Почему не могу читать молитвы

Почему не могу читать молитвы

Почему не могу читать молитвы

Православная Жизнь

Для спасения нам нужен Господь, а не правило.

Усталость, переутомление, невероятный летний зной отнимают силы у всех. К вечеру большинство из нас похожи на выжатые лимоны. Если не удаётся выспаться, такое состояние настигает и утром. Как во всём этом находить силы для молитвы? Что делать, если их нет? Стоит ли ради дисциплины вычитывать правило — или лучше его сократить? На эти и другие вопросы отвечает протоиерей Виталий Ворона.

Разбираемся в проблеме

Вопрос вполне конкретный, и ответы на него есть конкретные. Если нет сил на молитву, то можно сократить правило, в этом нет ничего предосудительного. Нет сил стоять — молитесь сидя. В целом все рекомендации касаются таких моментов, но я размышлял о другом: насколько эти рекомендации помогают?

Да, они помогут помолиться, но не всегда решают главную проблему. Дело в том, что далеко не каждый верующий человек может ответить на вопрос: его состояние — это действительно усталость или духовная лень? А может, бесовское искушение? Как это определить? В такие моменты я предлагаю подумать не о размере вашего молитвенного правила, не о том, зажигать ли свечу и какой молитвослов взять — это несущественные вопросы. Я предлагаю подумать о Боге. Молитва — это ведь разговор с Ним!

Давайте вспомним, как мы себя ведём с людьми: прежде чем кому-то позвонить или обратиться с просьбой, мы подсознательно представляем себе этого человека, и в голове у нас складывается примерный сценарий разговора с ним. То же касается и разговора с Богом. Наша первая задача — осознать, что Он реально присутствует в нашей жизни. Если речь идёт о вечернем правиле — а скорее всего это так, потому что чаще из-за усталости пропускают именно его, — нужно вспомнить, каким был прошедший день. Как Бог явил Себя в нём? Если день был благополучным, удачным — задать себе вопрос: благодарен ли я Богу за то, что случилось сегодня? Если же были какие-то неудачи, ошибки, мы где-то оступились или в чём-то согрешили, то стоит попросить у Бога прощения — и сосредоточиться на этом чувстве.

Если после этого не появились силы, чтобы зажечь лампадку и открыть молитвослов, то, скорее всего, вы просто устали. В этом случае молитесь так, как разговариваете с родным отцом или мамой: благодарите, если есть желание благодарить, поделитесь тем, что на сердце. Возможно, потом вам захочется прочесть ту или иную молитву, после чего уже надо бороться за внимание. Самое главное — найти тот импульс, после которого начинается ваш диалог. Отсутствие этого импульса — самое главное препятствие в молитве.

Нас отталкивает сосредоточенность на правиле. Бесы этим пользуются. Когда же мы вспоминаем о Боге, всё меняется. На самом деле у нас обычно достаточно сил на молитву. Вот представьте: после тяжёлого дня вы пришли домой, легли спать, но вдруг выясняется, что у близких что-то случилось, им нужна помощь — куда девается ваша усталость? Каждый постарается сделать всё, чтобы помочь. Мы чувствуем присутствие в жизни близких людей и не можем не общаться с ними, не отзываться на их призыв. Точно так же должно быть и с Богом. Дело не в правиле или количестве прочитанных молитв. Человек молится не только тогда, когда читает молитвы по молитвослову. Он молится, когда говорит всего только «Господи, помилуй». Прекрасно, если при этом он делает добрые дела, помогает ближним.

Заставлять себя молиться и проявлять насилие над собой — где грань?

Насилие над собой — это опасно. Мы всегда должны придерживаться правила золотой середины. Любая крайность в духовной жизни — это плохо и вредно. Понятно, что Царство Божие трудом берётся, и мы должны себя понуждать к молитве, посту, добрым делам. Однако это понуждение должно быть посильно и возможно для нас. Чемодан надо брать по плечу.

Если случаются ситуации, когда человек чуть ли не истязает себя правилом или дополнительными молитвами, если он не дочитал правило из молитвослова и корит себя вплоть до отчаяния — это бесовские искушения. Мы каемся в своей немощи, каемся в ленивых и лукавых помыслах, но ни в коем случае не должны сосредоточиваться именно на правиле. Вычитать его — не наша главная цель, это второй или даже третий план. Если мы будем думать только о нём, то перестанем думать о смысле молитв.

Как выработать свою меру молитвы?

В этом хорошо поможет опытный священник. Дело в том, что сам человек может не видеть проблем, из-за которых ему сложно молиться. Усталость это или лень — не всякий поймёт. Священник же для того и поставлен Богом на своё место, чтобы молиться о пастве и помогать ей духовно жить, а не духовно умирать.

Полное отсутствие молитвы — это духовная смерть. Вспоминать о Боге и Его присутствии в каждом дне вашей жизни очень полезно, это помогает начать молитву. Вот почему я и призываю анализировать свой день. Это мгновение, а не какой-то сложный анализ. Наш мозг сразу же показывает, что делать в конце прожитого дня: каяться или благодарить. А может, и то, и другое. От этого импульса рождается желание молитвы, которое помогает не только начать правило, но и закончить его. Если же действительно нет физических сил, вы засыпаете и ничего не можете с собой сделать — ограничьтесь самой простой молитвой: «Господи, помилуй!» — и не будет вам осуждения.

Мучить себя молитвой не полезно

Многие верующие люди очень ответственные, не могут себе позволить слабости и вычитывают положенные молитвы во что бы то ни было. На мой взгляд, автоматическое вычитывание не лучше сокращения ежедневного правила, потому что это может привести к глубокому падению. Любая крайность в духовной жизни — это плохо. Можно ежедневно ставить галочки о том, что правило вычитано — и считать себя хорошим и правильным, погрязая в гордыне и прелести. Можно ввиду усталости начать молиться своими словами — и через время забыть о том, что такое молитва словами святых отцов.

Нужно искать золотую середину. Правило есть, оно — образец для всех нас, но не константа, которую нельзя изменить. Наша задача — не прочитать всё от А до Я, а помолиться, то есть пообщаться с Богом. Об этом очень важно постоянно помнить. В этой связи хочу сказать и о правиле ко Святому Причастию. Как часто люди, не вычитавшие его от начала до конца, не идут причащаться Святых Христовых Таин! Но ведь правило дано нам, чтобы мы достигли покаянного чувства, чтобы поняли, что для спасения нам нужен Господь, а не правило. Без Христа мы сами себя не спасём.

Вот это покаянное чувство и должно быть показателем подготовки к Таинству. Конечно, готовы мы или нет — должен решать духовник. Ведь, как я уже говорил, сами себя мы зачастую не видим. Потому перед получением благословения на причастие стоит сказать о том, что правило не исполнено до конца. Самостоятельно принимать решение, причащаться или нет, нельзя. И тут уж придётся положиться на священника и проявить смирение. Иногда бывает полезно и пропустить причастие, если нерадивость оправдана не усталостью.

Конечно, молиться надо, бороться с ленью надо, но мучить себя молитвой не полезно. Нужно иметь страх Божий. Не в смысле «если я не прочитаю правило, меня поразит молния с небес», а в смысле «Господь меня ждал, а я не пришел. Звонил, а я просто не взял трубку». А ведь завтра, может статься, придётся позвонить Ему.

Нет сил и желания молиться (Как быть?)

Шлетта Светлана Геннадьевна

  • 21 Янв 2009
  • #1
  • остапович игорь

    • 22 Янв 2009
  • #2
  • Шлетта Светлана Геннадьевна

    • 22 Янв 2009
  • #3
  • Алексей Павленко

    • 23 Янв 2009
  • #4
  • Круликовская Вика

    • 23 Янв 2009
  • #5
  • остапович игорь

    • 24 Янв 2009
  • #6
  • Афанасий

    • 24 Янв 2009
  • #7
  • Но любому наверное не бесполезно будет: Богословие молитвы. «Стать умом в сердце пред Господом и стоять пред Ним неотходно»

    Епископ Каллист (Уэр)Wed, 21 Jan 2009, 09:15

    Людмила Анатольевна

    Заблокирован
    • 25 Янв 2009
  • #8
  • Шлетта Светлана Геннадьевна

    • 26 Янв 2009
  • #9
  • Алексей Павленко

    • 26 Янв 2009
  • #10
  • Шлетта Светлана Геннадьевна

    • 27 Янв 2009
  • #11
  • Любовь

    • 27 Янв 2009
  • #12
  • Архимандрит Лазарь
    «Грех и покаяние последних времен»

    НЕМОЛИТВЕННОСТЬ . Это есть частный случай нецерковности, грех общераспространенный. Говоря об этой важнейшей стороне духовной жизни, исповедующийся должен сказать на исповеди, как он молится, каковы плоды его молитвы, доставляет ли ему молитва духовное утешение или же воспринимается им как неприятная повинность, от которой он старается под любым предлогом уклониться; пользуется ли он православным молитвословом или знает молитвы на память, читает ли он Евангелие. Каждый верующий человек должен каждый день в молитвах поминать своих близких, живых — за здравие и умерших за упокой души, должен молиться «за ненавидящих и обидящих», за тех, против кого у него есть чувство неприязни, кто, быть может, несправедливо обидел его. Должно также часто посещать богослужения, бывать в храме в воскресные дни и по большим праздникам, необходимо соблюдать установленные Церковью посты — не только в смысле воздержания от пищи, но и в нравственном смысле. Должен он примиряться с теми, с кем был в ссоре, подавать милостыню, прощать долги, должен отстранять от себя все суетное и сосредоточиваться на вечном. Горячая молитва отличает искренне верующего от «теплохладных». Надо стремиться не отчитывать молитвенное правило, не отстаивать богослужения, но стяжать дар молитвы у Господа, полюбить молитву, ждать с нетерпением молитвенного часа. Верующий должен стремиться войти в молитвенную стихию, научиться любить и понимать музыку церковных песнопений, их несравненную красоту и глубину, красочность и мистическую образность литургических символов. Дар молитвы — это и умение владеть собой, своим вниманием, повторять слова молитвы не только губами и языком, но и всем сердцем и всеми мыслями участвовать в молитвенном делании. Необходимо навыкнуть Иисусовой молитве: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго», и эту молитву произносить про себя всегда и везде, особенно же в трудные минуты, при усиливающихся духовных бранях, в искушениях, скорбях.
    Итак, брат, рассмотри внимательно, в чем из перечисленных здесь необходимых правил, порядков, обязанностей христианских ты погрешаешь против веры нашей, против святых церковных постановлений, и не забудь покаяться в этом.

    Шлетта Светлана Геннадьевна

    • 27 Янв 2009
  • #13
  • Архимандрит Лазарь
    «Грех и покаяние последних времен»

    НЕМОЛИТВЕННОСТЬ . Это есть частный случай нецерковности, грех общераспространенный. Говоря об этой важнейшей стороне духовной жизни, исповедующийся должен сказать на исповеди, как он молится, каковы плоды его молитвы, доставляет ли ему молитва духовное утешение или же воспринимается им как неприятная повинность, от которой он старается под любым предлогом уклониться; пользуется ли он православным молитвословом или знает молитвы на память, читает ли он Евангелие. Каждый верующий человек должен каждый день в молитвах поминать своих близких, живых — за здравие и умерших за упокой души, должен молиться «за ненавидящих и обидящих», за тех, против кого у него есть чувство неприязни, кто, быть может, несправедливо обидел его. Должно также часто посещать богослужения, бывать в храме в воскресные дни и по большим праздникам, необходимо соблюдать установленные Церковью посты — не только в смысле воздержания от пищи, но и в нравственном смысле. Должен он примиряться с теми, с кем был в ссоре, подавать милостыню, прощать долги, должен отстранять от себя все суетное и сосредоточиваться на вечном. Горячая молитва отличает искренне верующего от «теплохладных». Надо стремиться не отчитывать молитвенное правило, не отстаивать богослужения, но стяжать дар молитвы у Господа, полюбить молитву, ждать с нетерпением молитвенного часа. Верующий должен стремиться войти в молитвенную стихию, научиться любить и понимать музыку церковных песнопений, их несравненную красоту и глубину, красочность и мистическую образность литургических символов. Дар молитвы — это и умение владеть собой, своим вниманием, повторять слова молитвы не только губами и языком, но и всем сердцем и всеми мыслями участвовать в молитвенном делании. Необходимо навыкнуть Иисусовой молитве: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго», и эту молитву произносить про себя всегда и везде, особенно же в трудные минуты, при усиливающихся духовных бранях, в искушениях, скорбях.
    Итак, брат, рассмотри внимательно, в чем из перечисленных здесь необходимых правил, порядков, обязанностей христианских ты погрешаешь против веры нашей, против святых церковных постановлений, и не забудь покаяться в этом.

    Что делать, если разучился молиться?

    Проблема, когда человек вроде живет церковной жизнью, но внутренне ничем ее не наполняя, не чувствуя, актуальна и касается очень многих из нас. Особенно тех, кто в Церкви длительное время.

    Протоиерей Кирилл Каледа

    Как говорил один современный церковный мыслитель, особая благодать дается тем, кто только приходит в Церковь, и тем, кто потрудился в ней в течение очень длительного времени. Наверное, это наиболее ярко проявляется в той благодати, которая дается священнослужителям.

    Особую благодать получают молодые священники, только что принявшие дар священства, они буквально горят своим служением. С другой стороны, особую благодать имеют те священники, которые послужили даже не десять и не двадцать лет, а десятки лет. Они приобретают ее к старости, что дает право народу Божьему называть их старцами.

    То есть изначально, когда люди только приходят в Церковь, они испытывают особое состояние, и это действительно дар Божий, который дается, чтобы люди почувствовали близость Божию, поняли, как хорошо быть с Богом.

    А затем Господь как бы отступает. Он дает членам Церкви, верующим в Него, возможность потрудиться. И только в конце жизни нисходит та особая благодать – за плоды многолетней деятельности, многолетнего труда.

    Святитель Феофан Затворник так и говорит, что такие духовные плоды все равно являются даром Божьим и даются за богоугодную жизнь в течение десятков лет. Эти «десятки лет» могут оказаться достаточно долгими.

    Жизнь христианина можно сравнить с жизнью спортсмена. Спринтерская дистанция, наверное, гораздо проще, чем марафон, потому что суметь распределить физические силы на пятьдесят или более километров, не истратить их в самом начале, чтобы хватило до самого конца, до финиша, – действительно большое искусство.

    Вот и большая часть нашей жизни – именно этот утомительный, длительный этап бега между первыми метрами от старта, когда все так хорошо, и временем, когда мы подходим к финишу и видим, что вот уже близок конец, перед которым мы тоже испытываем своего рода духовный подъем.

    А в большую часть жизни, к великому сожалению, часто встречаются искушения, когда нас заедает повседневность, земная суета, земные попечения. Причем, они могут быть иногда даже вполне благочестивыми: необходимо заботиться о своих близких, о престарелых родителях, о детях. Возникает много проблем, которые надо решать, хоть некоторые из них порой кажутся пустяковыми. И это все нас засасывает, отбирает внимание и силы.

    Единственный способ с этим бороться – наше общение с Богом, которое в первую очередь заключается в молитве.

    Надо стараться неукоснительно выполнять молитвенное правило. Пусть это может быть сложно, причем даже не потому, что у нас напряженный ритм жизни, не потому, что мы загружены в семье, на работе. Нам именно внутренне трудно выполнять молитвенное правило, которое является как раз той нитью, которая не позволяет нам оторваться от Церкви, от Бога. И, конечно, в такой ситуации важно участие в церковной жизни, регулярные исповедь и причастие.

    Посмотреть на священномученников

    Да, бывает в этот главный долгий период, что человек ничего не чувствует, молится автоматически, даже не молится, а вычитывает. В таких случаях надо обращаться к церковному опыту, читать жития святых.

    И мне кажется, очень поучительны в этом плане жития новомучеников, которые жили в сходных с нами условиях. Не в смысле гонений, которых сейчас, слава Богу, нет, а в смысле схожести житейских забот. У многих из них были семьи, необходимость организовывать чисто земную жизнь своих близких, решать какие-то бытовые вопросы. Их опыт показывает, что только непрестанная молитва их и спасала. Хотя есть свидетельства из их жизни, что иногда молиться им было крайне, крайне сложно.

    Мне вспоминается случай, который описывается писателем Олегом Волковым в автобиографической книге «Погружение во тьму». Его арестовывали за его дворянское происхождение, причем несколько раз. Так что в тюрьмах и лагерях он провел много времени.

    Самой трудной оказалась последняя отсидка в сороковых годах. Олег Волков объясняет, почему. Он всегда отчетливо понимал, что его в тяжелых условиях заключения спасает молитва. И вдруг, во время последней отсидки, он увидел, что потерял способность молиться. Сердце окаменело. При этом он знал, что это единственная нить, которая ведет его, может спасти. И вот эта нить спасения – рвется.

    Он буквально выдавливал из себя какую-то молитву, какие-то обращения к Богу, когда их гнали на работу. Господь, видя его усилия, может быть, даже усилия от отчаяния, спас и сохранил. Олег Волков вышел на свободу и, слава Богу, даже сумел написать несколько книг, в том числе о своих переживаниях, о своей жизни в тяжелых условиях лагерной и тюремной жизни.

    Мне, когда я был молодым человеком, приходилось много общаться с теми людьми, которые прошли через испытания лагерями. Они также подтверждали то, что только молитва удерживала их, и приводили примеры, как старшие соузники (я общался с теми, кто был в 30-х годах относительно молодыми), – архиереи, священнослужители молились в камерах. Эта молитва укрепляла в вере и тех, кто молился, и тех, кто был рядом. Эти люди, несмотря на пережитое, на действительно очень тяжелую жизнь, были очень светлыми.

    Так что никогда не надо опускать руки. Не надо бояться прийти и сказать о таком своем состоянии священнику на исповеди: священник может подсказать в какой-то нужный момент что-то, сказать какое-то ободряющее слово.

    Хотя я по своему священническому опыту могу поведать, что принимать такую исповедь – очень непросто. Гораздо проще исповедовать человека, который только пришел в Церковь и увидел, что он жил совсем не благочестивой жизнью и хочет эту жизнь изменить, а затем действительно меняет эту жизнь. И вот он искренне кается в содеянных грехах: иногда тяжких, иногда не очень тяжких. У него чувствуется горение, стремление быть с Богом.

    Другое дело, когда человек приходит на исповедь и говорит: «Вроде бы делаю или стараюсь делать, все, что положено, а как-то все между пальцев, и ничего не получается. Внутри – тоска, тяжело и в семье что-то не так, не все устраивает так, как бы хотелось. Дети разбегаются в разные стороны. Любви не хватает и сил не хватает, чтобы все это собрать».

    Надо уповать на то, что Господь видит наши труды и в нужный момент Он укрепит. Самое главное – не сходить с «дистанции», стараться почаще приходить к таинствам. В первую очередь, к таинству Евхаристии.

    Слава Богу, что сейчас в нашей Церкви явно видно особое внимание и понимание важности этого таинства, о чем свидетельствует недавно принятый нашей Церковью документ «Об участии верных в Евхаристии». Важно черпать силы в богослужении и участии в этом таинстве. Даже если кажется, что богослужение «выстаиваешь», а молитвы – «вычитываешь». Все равно надо стараться, сосредоточиваясь в меру своих сил, не отпускать ту нить, за которую мы держимся. Ее очень легко порвать…

    Исповедь

    Многие помнят ощущение первых исповедей, когда человек искренне горячо кается, а потом ему легко-легко, словно он сбросил тяжелый груз. Гораздо проще поднять камень и убрать его с дороги, чем возиться с мелкими камушками и даже – частичками пыли. Бывает, ты их веником сметаешь, а они от дуновения ветра опять на место возвращаются. Но если не пытаться убрать, можно утонуть в мусоре.

    Читайте также  Молитва от преследования полиции

    Не случайно Господь большинству из нас дал несколько десятков лет жизни. Значит, Он предусматривает, что мы за эти несколько десятков лет должны каким-то образом трудиться духовно и духовно возрастать. И вот эти частички отсекать. Молитвой. Раздражился – прочитал Иисусову молитву. Два раза раздражился, – два раза прочитал Иисусову молитву.

    Здесь, вновь повторяю, важно не забывать об исповеди, пусть вновь и вновь на ней звучит вроде бы то же самое. Мы наш дом регулярно подметаем, а пыль вновь через окно налетает. Но все равно мы опять к празднику стараемся убраться в доме, протереть пыль, привести в порядок красный уголок и так далее. Уберемся, скатерть красивую расстелем и у нас чувство праздника. Здесь то же самое.

    Если же чувство праздника не возникает, если на каждой исповеди и после нее – бесчувствие, тогда нужно поговорить со священником, с духовником, чтобы он дал, может быть, какую-нибудь епитимию, может быть – дополнительное правило.

    Иногда бывает полезно добавить к вечернему правилу какие-то новые молитвы, какой-то акафист, какой-то канон, чтобы оживить, чтобы не просто скользить по уже знакомым словам молитвы, уже практически автоматически их повторяя. С тем, чтобы заставить, в том числе, и свой ум и свои уста задуматься над каким-то новым содержанием. Это бывает полезно.

    Надо ждать

    Если мы перестали чувствовать смысл поста, нам кажется, что постимся чисто автоматически, все равно важно помнить – мы трудимся ради Господа.

    Наверное, хорошо, когда у человека есть навык, и вот что-то произошло в жизни неприятное, а он вместо того, чтобы паниковать, а может быть даже мысленно ругаться, начинает творить пусть даже самую простую молитву: «Господи, помилуй». Пусть даже на автомате. Значит, это человек поднялся на какую-то определенную ступень. Надо постоянно работать над собой, следить за собой. Стараться использовать какие-то новые духовные приемы, в том числе и молитвенные.

    Повторяю, что очень помогает обращение к опыту Церкви. К тому, как наши предшественники, достигшие Царствия Небесного, это делали. Сейчас, слава Богу, доступ к подобной литературе открытый и широкий. Даже на телефоне – открыл интернет и, пока едешь в транспорте, взял и какой-то соответствующий короткий рассказ прочитал, вместо того, чтобы глазеть неизвестно куда.

    Если человеку кажется, что его церковная жизнь не имеет смысла, в ней нет Христа, надо ждать. Ведь когда мы бежим марафон, мы можем какое-то время бежать по безлюдному неприятному месту, а затем выбежать на красивую дорогу, по краям которой сады.

    Естественно, бывают такие состояния, когда Господь как бы отходит. Но, это не значит, что Он нас оставляет. Он за нами внимательно следит. И в какие-то жизненные моменты, если мы действительно стараемся следовать Его заповедям, Он нас спасает.

    Думаю, каждый из нас может свидетельствовать о том, что в жизни были такие моменты, которые вроде стечение каких-то обстоятельств, но мы понимаем, что по большому счету это было проявление воли Божьей. Даже в тот момент, когда мы совсем были вдалеке от Него и, может быть, даже совсем о Нем не думали.

    Если говорить о страхе выгорания, – здесь очень важно стяжать смирение. Смирение и терпение. Потому, что выгорает тот, кто много предполагает о себе, то есть, грубо говоря, гордится. Потом видит, что он не соответствует тому, что о себе надумал, намыслил. И из-за этого отчаяния сходит с этапа.

    И, к великому сожалению, в нашей жизни есть случаи, что даже священники говорят: «Я больше не могу, все, я смог это сделать, теперь схожу с дистанции и перестаю служить». Но, это действительно связано с тем, что человек в какой-то момент возгордился и подумал о себе очень много.

    Если мы себя смиряем и с терпением несем свой крест, тогда все будет хорошо. «Претерпевший же до конца спасется» (Мф. 10, 22), – они относятся не только к мученикам, которые страдали за веру, но и к нам. Нам надо с терпением нести те тяготы жизни и те жизненные обстоятельства, тот крест, который каждому дан с тем, чтобы донести его до конца. Равнодушие, охлаждение – одна из частей жизни, испытание, которое попускает Господь.

    В завершение нашего разговора хотелось бы напомнить слова преподобного Петра Дамаскина:«Те, которые здесь уже получили обручение жизни вечной, имеют нужду в терпении, чтобы воспринять в будущем совершенную награду за подвиги».

    А также вспомним святителя Феофана Затворника, который говорил: «Терпение в жизни есть дар Божий и дается ищущим и хоть через силу напрягающимся удерживаться при смущениях, неурядицах, неполадках».

    Что мешает молитве? Из бесед старца иеросхимонаха Сампсона (Сиверса) со своими духовными детьми

    А вот пришел конец, время давать отчет — и вот тяжко и больно, и страшно. По-моему, у всех это так! Одни занимаются отдыхом, другие занимаются квартирой, третьи занимаются каким-нибудь увлечением и теряют чувство «быть в себе». Вы заметьте, что когда мы молимся, мы не всегда молимся от всего своего сознания, хотя часто и от ума. Как преподобные молились; они молились от сердца, через ум, всем своим сознанием, всем своим присутствием. Как мы говорим обычно, «со всей серьезностью».

    Как преподобный Серафим Саровский рассказывает. Как бы вне тела бывает: плачущим и рыдающим, а потом — торжествующим и ликующим, благодарящим. Одно за другим последует обязательно.

    Вот это — самое сладкое, что есть на земле, вот это состояние христианское, оно как раз и есть причина радости на земле, единственной радости, и осмысленное бытие на земле.
    Вы никогда не спрашивали себя: почему я сегодня не могу молиться, восстав от сна. Голова отдохнула, кости отдохнули, ничего не болит. А почему же не хочется молиться, почему трудно мне молиться, неужели матушка-лень во мне еще сидит после семи часов сна и больше. Конечно, надо искать причину в чем-то другом. Тут лень не при чем. Это значит укоризны совести от нечистого сердца. Значит, надо скорее сесть за стол, взять карандаш и бумажку и вспомнить, что же такое было, что я сказал плохого вчера, днем или вечером ли, что я подумал плохого? Или что мне хочется плохого? Что меня лишает способности и права молиться? Не забудете, да? Способности и права молиться, да?

    Бывает так, что мы способны, но мы не имеем права. Мы кого-то не хотим простить, и не можем простить, и не пытаемся простить, да? Мы злопамятные, да?

    А если мы знаем, что мы человека оби-дели или огорчили, и вспомнили и знаем, что, вероятно, он молиться не может, потому что он обижен, если он не спохватился и не нашел сил меня оправдать и извинить, значит, он не молится. Он помрачен, да?

    Он сегодня не христианин. Его покинул Ангел-Хранитель. А виноват я.

    — Ему кажется от своего себялюбия, от своей гордости, от своего большого «я» о себе.

    — А как психологически ? Вот он уверен, что он людей любит.

    — По делам, по делам нашего сердца, а не по делам акта. Покажи дела, а не настроение.

    Начинать надо день непременно помолясь. От молитвенного делания появляется боговедение, богопознание. Богопознание невозможно приобрести книгами, чтением, а только молитвенным деланием, плачем и воплем, коротенькими маленькими молитвами.

    А мы молимся в состоянии смущенности, мы чувствуем, что мы дерзко просим и молимся. Нам не хочется сказать: «Да будет воля Твоя во всем, во всем да будет воля Твоя». Это наше несмирение, наша непокорность. Когда мы с таким состоянием молимся, у нас бывает состояние нерадости, нетихости — это барометр молитвы. А барометр услышания — это мирность, тихость, тихая радость, да? А когда этой тихой радости нет — что-то такое было незаконно. Потому что даже печаль может быть законная, но без оттенка языческого отчаяния.

    Мне очень тяжело оставлять некоторых здесь, которые, по-моему, не успели приготовить себя к вечному радованию! Я себя ежедневно к этому готовлю. Я гляжу на них и мне горько плачется, что я не смею показать себя этим людям, потому что вовремя они не проявили энергию, настойчивость, да? От веры. Себя перестроить, себя перебороть, себя переделать. Нежили себя, откладывали на потом, мол, успею.

    Ну если этого не послушают, я не знаю На их месте я приложил бы последнюю меру — милостыню, милостыня выкупае: грехи, милостыня выпрашивает прощение грехов. Постарайтесь убедить таких людей, приучить их все продавать, все отдавать и искать самому, как бы отдать, но, конечно, не богатеям, а тем, кто нуждается. Это основная, первая задача — искать этих нуждающихся бедняков и тратить на них деньги.

    Были такие юродивые угодники Божии, подвижники XVIII столетия: они свое имущество несли на толчок-базар, продавали, чтобы эти деньги отдать милостыней. Какие они были хитрые! все утро стоят на толчке, продают свои юбки, свои рубашки, свои разные имущества — фонари свои, там, керосиновые лампы. Самовар продает, чтобы заработать, скажем, 2,5 рубля и отдать это старухе какой-нибудь. Вот эти люди спасутся милостыней!

    Святые отцы — это дети Благодати Святого Духа. А последствия этого действия благодати — когда сердце оправдывает. Оно любит, оно может говорить о нем хорошо и может о нем помолиться. Оно не помнит обиды и зла.

    «И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим» — это единственное условие для услышания, для спасения. Ничем формальным Бога ведь не купишь! Закон Божий — это абсолютный закон! Вот почему нам бывает так больно и тяжело, когда мы встречаем нехристианские души, сердца, не имеющие намерения, даже желания, не только способности, простить. «А чего, — спрашиваешь, — чего ж ты не можешь простить?» — «Потому что меня не любят, и я не буду любить!»

    Самое страшное именно не простить и не любить. И сердцем враждовать. Это три основных причины. Господь блудника, разбойника, вора, фарисея простит, но такой души Он не простит.

    Молитва с побуждением, или Почему мы не хотим молиться?

    Почему так тяжело бывает приступить к молитве и выполнять постоянно одно и то же молитвенное правило? Почему поводом для нашего молитвенного устремления к Богу чаще становятся какие-то чрезвычайные происшествия? Ведь очень часто именно резкое изменение в плавном течении жизни подвигает нас к молитве и к размышлениям о том, почему это произошло и как мне дальше жить.

    Искать ответ на вопрос: «Почему это произошло?» — необходимо только в молитве. Преподобный Иоанн Лествичник говорит: «Молитва, по качеству своему, есть пребывание и соединение человека с Богом… примирение с Богом… источник добродетелей… указание надежды, уничтожение печали… зеркало духовного возрастания». Но часто молитву в трудной ситуации люди воспринимают как заклинание, которое надо произнести, чтобы все стало хорошо. То есть так, как хотим мы.

    Наверное, многим православным христианам приходилось отвечать на вопрос: «Мы заказывали сорокоуст, молебен, но лучше не стало. Почему Бог не помог?». И ответить на него сложно, ведь собеседник в принципе не очень понимает — что же такое молитва?

    Да и сами мы порой забываем, что молитва — это не только словесное обращение к Богу за срочным разрешением наших проблем. Прежде всего, это тяжелый, кропотливый и долгосрочный труд. Преподобный Варсонофий Оптинский пишет: «Самое трудное — молитва. Всякая добродетель от упражнения обращается в навык, а молитва до самой смерти требует побуждения, следовательно, подвига. Молитва трудна, так как ей противится наш ветхий человек, но она трудна еще и потому, что враг со всей силою восстает на молящегося. Даже святые, уж кажется, должны бы только утешаться молитвой, но по временам она и для них трудна».

    Молитвенное делание требует от нас не только стремления и времени, но прежде всего концентрации всех наших сил. Молитва за ближнего должна стать фактически тем трудом, который мы могли бы осуществить во благо ближнего. Иногда ради помощи близкому человеку мы должны как бы прожить часть его жизни, оставаясь при этом самим собой. Все наши силы, все наше устремление должно быть направлено на близкого человека.

    Как часто мы в какой-то сложной ситуации заказываем молебен, ставим свечки, передаем записки в паломническую поездку, отправляем смс-сообщение с просьбой помолиться, а сами в храме молимся 10–15 минут. Но это, можно сказать, начало молитвенного труда, о котором говорят святые отцы. А дальше в нашей молитве должны проявляться побуждение, подвиг, труд. Недаром преподобный Силуан Афонский говорил: «Молиться за людей — это кровь проливать». А слова апостола Павла непрестанно молитесь (1 Фес. 5, 17) стали назиданием для всех христиан и образцом молитвословия для многих святых отцов, настойчиво рекомендовавших постоянную молитву. Например, Оптинские старцы советовали произносить Иисусову молитву как можно чаще, но не искать при этом каких-то особых приятных чувств, духовных утешений и наслаждений.

    Ежедневно можно и нужно размышлять о том, что есть наша молитва, насколько в ней присутствует побуждение, подвиг и труд. Размышляя об этом, можно убедиться, что вместо побуждения нами может руководить привычка или просто боязнь не вычитать молитвенное правило; вместо подвига — искание легких условий для молитвы, а вместо глубокого осознанного труда — вычитывание слов молитвы.

    Исполняя молитвенное правило, мы прежде всего должны обращать все свое внимание на ум. Святитель Игнатий (Брянчанинов) в «Отечнике» приводит такой пример:

    — Поведал некий ученик о своем отце: «Однажды мы совершали правило. Я читал псалмы и пропустил одно слово, не обратив на это внимания. Когда мы окончили службу, старец сказал мне: “Я, совершая мое служение, представляю себе, что передо мной горит огонь, потому ум мой не может уклониться направо или налево. Где же был твой ум, когда ты пропустил слово псалма? Разве ты не знаешь, что, молясь, ты стоишь перед Богом и говоришь Богу?”».

    Может быть, от того, что молитва перестает быть для каждого отдельного человека настоящим трудом, она не приносит плода и остается «не услышанной». Мы совершенно забываем о том, сколько святые отцы посвящали времени и сил молитве. Почти 50 лет прожила в пустыне преподобная Мария Египетская, и молитва была ее единственным деланием. Преподобный Серафим Саровский 1000 дней и ночей провел в молитвенном стоянии на камне, сходя с него только для краткого отдыха и подкрепления скудной пищей. Святой праведный Иоанн Кронштадтский ежедневно служил Божественную литургию на протяжении 50 лет. Примеров самоотверженного молитвенного подвига можно привести много.

    Когда молитва наполняется побуждением, подвигом и трудом, тогда она наполняется смыслом и силой. А обиды и непонимание (я молился, а меня не услышали) — это повод повнимательнее посмотреть на себя. Со всей строгостью к себе начать поиск ошибок и со вниманием следить за любым движением своего сердца. И когда в нашей молитве начнут появляться побуждение, подвиг, труд во всей полноте этих слов, тогда мы начнем хоть немного, но находить ответы на наши вопросы. И хотя бы в малой степени начнем видеть волю Божию в своей жизни и сможем понять, почему именно с нами произошло именно это событие.

    Почему иногда христианам так трудно молиться? часть 1

    Писание ясно говорит нам, что ответом на все вопросы в нашей жизни является молитва с верой. Апостол Павел пишет: «Не заботьтесь ни о чём, но всегда в молитве и прошении с благодарением открывайте свои желания пред Богом» (Филип. 4:6). Павел говорит нам: «Ищите ответ у Господа в любых обстоятельствах вашей жизни. И заранее благодарите Его за то, что Он слышит вас!»

    Здесь очень ясно написано, что ап. Павел хочет подчеркнуть: прежде всего, молитесь! Мы не должны молиться, используя молитву как последний шанс, прежде идя к нашим друзьям, затем к пастору или советчику, и в конце концов падать на колени. Нет, Иисус говорит нам: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это всё приложится вам» (Матф. 6:33). Мы прежде всего должны идти к Господу, раньше, чем к кому-нибудь другому!

    Сокрушает сердце чтение писем, присылаемых в наше служение множеством разбитых христиан: семьи на грани разрушения, супруги разводятся, христиане, годами ходившие верно со Христом, живут в страхе и поражении. Каждый из этих людей был чем-то побеждён: грехом, депрессией, мирскими побуждениями, завистью. И год за годом их проблемы только усугублялись.

    Однако, меня более всего тревожит в этих письмах то, что лишь немногие из христиан вообще упоминают о молитве.

    Почему так трудно христианам во время кризиса, в своих отчаянных нуждах искать помощи у Бога? Библия даёт неоднократное и определённое свидетельство того, что Бог слышит вопль Своих детей и отвечает им с нежной любовью:

    о «Очи Господни обращены на праведников, и уши Его — к воплю их» (Пс. 33:16).

    о «Взывают праведные, и Господь слышит и от всех скорбей их избавляет их» (Пс. 33:18).

    о «И вот, какое дерзновение мы имеем к Нему, что, когда просим чего по воле Его, Он слушает нас; а когда мы знаем, что Он слушает нас во всём, чего бы мы ни просили, — знаем и то, что получаем просимое от Него» (1Иоан. 5:14-15).

    о «Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтоб исцелиться: много может усиленная молитва праведного» (Иаков 5:16).

    о «И всё, чего не попросите в молитве с верою, получите» (Матф. 21:22).

    о «Молитва праведных благоугодна Ему» (Притч. 15:8).

    о «Господь молитву праведников слышит» (Притч. 15:29).

    о «Призрит на молитву беспомощных, и не презрит моления их» (Пс. 101:18).

    Послушайте, чем больше всего утешался Давид: «В день, когда я воззвал, Ты услышал меня, вселил в душу мою бодрость» (Пс. 137:3). Давид говорит: «Я доверился Тебе, Господи. Во всех моих испытаниях я ни к кому другому не обращался. Я искал только Тебя, и Ты услышал меня, ответил мне и укрепил меня в битве!». «В бедствии ты призвал Меня, и Я избавил тебя» (Пс. 80:8).

    Эти обетования и свидетельства являются могущественным доказательством Божьей заботы. И они так многоразличны, глубоки и многочисленны, что я не понимаю, как христианин может пропустить их!

    Однако, когда дело доходит до молитвы, Библия даёт нам больше, чем только обещания. Она также даёт нам предупреждения об опасности небрежения молитвой: «То как мы избежим, вознерадевши о толиком спасении» (Евр. 2:3). Слово «вознерадеть» здесь значит «не задумываться, относиться легкомысленно».

    Контекст этого стиха выражает важность вещей, относящихся к нашему спасению — и молитва, конечно же, является одной из них. Господь спрашивает вас: Как вы надеетесь избежать крушения и поражения в наступающие трудные дни? Как вы узнаете и отличите Мой голос в те дни, если вы не научились пребывать в общении со Мной и слушать Мой голос в молитвенной комнате?

    Я уверен, что Бог сегодня глубоко оскорблён пренебрежением к молитве среди Его народа. Иеремия пишет: «Забывает ли девица украшение своё и невеста — наряд свой? а народ Мой забыл Меня, — нет числа дням» (Иерем. 2:32).

    Вот в чём заключается мой основной вопрос — чего я никак не могу понять: как Божьи собственные дети, находясь под постоянными атаками адских сил, встречая трудности и искушения со всех сторон, могут неделями жить, не ища Господа? И как они могут утверждать, что любят Его и верят Его обетованиям, если сами никогда не приближаются к Нему?

    АВТОР ПОСЛАНИЯ К ЕВРЕЯМ ПРИЗЫВАЕТ НАС «ПРИБЛИЗИТЬСЯ К БОГУ»!

    10 глава послания к Евреям содержит чудесное обетование. Там говорится, что Божья дверь всегда открыта для нас, давая нам свободный доступ к Отцу: «Итак, братия, имея дерзновение входить во святилище посредством Крови Иисуса Христа, путём новым и живым, который Он вновь открыл нам чрез завесу, то есть, плоть Свою, и имея великого Священника над домом Божиим, да приступаем с искренним сердцем, с полною верою, кроплением очистивши сердца от порочной совести, и омывши тело водою чистою» (Евр. 10:19-22).

    Читайте также  Молитва о больном животном

    Несколькими стихами ниже нас предупреждают, что День Господень быстро приближается: «Не будем оставлять собрания своего, как есть у некоторых обычай; но будем увещевать друг друга, и тем более, чем более усматриваете приближение дня оного» (Евр. 10:25). Бог говорит: «Сейчас, когда время пришествия Христа приближается, вы должны искать Моё лицо. Сейчас время войти в вашу тайную комнату и в молитве приблизиться ко Мне!»

    Я считаю, мы уже сейчас видим признаки, показывающие, что близок спад в нашей финансовой системе — насилие и аморальность усиливаются. Наше общество помешалось на поиске удовольствий. Лжепророки — «ангелы света» — обольстили многих демоническими доктринами. И в любой момент мы можем увидеть время бедствий, которое наполнит страхом человеческие сердца. Но, прежде чем всё это произойдёт, автор к Евреям говорит: «Не позволяйте истине отойти от вас! Будьте на страже и бодрствуйте. Для вас открыта дверь в святое Божие присутствие, поэтому идите к Нему с полною уверенностью, приносите Ему свои желания. Кровь Христа уже открыла для вас эту дверь и ничто не стоит между вами и Отцом. Вы имеете полное право войти во святое святых и получить всё, в чем вы нуждаетесь!

    Когда же мы легкомысленно относимся к жертве Христа, которую Он принёс, чтобы мы имели свободный доступ к Отцу со всеми нашими нуждами, мы пренебрегаем Божьей благодатью, возбуждая Божий гнев!

    Однако, несмотря на все эти мощные предупреждения об опасности небрежения молитвой, христиане по-прежнему находят трудным молиться. Почему? Я верю, что на это есть четыре причины.

    1.НЕКОТОРЫЕ ХРИСТИАНЕ НЕ МОЛЯТСЯ ПОТОМУ, ЧТО ОНИ ИМЕЮТ ЛИШЬ ТЕПЛУЮ ЛЮБОВЬ К ГОСПОДУ!

    Когда я использую слово «тёплый» для описания любви человека ко Христу, я не имею в виду, что он холоден к Господу. Я имею в виду, что его любовь «не дорогая» — не слишком много стоит. Позвольте привести вам пример: когда Иисус говорит к церкви в Ефесе в Откровении 2, Он прежде всего одобряет их за всё, что они сделали. Он признаёт, что они трудились усердно в вере, ненавидели грех и компромисс, не принимали ложные доктрины, никогда не изнемогали и не сдавались в гонениях, всегда стояли за чистое Евангелие.

    Но Христос говорит, Он имеет нечто против них: они оставили горячую, драгоценную любовь к Нему! «Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою» (Откр. 2:4).

    Как-то среди всех их добрых дел они отошли от прилежного хождения в любви с Иисусом, и теперь Он говорит им: «Вы оставили вашу первую любовь. Вы отказались от того, что очень дорого для меня — регулярного пребывания в Моём присутствии и общения со Мной!»

    Пожалуйста, заметьте, что Иисус говорит здесь о верующих, которые начинали с пылающей любви к Нему. Он не обращается к мёртвым, холодным, номинальным христианам, которые никогда не любили Его. Но Он говорит: «Любившие Меня всем сердцем позволили своей ревности охладеть. Верный слуга, некогда ежедневно искавший Меня в своей молитвенной комнате, теперь вообще редко молится».

    Подумайте только, как оскорбительно это должно быть для Иисуса, нашего возлюбленного Жениха. Каким был бы супружеский союз, если бы муж и жена не имели времени для личного интимного общения? Иисус как раз об этом и говорит здесь. Он желает личного близкого общения с вами!

    Ты можешь говорить, что любишь Его, но если ты никогда не ищешь чтобы быть наедине с Ним, ты доказываешь, что не любишь Его вообще. Такое отношение не пройдёт даже с твоим возлюбленным человеком. Если ты сказал своей возлюбленной, что любишь её, но видишь её только один раз в неделю, чтобы успеть сказать: «Привет, дорогая, я люблю тебя, до свидания!» Она этого не потерпит. Почему Иисус, отдавший за тебя всё, даже Свою собственную жизнь, должен терпеть это?

    Неважно, как громко ты славишь Господа в церкви, как много ты говоришь, что ты любишь Его, как много ты пролил слёз. Ты можешь щедро жертвовать, любить других, ненавидеть грех, обличать делающих неправду, но если твоё сердце постоянно не влечёт в присутствие Христа, ты просто Его не любишь. Ты относишься к молитве легкомысленно, пренебрегая ею, и, согласно словам Иисуса, это доказывает, что ты потерял твою любовь к Нему.

    Все наши дела напрасны, если мы не вернёмся к ярко пылающей любви к Иисусу. Мы должны осознать, что любовь к Иисусу заключается не только в делании добрых дел. Она включает в себя ежедневное, дисциплинированное поддерживание отношений с Ним. И это чего-то нам будет стоить!

    2. НЕКОТОРЫЕ ХРИСТИАНЕ НЕ МОЛЯТСЯ ПОТОМУ, ЧТО ОНИ ИЗМЕНИЛИ СВОИ ПРИОРИТЕТЫ!

    Приоритет — это степень важности, которую ты определяешь для чего-то. Христиане, которые пренебрегают молитвой, изменили свои приоритеты!

    Многие верующие клянутся, что они будут молиться, как только найдут для этого время. Однако, каждую неделю искание Христа становится менее важным для них, чем помыть машину, убрать в доме, посетить друзей, поесть в ресторане, сделать покупки, смотреть телевизор. Они просто не уделяют времени молитве.

    Такими были люди во дни Ноя и Лота. Их главными приоритетами было есть и пить, покупать и продавать, жениться и заботиться о семьях. У них не было времени слушать слово о Божьем грядущем суде. И в результате — никто не был готов, когда наступил суд!

    Очевидно, ничто не изменилось в течение столетий. Для большинства христиан Бог остаётся в самом низу в перечне их приоритетов. А наверху — доход, безопасность, удовольствия и семья. Конечно, у многих людей Бога вообще нет в списках их приоритетов. Но это не так сильно огорчает Господа, как то, что Его собственные дети так мало ценят Его!

    Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

    Рейтинг
    ( Пока оценок нет )
    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

    Adblock
    detector