написанию Иисуса, молящегося в Гефсимании, содержится в «Ерминии» Дионисия Фурноаграфиота (начало XVIII века):

«Среди вертограда с деревами Христос стоит на коленах, возведши руки и очи к небу. С лица Его каплет на землю кровавый пот. Над Ним во свете виден ангел, простёрший к Нему руки. Позади Христа Петр, Иаков и Иоанн спят: но к ним подошел Спаситель, и одною рукою будит Петра, а в другой держит хартию со словами: тако ли не возмогосте и единаго часа побдети со Мною»

  • Гефсиманский сад

Значение иконы

«Моление о чаше» — легко узнаваемый сюжет, который вдохновил многих художников и даже поэтов на создание удивительных по глубине произведений. Кого может оставить равнодушным Иисус, который молится Отцу? Ведь Он сам является тем, кому поклонялись многие люди. Сегодня, когда нам известен и понятен весь замысел спасения, легко рассуждать об этом, но тогда лишь немногие исповедовали Христа как Сына Божьего.

Икона «Моление о чаше» помогает проследить, через какие этапы прошла человеческая душа Христа. Евангельское описание очень трогательно показывает эти моменты. Ночь, вот-вот придут стражники, чтобы арестовать Иисуса, Он об этом прекрасно знает. Приближающая смерть и муки пугают Его, заставляют земную плоть трепетать, Он испытывает страх, скорбь, сомнения. Это все выражено художником в той позе, в которой находится Спаситель.

  • На иконе Он предстает коленопреклоненным.
  • Иногда в стороне изображаются спящие апостолы. Они уснули, хотя Учитель просил их поддержки.
  • Руки Господа воздеты в молитве, лицо обращено к небу.
  • С небес ангел приносит золотую чашу — символ страданий и смерти, которые необходимы для завершения плана спасения людей.

Значение этого моления — показать людям, как молитва укрепляет дух. Испытывать искушения доводится самым лучшим, разница в том, как человек себя при этом ведет. Необходимо подражать Христу, до конца исполнять свой долг, невзирая на сложности. Также образ напоминает, что необходимо проявлять твердость в вере, даже если кажется, что больше нет сил, что все идет неправильно. Господь поможет пройти путь до конца.

  • Икона Трилетствующая
  • Икона Геронтисса —
  • Икона «Троеручица» — https://bogolub.info/ikona-troeruchica-znachenie-chem-pomogaet-kak-molitsya/

О чем молиться? О том, чтобы Бог забрал из сердца отчаяние, помог найти правильное решение в сложных обстоятельствах. Укрепление веры, поиск раскаяния и утешения — вот о чем просят перед иконой «Моление о чаше». Хорошо обратиться к ней во время Великого поста, особенно во время Страстной недели.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector