Последнее испытание молитва текст

Последнее испытание молитва текст

Последнее испытание молитва текст

“Последнее Испытание” — фэнтези мюзикл Либретто

“Последнее Испытание” — фэнтези мюзикл

1. ТЬМА И СВЕТ

Черный Маг Рейстлин Маджере намерен открыть Врата Бездны, чтобы сразиться с богиней Темной Луны и Магии Такхизис. Известно, что Рейстлин в свое время по необъяснимым причинам перешел на сторону Тьмы, но затем в решающий момент предал Темную Госпожу, и обрек ее на поражение в войне.
Мечтает ли теперь Маджере сразить богиню и занять ее место? Желает ли избавиться от ее преследований? Или его поступок вызван стремлением уничтожить источник Зла? Истинные цели волшебника известны только ему самому и богам. Его брат-близнец Карамон, герой Войны Копья, отговаривает его от опасного путешествия; а Крисания, Посвященная светлого бога Паладайна, получает откровение о том, что только она может остановить Рейстлина. Она назначает ему встречу в башне летописца Астинуса.
Во время встречи Рейстлину удается посеять зерно сомнений в душе Крисании, и она решается пойти за ним, чтоб разобраться в целях чародея и помешать или помочь ему. Рейстлин предлагает ей следовать за ним в Башню Высшего Колдовства. В Утехе, родной деревне Карамона и Рейстлина, Крисания берет в проводники Карамона. Ввоем они преодолевают опасный путь через Шойканову рощу и являются на Конклав Магов. Конклав обеспокоен известием о том, что Рейстлин собирается открыть Врата. Даламар, ученик Рейстлина, знает, что Врата могут открыть только Белый Жрец и Черный Маг — этот союз извечных врагов невозможно себе представить, поэтому Бездна заперта надежно. Но по приказу учителя Даламар искажает смысл заклятия и убеждает магов, отправить Крисанию и Карамона в город Истар, что бы «помешать» Рейстлину Маджере.

2. ВСЕ ВО ИМЯ ВЕРЫ

Истар — город жрецов светлого бога Паладайна.
Где-то в Истаре находится подступ к Вратам Бездны, которые ищет Рейстлин. Правит городом Король-Жрец, мечтающий об очищении всего мира от Зла. Кажется, что город воплощает извечную мечту о гармонии и мире.
Но на самом деле Король-Жрец проводит гонения на тех, кого считает неугодными Богу; в Истаре царят страх, подозрение и доносительство. Карамон как «подозрительный тип» попадает в тюрьму.
Крисания очарована Истаром и его Владыкой, но Рейстлин открывает ей глаза. Жрица вступает в идеологический спор с Королем-Жрецом и тоже подвергается аресту. Рейстлину приходится выручать брата и жрицу, правда, несколько необычным способом. Приняв иной облик, он выкупает брата из тюрьмы и отправляет на арену как гладиатора для «священной битвы со злом». Карамон отказывается биться, но по наущению Рейстлина на арену выводят Крисанию. Спасая девушку от гибели, Карамон побеждает и сохраняет жизнь минотавру, но Король-Жрец приносит побежденного в жертву Паладайну, моля об очищающем огне для всего мира.
Разгневанный Паладайн погружает в огонь сам Истар, уничтожив его вместе со входом во Врата. Только благодаря магии Рейстлина герои спасаются. Видя крушение Истара, Крисания теряет идеалистический взгляд на мир и начинает прислушиватся к Рейстлину.

3. ЛЕГЕНДА О ВРАТАХ

Карамон обвиняет брата в предательстве и собирается вернуться в Утеху, но Рейстлин просит его о помощи и убеждает остаться. Вторые Врата находятся в Замане, на территории гномов; армия, собранная чародеем и возглавляемая его братом-воином, с боем берёт Заман. Победив без помощи брата, Карамон обретает уверенность в себе. Тем временем Рейстлин соблазняет Крисанию, играя на её гордыне, но когда девушка готова ответить взаимностью, отталкивает её. Жрица убеждена, что недостойна целеустремлённого мага, и клянётся доказать свою любовь, спустившись в Бездну. В это время Такхизис искушает Рейстлина, предлагая ему отступиться от своей цели ради любви, но маг решительно отвергает дружбу и любовь как препятствие на пути к власти. Карамон, услышав его слова, понимает, что обманывал себя, не желая видеть истинные цели брата, и уходит. Крисания и Рейстлин открывают Врата и спускаются в Бездну.

4. ВЛАСТЕЛИН НИЧЕГО

В Бездне мага и жрицу встречает Такхизис, готовая вырваться на свободу. В благодарность за освобождение она предлагает Рейстлину место в своей свите, но он хочет большего. Чародей выходит победителем из битвы с легионами Тьмы, но не может справиться с кошмарами из своего детства, насланными Такхизис. Обессиленный Рейстлин оказывается на краю гибели, и Крисания спасает его силой своей любви, сама при этом попадая под удар богини Тьмы. Раненая и ослеплённая жрица просит Рейстлина провести с ней последние минуты, но маг цинично оставляет её умирать в Бездне. Крисания слишком поздно поняла, что была лишь пешкой в его игре. Рейстлин один за другим побеждает всех богов Кринна, увеличивая своё могущество, но мир при этом гибнет. Всесильный маг остаётся в полном одиночестве, лишённый дара творения.

5. АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ФИНАЛ

Вернувшийся в Утеху Карамон застаёт начало коллапса мира и узнаёт, что его жена погибла. Он понимает, что брата надо остановить любой ценой, и при помощи летописца Астинуса перемещается во времени в прошлое, попав в Бездну, где Рейстлин только готовится расправиться с Такхизис. Карамону удаётся показать Рейстлину, чем обернётся его победа, поражённый увиденным маг выдворяет из Бездны брата и жрицу, а сам запирает Врата изнутри, оставшись во власти разъярённой Такхизис. Спустя 20 лет Рейстлин возвращается из Бездны и приходит на встречу к Крисании.

Список композиций

1 ЧАСТЬ «ТЬМА И СВЕТ» (28 минут)

3. Ссора братьев

5. Встреча у Летописца

7. Возвращённое письмо

8. Конклав Магов

9. Я дам тебе имя

2 ЧАСТЬ «ВСЁ ВО ИМЯ ВЕРЫ» (26 минут)

1. Ария Короля-Жреца

4. Всё во имя веры

5. Спор Крисании и Короля

10. Плач Крисании

11. Легенда о Вратах

3 ЧАСТЬ «ЛЕГЕНДА О ВРАТАХ» (29 минут)

1. Примирение братьев

2. Армия Чародея

4. Детство чародея

9. Испытание огнём

4 ЧАСТЬ «ВЛАСТЕЛИН НИЧЕГО» (32 минуты)

Последнее испытание

(краткое содержание замечательного мюзикла Антона Круглова и Елены Ханпиры)

Чёрный маг, что звался Рейстлин,
Видел Тьму, не верил в свет.
И в искусстве чародейства
Ему равных в мире нет.
Возгордившись, он задумал
Всемогущим богом стать,
Для того – спуститься в Бездну,
Где живёт порока Мать —
Королева Тьмы Такхизис,
Что к нему в кошмарных снах
Приходила и внушала
Магу неизбывный страх.
Между тем, из храма Света
Рейстлину – письмо, а там
Приглашение на встречу,
Что даст жизнь его мечтам.
Жрица храма Паладайна
Светлая Крисания
Верила, что – не помеха
Колдовские знания,
Для того, чтоб обратиться
К Богу милосердному.
Припадёт маг величайший
К откровенью верному!
Только Рейстлин оставаться
Не хотел в долгу, и сам
Убеждать стал жрицу света:
«Равновесие весам
Мировым от века нужно.
Тьма и свет – вот два крыла,
Что несут наш мир в пространстве,
Нужен луч – нужна и мгла».
Удивив речами сими
Жрицу света, чёрный маг
Заявил: «знать хочешь больше,
Так иди за мной во мрак».
И, сказав, исчез из мира,
Оказавшись в древних днях,
В славном городе Истаре,
Не растоптанном во прах.
И Крисания, надеясь,
Мага, всё ж, разубедить,
Вслед за ним переместилась
Тем, скрепив меж ними нить.

А в Истаре правил светлый
И великой Король-жрец,
На земле — наместник Божий,
А для подданных – отец.
Жрицу ослепил свет храма:
Царство Божие она
Видела в стенах Истара:
«Жизнь – как вечная весна».
Но глаза раскрыл ей Рейстлин:
«Как же, ты не видишь здесь
Лицемерия, гордыни,
Ими полон город весь!
Посмотри на братьев светлых:
Зло в глазах, умах, сердцах;
Правит не любовь, не вера,
А один лишь только страх!
Посмотри: того, кто назван
Нечестивцем и врагом,
С упоеньем убивают.
Состраданья нет ни в ком!
Это ль – светлое творенье,
Этого ль желаешь ты?!
О, Крисания, опомнись!
Топчут здесь твои мечты!»
Жрица светлая прозрела,
Осторожность позабыв,
Стала укорять истарцев.
Тщетным был её призыв.
Гневом воспылали люди,
Заточить велел король
Деву гордую в темницу,
Жертвы ей готовя роль.
В эти дни был также схвачен
Воин пылкий – Карамон —
Брат и спутник бывший мага,
Охранял Крисанью он.
Рейстлин же, спасая брата,
Повелел его вести
На ристалище сражаться,
Стать в фаворе и в чести.
А, чтоб бился он усердней,
Королю он нашептал
На арену бросить жрицу,
Чтоб боец её спасал.
Карамон и монстр ужасный,
Минотавр, «прислужник зла»,
Бились в жарком поединке,
И фортуна отдала
Света рыцарю победу.
Демон побеждённый был
Пронесён владыкой в жертву,
В храме монстра жрец убил.
Всё – во славу Паладайна!
И откликнулся Господь,
Огненный он вихрь обрушил,
Всякая истлела плоть
В светлом городе Истаре.
Спасся только чёрный маг
С братом и наивной жрицей:
«Не могла свершиться так
Воля Божья над владыкой,
Что был призван нас спасти!
Как нам жить в безумном мире
Где опоры не найти» —
Так стенала жрица Света.
Рейстлин молвил: «здесь не жди
У развалин ты ответа.
К истине за мной иди!»

После гибели Истара
Смута сразу началась.
Кинул маг клич по дорогам:
«Братья, кто обидел вас? —
Почему вы хуже нищих?
Поглядите на Заман —
Гномов город, ты все сыты,
Добродетель их – обман!
Вы их жребия достойны,
Так к оружию, друзья!
Вас ведь не пугают войны,
Ключ к победе дам вам я!»
Войско, собранное магом,
Захватило гномий град.
Рейстлин знал, иных не сыщешь
В целом в мире тайных врат,
Что ведут в страну Такхизис,
В Бездну, где сразить мечтал
Тьмы Владычицу маг чёрный.
Но войти в подземный зал
И открыть врата мог только
Он совместно со слугой
Светлой силы, Паладайна.
Жрице маг сказал: «со мной
Вместе сможем мы спуститься
В Бездну, и с Такхизис там
В битве яростной сразиться
И придёт победа к нам!».
О своём нелёгком детстве
Жрице маг поведал, и
Поняла она, что только
Лишь невзгоды привели
На дорогу Тьмы ребёнка.
Дева жалостью полна.
Страстью пылкою, любовью
Жизнь её озарена!
Сила, ум и смелость мага,
Его ненависть к Врагу
Покорили сердце жрицы
Молвила она: «смогу
Я помочь тебе спуститься
В Бездну, о любимый мой!»
— Ты любим, и сам ты любишь,
Обрети же с ней покой —
Прошептала вдруг Такхизис,
Появившись в этот миг
Призраком пред чёрным магом
— Помню, был угрюм и дик
Ты, живя в высокой башне,
Одиноко, без друзей.
А теперь огнём пылаешь,
Жизнью полон рядом с ней…
— Прочь, ехидна! Искушенью
Не поддамся твоему!
Чувства и любовь отринув
В свои руки власть возьму!
Убирайся! — В гневе крикнул
Женщине влюблённой маг —
Не ослабят волю чувства,
Сети зря расставил враг!
А Крисания решила,
Неожиданно, весьма:
«Рейстлин прав, меня отвергнув,
Перед ним бессильна Тьма,
Он сильней меня и чище,
Быть его достойной мне
Нужно, чтоб со злом сразиться
И не думать о цене».

Маг и жрица отворили
Вскоре тайные Врата
И предстали пред Такхизис:
— Долго я ждала, когда
Ты меня из заточенья,
О, мой раб, освободишь!
Нужно было жрицу света
Одурачить, только лишь!
Рассмеялся гордый Рейстлин.
— Я – не твой покорный раб,
Приготовься насмерть биться!
— Ты для битвы этой слаб!
И наслала Тьмы хозяйка
Злобных демонов полки,
Но для них удар смертелен
Мага чёрного руки.
Дьяволица паутиной
Наваждений оплела
Непокорного ей мага,
Взор ему затмила мгла.
Сквозь неё он видел деву,
Чьи объятия его
Звали и к себе манили,
Видел он и тех, кого
В школе знал детьми и помнил
Их насмешки над собой.
Вспомнив детство, был не в силах
Маг вести смертельный бой.
А потом к нему явилась
Мать погибшая, она
Руки к сыну простирала…
Смертью стали путы сна.
Маг упал без чувств, сражённый,
Но Крисания к нему
Подбежала и молитвой
Победила злую Тьму,
Душу отдала, чтоб только
Жил её любимый, и
В жертву принесла Такхизис
Ясные глаза свои.
И очнулся павший Рейстлин,
Видит: отступает враг.
Пусть свободен к трону бога,
Ждать не должен чёрный маг!
А Крисания? Слепую
Бросил он её среди
Демонов, горящих злобой.
Он сумел в душе найти
Место для любви, но ныне
Должен он о том забыть.
Здесь, средь мертвенной пустыни,
Никого нельзя любить!

Богом стал могучий Рейстлин,
Но любовь — творенья суть.
Поражением окончен
Чародея долгий путь.
Он ведь полюбить не в силах
Оказался даже ту,
Что себя бесстрашно в жертву,
Принесла, в его мечту
Пылко, всей душой поверив,
Был не в силах полюбить
Новый бог и мир, что должен
Он лелеять и хранить.
И весь мир погиб. Остался
В Бездне чёрный маг один —
Мёртвой и пустой Вселенной
Бессердечный властелин.

Молитвы в бесовских напастях и искушениях

Молитва Честному Кресту 1

Да воскре́снет Бог, и расточа́тся вра­зи́ Его́, и да бежа́т от лица́ Его́ ненави́дящии Его́. Я́ко исчеза́ет дым, да исче́знут; я́ко та́ет воск от лица́ огня́, та́ко да поги́бнут бе́си от лица́ лю́бящих Бо́га и зна́менующихся кре́стным зна́мением, и в весе́лии глаго́лющих: ра́дуйся, Пречестны́й и Животворя́щий Кре́сте Госпо́день, прогоня́яй бе́сы си́лою на тебе́ пропя́таго Го́спода на́шего Иису́са Хри­ста́, во ад сше́дшаго и попра́вшего си́лу диа́волю, и дарова́вшаго нам тебе́ Крест Свой Честны́й на прогна́ние вся́каго супоста́та. О, Пречестны́й и Животворя́щий Кре́сте Госпо́день! Помога́й ми со Свято́ю Госпоже́ю Де́вою Богоро́дицею и со все́ми святы́ми во ве́ки. Ами́нь.

Или кратко:

Огра­ди́ мя, Го́споди, си́лою Честна́го и Животворя́щаго Тво­е­го́ Кре­ста́, и сохра­ни́ мя от вся́каго зла.

Псалом 90

Живы́й в по́мощи Вы́шняго, в кро́ве Бо́га Небе́снаго водвори́тся, рече́т Го́сподеви: Засту́пник мо́й еси́ и Прибе́жище мое́, Бо́г мо́й, и упова́ю на Него́. Я́ко То́й изба́вит тя́ от се́ти ло́вчи и от сло­ве­се́ мяте́жна: плещ­ма́ Свои́ма осени́т тя́, и под кри­ле́ Его́ наде́ешися: ору́жием обы́дет тя́ и́стина Его́. Не убои́шися от стра́ха нощна́го, от стре­лы́ летя́щия во дни́, от ве́щи во тме́ преходя́щия, от сря́ща <от нападе́ния>и бе́са полу́деннаго. Паде́т от стра­ны́ тво­ея́ ты́сяща, и тма́ одесну́ю тебе́, к тебе́ же не прибли́жится: оба́че очи́ма твои́ма смо́триши и воздая́ние гре́шников у́зриши. Я́ко Ты́, Го́споди, упова́ние мое́: Вы́шняго положи́л еси́ прибе́жище твое́. Не прии́дет к тебе́ зло́, и ра́на не прибли́жится теле­си́ тво­е­му́ <селе́нию тво­е­му́>: я́ко А́нгелом свои́м запове́сть о тебе́, сохрани́ти тя́ во все́х путе́х твои́х. На рука́х во́змут тя́, да не когда́ преткне́ши о ка́мень но́гу твою́: на а́спида и васили́ска насту́пиши, и попере́ши льва́ и зми́я. Я́ко на Мя́ упо­ва́, и изба́влю и́: покры́ю и́, я́ко позна́ и́мя Мое́. Воззове́т ко Мне́, и услы́шу его́: с ни́м е́смь в ско́рби, изму́ его́ и просла́влю его́: долгото́ю дни́й испо́лню его́ и явлю́ ему́ спасе́ние Мое́.

Пере­вод: Живу­щий под кро­вом Все­выш­не­го под сенью Все­мо­гу­ще­го поко­ит­ся, гово­рит Гос­по­ду: «при­бе­жи­ще мое и защи­та моя, Бог мой, на Кото­ро­го я упо­ваю!» Он изба­вит тебя от сети лов­ца, от гибель­ной язвы, перья­ми Сво­и­ми осе­нит тебя, и под кры­лья­ми Его будешь без­опа­сен; щит и ограж­де­ние – исти­на Его. Не убо­ишь­ся ужа­сов в ночи, стре­лы, летя­щей днем, язвы, ходя­щей во мра­ке, зара­зы, опу­сто­ша­ю­щей в пол­день. Падут под­ле тебя тыся­ча и десять тысяч одес­ную тебя; но к тебе не при­бли­зит­ся: толь­ко смот­реть будешь оча­ми тво­и­ми и видеть воз­мез­дие нече­сти­вым. Ибо ты ска­зал: «Гос­подь – упо­ва­ние мое»; Все­выш­не­го избрал ты при­бе­жи­щем тво­им; не при­клю­чит­ся тебе зло, и язва не при­бли­зит­ся к жили­щу тво­е­му; ибо Анге­лам Сво­им запо­ве­да­ет о тебе – охра­нять тебя на всех путях тво­их: на руках поне­сут тебя, да не пре­ткнешь­ся о камень ногою тво­ею; на аспи­да и васи­лис­ка насту­пишь; попи­рать будешь льва и дра­ко­на. «За то, что он воз­лю­бил Меня, избав­лю его; защи­щу его, пото­му что он познал имя Мое. Воз­зо­вет ко Мне, и услы­шу его; с ним Я в скор­би; избав­лю его и про­слав­лю его, дол­го­тою дней насы­щу его, и явлю ему спа­се­ние Мое». 2

Молитва Святому и Животворящему Кресту Господню

О, ди́вный чудоде́йственною си́лою четвероконе́чный и трисоста́вный Кре́ст Христо́в! У подно́жия тво­е­го́ во пра́х распросте́ртый, поклоня́юся ти́, честно́е Дре́во, отгоня́ющее от на́с вся́кое де́монское стреля́ние и освобожда́ющее на́с от все́х бе́д, скорбе́й и напа́стей. Ты́ бо еси́ Дре́во жи́зни, ты́ еси́ очище́ние возду́ха, освяще́ние свята́го хра́ма, огражде́ние на́шего жили́ща, охране́ние одра́ мое­го́, просвеще́ние ума́ мое­го́, се́рдца и все́х мои́х чу́вств. Твое́ свято́е зна́мение огражда́ет мя́ со дня́ мое­го́ креще́ния, оно́ со мно́ю и на мне́, во вся́ дни́ живо­та́ мое­го́, на су́ше и на вода́х, оно́ же сопровожда́ть мя́ бу́дет до моги́лы, осени́т и пра́х мо́й, оно́ бо, свято́е зна́мение чудоде́йственнаго Кре­ста́ Госпо́дня, возвести́т все́й вселе́нной о часе́ всео́бщаго воскресе́ния ме́ртвых и после́дняго стра́шнаго и пра́веднаго Суда́ Бо́жия.
О, Кре́сте Всечестны́й! Осене́нием твои́м вра­зу­ми́, научи́ и бла­го­сло­ви́ мя, недосто́йнаго, все­гда́ несомне́нно ве́рующаго в непобеди́мую си́лу твою́, огра­ди́ мя от вся́каго вра­га́ и супоста́та, исце­ли́ вся́ неду́ги моя́ душе́вныя и теле́сныя.
Г о́споди, Иису́се Хри­сте́ Сы́не Бо́жий! Си́лою Честна́го и Животворя́щаго Кре­ста́ Тво­е­го́ поми́луй и спа­си́ мя, гре́шнаго. Ами́нь.

Псалом 45

Бо́г на́м Прибе́жище и Си́ла, Помо́щник в ско́рбех обре́тших ны́ зело́. Сего́ ра́ди не убои́мся, вне­гда́ смуща́ется зем­ля́, и прелага́ются го́ры в серд­ца́ морска́я. Возшуме́ша и смято́шася во́ды и́х, смято́шася го́ры кре́постию Его́. Ре́чная устремле́ния веселя́т гра́д Бо́жий: освяти́л е́сть селе́ние Свое́ Вы́шний. Бо́г посре­де́ его́, и не подви́жится: помо́жет ему́ Бо́г у́тро зау́тра. Смято́шася язы́цы, уклони́шася ца́рствия: даде́ гла́с Сво́й Вы́шний, подви́жеся зем­ля́. Госпо́дь си́л с на́ми, Засту́пник на́ш Бо́г Иа́ковль. Прииди́те и ви́дите дела́ Бо́жия, я́же поло­жи́ чуде­са́ на зем­ли́: отъе́мля бра́ни до коне́ц зем­ли́, лу́к сокруши́т и сло́мит ору́жие, и щиты́ сожже́т огне́м. Упраздни́теся и разуме́йте, я́ко А́з е́смь Бо́г: вознесу́ся во язы́цех, вознесу́ся на зем­ли́. Госпо́дь си́л с на́ми, Засту́пник на́ш Бо́г Иа́ковль.

Пере­вод: Бог нам при­бе­жи­ще и сила, ско­рый помощ­ник в бедах, посе­му не убо­им­ся, хотя бы поко­ле­ба­лась зем­ля, и горы дви­ну­лись в серд­це морей. Пусть шумят, взды­ма­ют­ся воды их, тря­сут­ся горы от вол­не­ния их. Реч­ные пото­ки весе­лят град Божий, свя­тое жили­ще Все­выш­не­го. Бог посре­ди его; он не поко­леб­лет­ся: Бог помо­жет ему с ран­не­го утра. Вос­шу­ме­ли наро­ды; дви­ну­лись цар­ства: [Все­выш­ний] дал глас Свой, и рас­та­я­ла зем­ля. Гос­подь сил с нами, Бог Иако­ва заступ­ник наш. При­ди­те и види­те дела Гос­по­да, – какие про­из­вел Он опу­сто­ше­ния на зем­ле: пре­кра­щая бра­ни до края зем­ли, сокру­шил лук и пере­ло­мил копье, колес­ни­цы сжег огнем. Оста­но­ви­тесь и познай­те, что Я – Бог: буду пре­воз­не­сен в наро­дах, пре­воз­не­сен на зем­ле. Гос­подь сил с нами, заступ­ник наш Бог Иако­ва. 2

Текст песни Фэнтези-мюзикл — Последнее испытание — 35 Отречение

Оригинальный текст и слова песни 35 Отречение:

…Мне жаль тебя, детка, но пламя
Всегда оставляет свой след.
Глаза не солгут тебе боле
Когда их нет…

— Каждому дано по его вере.
— Каждому дано по его вере.
— Мы сразили тьму, теперь свободен путь твой.
— Я свое возьму.
— Свет в глазах погас, срок мой отмерен.
— А ты свое получай.
— Дай руку мне.
— Ты мне не нужна.
— Побудь рядом со мной.
— Прощай.

Легенда забыта старинная та,
Ведь страшный урок забывают всегда.
Любовь несовместное соединяет,
Любовь открывает любые врата.

Однажды волшебник, служивший луне,
Прекрасную деву увидел во сне.
Она обещала любить его вечно,
Она умоляла: «Приди же ко мне!»
Забыв, что за гранью скрывается враг,
Идет на закланье влюбленный дурак.
Но вместо восторга возвышенной страсти,
Его поглотил торжествующий мрак.

Думал он познать вечное блаженство
И открыл врата. Это было глупо.
Что же было дальше, знаем мы с детства —
Черная луна поглотила утро!

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой иной пример известен пока.
Мир, залитый кровью, сожженный войной,
Из-за любви дурака.

Заклятье надежное маги нашли,
Но мелочь одну мудрецы не учли.
Пока существуют прекрасные девы,
Нет силы на свете опасней любви.

Читайте также  Молитва отца германа

Я деву увлек, чтоб врата отпереть
И ей, а не мне предстоит умереть.
Я с ней предпочел поменяться ролями,
Поскольку к несчастью любовь — это смерть.

Да я полюбил! Я не отрицаю.
Но моя любовь — это только средство!
Ты была полезна, теперь мешаешь.
Мне придется вырвать тебя из сердца.

Поэты говорят, что мир спасется любовью
Но нас с тобой иная встретит судьба.
За право быть богом, расплата любовью —
Цена невысока.

Перевод на русский или английский язык текста песни — 35 Отречение исполнителя Фэнтези-мюзикл — Последнее испытание:

… I feel sorry for you, baby, but the flames
Always leave your mark.
The eyes will not lie to you Bole
When they do not …

— Each is given according to his faith.
— Each is given according to his faith.
— We will darkness, your way is now free.
— I’ll take her.
— The light in his eyes dimmed, my term meted out.
— Are you my receiving.
— Give me a hand.
— I do not need.
— Stay with me.
— Goodbye.

Legend forgotten old one
After the terrible lesson of always forget.
Love incompatible couples,
Love opens every gate.

Once the wizard, who served the moon,
Beautiful maiden dreamed.
She promised to love him forever,
She begged: «Come with me!»
Forgetting what lies beyond the enemy,
He goes to the slaughter love fool.
But instead of sublime ecstasy of passion,
His triumphant darkness swallowed.

He thought he knew the eternal bliss
And opened the gates. It was stupid.
What happened next, we know from childhood —
Black Moon swallowed morning!

So, to say that the world is saved by love.
But you and I know is a different example.
World, covered in blood, burned the war,
Because of love fool.

Reliable spell mages found
But one little thing the wise men did not consider.
While there are beautiful maidens,
There is no force in the world more dangerous than love.

I drew the maiden, to unlock the gates
And she, not I was going to die.
I prefer her to turn the tables,
Since the unfortunate love — is death.

Yes, I loved! I do not deny.
But my love — it’s only a means!
You were useful now interfere.
I’ll have to pry you from arrest.

So, to say that the world is saved by love
But you and I will meet a different fate.
For the right to be a god, love retribution —
Low price.

Если нашли опечатку в тексте или переводе песни 35 Отречение, просим сообщить об этом в комментариях.

Последнее испытание молитва текст

Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша.

Пресвятая Троице, помилуй нас; Господи, очисти грехи наша; Владыко, прости беззакония наша; Святый, посети и исцели немощи наша, имене Твоего ради.

Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго.

Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым. И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единороднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша. Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася. Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша, и погребенна. И воскресшаго в третий день по Писанием. И возшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца. И паки грядущаго со славою судити живым и мертвым, Егоже Царствию не будет конца. И в Духа Святаго, Господа, Животворящаго, Иже от Отца исходящаго, Иже со Отцем и Сыном спокланяема и сславима, глаголавшаго пророки. Во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. Исповедую едино крещение во оставление грехов. Чаю воскресения мертвых, и жизни будущаго века. Аминь.

Богородице Дево, радуйся, Благодатная Марие, Господь с Тобою; благословена Ты в женах и благословен Плод чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших.

Достойно есть яко воистинну блажити Тя, Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную и Матерь Бога нашего. Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим, без истления Бога Слова рождшую, сущую Богородицу Тя величаем.

Воскресение Христово видевше, поклонимся Святому Господу Иисусу, единому безгрешному. Кресту Твоему покланяемся, Христе, и святое Воскресение Твое поем и славим: Ты бо еси Бог наш, разве Тебе иного не знаем, имя Твое именуем. Приидите, вси вернии, поклонимся Святому Христову Воскресению: се бо прииде Крестом радость всему миру. Всегда благословяще Господа, поем Воскресение Его: распятие бо претерпев, смертию смерть разруши.

Величит душа Моя Господа, и возрадовася дух Мой о Бозе Спасе Моем.

Припев: Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим, без истления Бога Слова рождшую, сущую Богородицу, Тя величаем.

Яко призре на смирение рабы Своея, се бо отныне ублажат Мя вси роди.

Яко сотвори Мне величие Сильный, и свято имя Его, и милость Его в роды родов боящимся Его.

Сотвори державу мышцею Своею, расточи гордыя мыслию сердца их.

Низложи сильныя со престол, и вознесе смиренныя; алчущия исполни благ, и богатящияся отпусти тщи.

Восприят Израиля отрока Своего, помянути милости, якоже глагола ко отцем нашим, Аврааму и семени его даже до века.

Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром; яко видеста очи мои спасение Твое, еже еси уготовал пред лицем всех людей, свет во откровение языков, и славу людей Твоих Израиля.

Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое. Наипаче омый мя от беззакония моего, и от греха моего очисти мя; яко беззаконие мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну. Тебе единому согреших и лукавое пред Тобою сотворих; яко да оправдишися во словесех Твоих, и победиши внегда судити Ти. Се бо, в беззакониих зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя. Се бо, истину возлюбил еси; безвестная и тайная премудрости Твоея явил ми еси. Окропиши мя иссопом, и очищуся; омыеши мя, и паче снега убелюся. Слуху моему даси радость и веселие; возрадуются кости смиренныя. Отврати лице Твое от грех моих и вся беззакония моя очисти. Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей. Не отвержи мене от лица Твоего и Духа Твоего Святаго не отыми от мене. Воздаждь ми радость спасения Твоего и Духом Владычним утверди мя. Научу беззаконныя путем Твоим, и нечестивии к Тебе обратятся. Избави мя от кровей, Боже, Боже спасения моего, возрадуется язык мой правде Твоей. Господи, устне мои отверзеши, и уста моя возвестят хвалу Твою. Яко аще бы восхотел еси жертвы, дал бых убо: всесожжения не благоволиши. Жертва Богу дух сокрушен; сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит. Ублажи, Господи, благоволением Твоим Сиона, и да созиждутся стены Иерусалимския. Тогда благоволиши жертву правды, возношение и всесожегаемая; тогда возложат на олтарь Твой тельцы.

Последнее испытание молитва текст

Уоррен Мерфи, Ричард Сэпир

Юбилейное послание читателю от создателя «Дестроера»

В наш стремительный век, когда человек с трудом вспоминает, что ел вчера на завтрак, когда все на свете — семья, дом, система ценностей — отбрасываются так же небрежно, как использованная салфетка, любой предмет или идея, которая существует уже четверть века и вызывает неизменный интерес, заслуживает особого внимания.

Все вышесказанное в полной мере можно отнести и к издающимся с 1971 года приключениям Дестроера, в частности, к этому сотому, юбилейному выпуску.

Когда мы с Диком Сэпиром взялись за описания похождений Римо и Чиуна, мы и думать не могли, что наши герои окажутся столь жизнеспособны. Более того, мы и представления не имели, что стали родоначальниками серии, пока издатель не потребовал продолжения.

Невозможно переписывать одну и ту же историю до бесконечности, а потому, слегка оробев от такого ажиотажного спроса, мы стали придавать своим рассказам о Дестроере юмористический оттенок, социальную направленность и в результате создали этакий сатирический приключенческий жанр. Причем весьма вовремя, ибо всего через несколько лет, когда глаз читателя и глядеть уже не мог на все эти бесконечные боевики со стрельбой и слюнявые дамские романчики, нам удалось сохранить свой стиль и интерес публики к Дестроеру, поскольку наши романы выгодно выделялись на общем фоне. Остается лишь надеяться, что и эта сотая книга продолжит добрую традицию и оправдает ваши ожидания. Обязательно дайте знать, ведь для нас главное — мнение читателя!

Сюжет предлагаемого романа Дику Сэпиру подсказал парнишка, родившийся в тот самый день, когда вышла наша первая книга, и потому считающий Римо своим крестным отцом. К сожалению, Дик умер, так и не успев изложить суть на бумаге. Тем не менее спустя несколько лет после его преждевременной кончины книга все же увидела свет — полагаю, это послужит дополнительным доказательством того, что все хорошие идеи бессмертны.

Как, к счастью, не умирает и память о хороших людях — а к ним, вне всякого сомнения, можно отнести и нашего Ричарда Бена Сэпира, великого мечтателя и выдумщика. С любовью посвящаю ему эту книгу.

Август 1995

Уоррен Б.Мерфи

Умирать ее положили на узкую деревянную кровать. Все знали, что она умирает.

Очень уж много лет ей было. Совсем древняя старуха. Она прожила долгую, многотрудную жизнь невесты Христовой и принесла людям немало пользы, но теперь все чувства и ощущения ее притупились.

Священник произвел предсмертные церемонии, принятые в католичестве, окропил святой водой иссохшее худое тело, произнес несколько слов на знакомой ей латыни, призывая Спасителя принять ее бессмертную душу. Покурил ладаном.

Ее невидящие глаза, затянутые молочно-белой катарактой, сейчас ничто не тревожило — резкий солнечный свет не проникал сюда сквозь плотные шторы на окнах. Старуха почти ничего не слышала. Давно уже не вставала и не двигалась. Организм отказывался принимать пишу.

И хотя в этом изношенном, изможденном тяжкой работой теле не гнездилось никакой болезни, надежды на выздоровление не было. Просто все жизненные силы ее иссякли. Говорят, слабеть и увядать она начала давно, сразу после пожара.

Итак, она лежала на смертном одре, запеленутая в белые простыни, глядя незрячими глазами в растрескавшийся потолок монастырской обители для престарелых и перебирая прозрачными пальцами черные бусины четок. Беззвучно шевелились ее тонкие губы.

Казалось, она возносит молитвы деве Марии, но это было не так.

Старуха вспоминала своих подопечных, людей, которым некогда помогла. Монашенка, старая дева, никогда не имевшая собственных детей, она отдала свою жизнь целому поколению, которое с полным правом могла бы назвать своими дочерьми и сыновьями.

У каждой бусины, скользившей в пальцах, имелось имя. Иных она уже не помнила, хотя в прошлом ее часто навещали. Другие пропали из виду. Судьба разбросала их по всему свету. Франция, Корея, Вьетнам или уголки, где имена уже не имели значения.

Теперь к ней уже никто не приезжал. Она давно удалилась от дел, так давно, что последний пригретый ею ребенок успел обзавестись собственными детьми и дети эти уже выросли. Теперь вот они тянули бремя взрослых забот, а в его жизни не находилось времени для старухи, которая некогда учила его всему, что знала.

Она не рассчитывала, что проживет так долго. Немощь прогрессировала и стала почти невыносимой. Кожа истончилась и походила на туго натянутую папиросную бумагу, которая того гляди разорвется. Даже самый легкий ушиб приводил к появлению черного синяка, который не проходил месяцами.

Еще одна бусинка задержалась в пальцах. Потом еще одна. В череде мальчишеских лиц, мысленно являвшихся ее взору, не было системы и порядка. Они возникали сами по себе, говорили каждый своим голосом и, похоже, прощались.

Затем вдруг в памяти всплыло лицо, при виде которого ее слабеющее сердце дрогнуло, а грудь стеснило невыразимой печалью.

Старуха помнила его еще ребенком. Да, верно, ему и десяти тогда не было. Конечно, он вырос, и взрослым она его тоже видела, но, вспоминая, всегда представляла ребенком. То же и с другими. Почти всю свою сознательную жизнь она провела в монастыре, но если грезила — наяву или во сне — о доме, то перед глазами все время вставал тот, в котором она родилась. 10ворят, это свойственно многим.

Глаза у мальчика были цвета древесной коры. Неулыбчивый, очень серьезный ребенок. Ему дали прозвище Мальчик у окна. Целыми часами просиживал он в безмолвии, разглядывая из сиротского приюта незнакомый мир, и все ждал чего-то, ждал.

Он ждал своих родителей, которых вообще никто никогда не знал и не видел. Возможно, их уже не было в живых. Как-то она сказала ему об этом. А мальчик все ждал и ждал.

Но никто за ним так и не пришел. Никому не было до него дела.

Это моя вина, с горечью думала монашенка. Только моя.

Некоторых детей удается пристроить в семьи, других — нет. Жестокая и непреложная истина. Столь же непреложная, как и обещанное воскрешение из мертвых.

Возможно, подыщи она ему хороший дом, судьба печального ребенка сложилась бы иначе. Но, увы. Отчасти виноват в том сам мальчик. Он жестко отвергал все старания найти для него порядочную любящую семью, упорно и неустанно ожидая своих настоящих родителей.

И даже став взрослым, парень умудрился ее удивить. Полицейский! Вот какую странную он выбрал себе профессию. Впрочем, возможно, отвергнутый и испытавший зло ребенок, повзрослев, стремился исправить окружающий мир. К тому же он всегда был очень честным.

Для нее явилось полной неожиданностью, когда его вдруг обвинили в убийстве.

Мальчик, которого она знала, не был способен на такое. Но он стал моряком, служил во Вьетнаме. А Вьетнам. он сломал и изменил множество характеров. Мужчины возвращались оттуда истощенные, с впалыми щеками и пустотой в глазах. Значит, именно Вьетнам изменил его. Правда, вернувшись, мальчик сменил зеленую униформу на синюю, мирную. Но та, зеленая, успела-таки изменить его душу.

День, когда его казнили, стал одним из самых горестных в ее жизни. Сестре Марии Морроу казалось, что она потеряла частичку себя.

Теперь же, когда тело отказывалось слушаться, а все органы чувств вдруг словно онемели, сестра Мария Маргарита смиренно ждала смерти.

Господь не спешил забирать ее к себе. И она лежала и думала о мальчике-сироте, которого так испортила, искалечила жизнь.

Мальчика звали Римо Уильямс.

Интересно, замолвит ли он за нее словечко перед Господом Богом. Она ничуть не сомневалась в том, что Римо умер христианином.

Когда с последним поворотом шоссе, ведущим к Юме, открылся вид на гору Красного Призрака, Уильямсу С. Рому показалось, что он скачет по умирающей планете Марс.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector