Почему молитва не идет

Почему молитва не идет

Почему молитва не идет

Как быть, если не идет молитва

ярославя

Гость
  • 13 Янв 2018
  • #1
  • Протоиерей Георгий Осипов

    Модератор
    • 16 Янв 2018
  • #2
  • Немного не согласованный вопрос.

    Поясните, пожалуйста, о какой молитве речь?

    Дело в том, что обычно словами «Молитва иногда не идет» говорят о молитве непрестанной, то есть «Иисусовой».

    Но, в то же время, о какой Иисусовой может идти речь, если Вы продолжаете вопрос этим — «как быть с утренним и вечерним правилом, если времени нет на нее?»

    Признаться, я в затруднении.

    Так о какой же молитве Вы хотели спросить?

    Ведь понятно, что из Вашего вопроса, ничего не понятно.
    Ну, а так, в общем, можно ответить словами мудрого подвижника благочестия.

    Отец ПАРФЕНИЙ сказал: «Если молитва не идет, то тащи ее».

    — «Что это значит, отче?» — спросили у него.

    «Если ты хочешь внимательно молиться, но не можешь, ВСПОМНИ, какие Грехи — МЕШАЮТ тебе; покайся и молись снова.

    Если молитва опять НЕ ИДЕТ, то подумай, кого ты НЕ ПРОСТИЛ от сердца. Прости их и снова молись.

    Если опять ТРУДНО молиться, то проверь себя: кого ты любишь БОЛЬШЕ других, о ком особенно заботишься? Уравняй их в своем сердце с остальными.

    Если и это не помогло, то, значит, ты ПОДВЕРГСЯ демонскому искушению; тогда встань и ЧИТАЙ молитву — вслух, хотя бы ум и сердце твое были глухими, как камень.

    Только не оставляй места и НЕ ПРЕКРАЩАЙ молитвы».

    Архимандрит ПАРФЕНИЙ (Апциаури).

    Лариса5

    Администратор
    • 16 Янв 2018
  • #3
  • А знаете, батюшка, не всегда только Иисусова «не идет». Может, я неправильно поняла автора вопроса, но, может, он имеет ввиду, что, когда становится на утреннюю или вечернюю молитву, не может молиться так, как раньше молился. Мне это, увы, тоже знакомо. Правда, проходит время, и она, молитва искренняя и сокрушительная, возвращается. Наверное, не надо отступать, а упорно молиться — так, как и писал архимандрит Парфений: «вслух, хотя бы ум и сердце твое были глухими, как камень».

    А что делать, о. Георгий, если не всегда на правило время есть? И каким должно быть это правило?

    Протоиерей Георгий Осипов

    Модератор
    • 16 Янв 2018
  • #4
  • А знаете, батюшка, не всегда только Иисусова «не идет». Может, я неправильно поняла автора вопроса, но, может, он имеет ввиду, что, когда становится на утреннюю или вечернюю молитву, не может молиться так, как раньше молился. Мне это, увы, тоже знакомо. Правда, проходит время, и она, молитва искренняя и сокрушительная, возвращается. Наверное, не надо отступать, а упорно молиться — так, как и писал архимандрит Парфений: «вслух, хотя бы ум и сердце твое были глухими, как камень».

    А что делать, о. Георгий, если не всегда на правило время есть? И каким должно быть это правило?

    Вот в том-то и дело, что автор непонятно поставил вопрос. Либо о двух видах молитвы, потому что одна у неё не идет, а на вторую время нет, либо про одну и ту же, но в этом случае постановка вопроса исключает логику.

    Относительно Вашего вопроса о нехватке времени и размере молитвенного правила. Думаю, тут никаких сложностей не возникает у человека, который понимает принципы Евангелия, не человек для молитвы, а молитва для человека. И если молитвенник не лукавый, совестливый, то он всегда может сориентироваться в молитве по времени и обстоятельствам. Оставаясь при этом не обличаемым совестью и разумным духовником.

    Молитва — это конструктор. И чем больше времени и сил, тем сложнее могут быть собираемые конструкции. Если у меня есть два часа, я могу собрать великолепный автомобиль, с мельчайшей прорисовкой деталей. А если времени 15 минут, я тоже могу собрать автомобиль, но он будет несколько проще, лишь каркас и колеса, хотя никто не скажет, что это не автомобиль. И там, и там колеса крутятся. Но, если будет время, я всегда могу этот каркас дополнить.

    А вообще, если быть честным с самим собой, то мы ведь понимаем, что слово «время» применительно к молитве лишь относительно. Тут главное слово «желание». Не будет одного, не будет и другого.

    Почему «не работает» наша молитва?

    Насущный хлеб, о котором говорится в молитве Господней, – это буквально «хлеб, необходимый для нашего существования, для нашей природы». Но это не только земной, вещественный хлеб.

    Когда в жизни отсутствует высший смысл, ни один человек в здравом уме не будет ею доволен. Ни все необходимое для тела, ни все мыслимые и немыслимые материальные блага, вместе взятые, ни все прочее, что радует нас и утешает, не придает нашей жизни той полноты, которой мы жаждем.

    Когда же мы обрели эту полноту, нужно не потерять ее,– не променять дух на плоть и Царство Божие на царство потребления житейских благ.

    Мы просим в молитве и о своих житейских нуждах, и об утешении в скорби, но только все это должно быть во-вторых. Ищите прежде Царства Божия и правды его, – говорит Господь, – и это все приложится вам (Мф. 6, 33). Если же мы прежде ищем и просим что-то другое, у нас, как у неимеющих (Мф. 13, 12), отнимется и то, что имеем.

    Я знал одну женщину, – назовем ее Елена,– удивлявшую всех своим живым отношением к вере. Воцерковившись уже после тридцати лет, она не только ревностно исполняла всю внешнюю сторону духовной жизни, но и много читала, и умела другим рассказать о том, ради чего человек должен жить, стараясь раскрыть им смысл и глубину православной веры.

    Тем более горько, что духовным плодом всей этой деятельности стали хула и ропот на Бога.

    Лена с детства мечтала о семейном счастье. В сочетании с упорством характера и несколько заостренной любовью к себе эта мечта – сама по себе отнюдь не предосудительная – и была у нее на первом месте. Лена рано вышла замуж, но семья просуществовала недолго.

    В тот момент, когда мы с ней познакомились, она уже снова была замужем за человеком, которого полюбила. Теперь, после развода, она говорит, что он ее обманул и изломал ей всю жизнь. Боюсь, что не он ее обманул.

    Александр, – так мы назовем мужа Елены, – по ее же словам, всегда позволял себя любить. Всегда! То есть он согласился однажды исполнять роль любимого мужа, которую она ему отвела в своей жизни. Потом она пришла к вере. И здесь родилась действительно большая мечта – воцерковить мужа, чтобы после вместе с ним наслаждаться семейным счастьем.

    Сказать, что она отдала этому много сил, – значит, почти ничего не сказать. Она всю себя отдала этой цели. Однако воцерковить Александра не удалось: он не стремился к церковной жизни, жил совсем другими интересами и не скрывал этого.

    Потом, когда стало ясно, что все развалилось, Лена то и дело рассказывала, кто и в чем перед ней виноват. Виновато было несчастное (как ей кажется) детство, где она получала мало родительской ласки, муж, который так и не стал ничем, кроме того, чем он был в действительности, духовник, который давал не те наставления, и даже «психопатический круг в семье». Единственное, чего никто пока не услышал, это четырех простых слов: «Во всем виновата я».

    Потеряв мужа, Лена вместе с ним потеряла достаток, оказавшись в довольно скромном материальном положении. Она не смогла найти постоянную работу, которая бы удовлетворяла ее и в душевном, и в материальном отношении. Ребенок, как и все дети, впитывал в себя не только хорошее, – и здесь были пусть не самые страшные, но все же проблемы.

    Одним словом, представление о Православии как о средстве обеспечить со всех сторон и душевный, и житейский комфорт на земле и при этом расти духовно и так войти в Царство Божие, не сработало.

    Что же тогда мы услышали? «Почему Господь не дает мне то, о чем я просила? Разве я просила чего-то плохого? Я не смогу спастись, если у меня не будет семьи и православного мужа. Сколько еще Он будет втаптывать меня в грязь? Ну ничего, я Ему отомщу, я руки на себя наложу! Почему у тех, кто не просил и не молился, есть семьи, а у меня нету»

    На последний вопрос нетрудно ответить. Потому что молитва, – это не средство заставить Бога что-либо сделать. В молитве немыслима дерзость. Всякое наше прошение тогда будет прошением, а не требованием и не «заказом», когда оно будет начинаться словами: «Если Тебе угодно…»

    Мы не всегда бываем способны вместить то, о чем просим. И не нам судить, какие нам нужны обстоятельства, чтобы спастись. Если бы Лена с тем же усердием просила Господа дать ей силы перенести ниспосланные ей обстоятельства, принимая на себя ответственность за свои же ошибки, эти силы явились бы незамедлительно и преобразили бы всю ее жизнь.

    Другой мой знакомый, – будем считать, что его зовут Игорь, – пришел к вере в начале 90-х годов, отслужив в армии. Пришел, все обдумав, все разузнав. Дома Игорь, рассуждая о вере, пережил, как водится, неприятие и насмешки от своих домашних. Я верю его рассказам о том, как он по ночам плакал о своих грехах. «В минуту жизни трудную» он даже подумывал о монашестве.

    Единственное, чего он пока не сделал, – он не захотел ради веры пожертвовать комфортным духовным бездействием… Если Игорь и брался за духовную жизнь, дело не шло дальше порыва, который вскоре стихал. Поэтому его теория о значении веры для жизни пока лишь отчасти воплотилась в практике жизни по вере.

    Шокировав своих мирских друзей тем, что его идеал – аскетика, он многократно удивлял нас странными вольностями в личной жизни. «Магия» комфортного образа жизни, когда думаешь только о том, что думается, и делаешь только то, что хочется, надежно держала его в плену.

    Игорь женился где-то в 22 года, но через несколько лет развелся. В это время он перестал ходить в храм (хотя не делал этого регулярно и раньше). Потом он говорил, что спасал этим семью, так как жена, чрезмерно привязанная к своим мирским интересам, его любви к храму не разделяла. Семья распалась, но Игорь и после этого предпочитал состоять в Церкви «заочно».

    Затем, в 30 лет, новая попытка устроить семью. После свадьбы Игорь говорил, между прочим, что его Аня «теперь не может без Церкви», что она побуждает его читать Правило… Одним словом, теперь позиции для духовной жизни в семье были самые благоприятные.

    Но и они со временем были утрачены: Аня увлеклась работой, быстро пошла на повышение. Из скромного менеджера она стала одним из руководителей своей организации с соответствующим доходом. Теперь он стал говорить, что она слишком уж увлеклась дорогими развлечениями и образом жизни богатых людей, но уже было поздно. И вскоре семья снова распалась.

    Что сделал Игорь? Пошел в храм? Нет! Он предпочел бороться со своей скорбью иными средствами, которые, впрочем, неспособны были ее утолить.

    Хочется верить, что и в жизни Игоря практика сумеет подружиться с теорией и из члена условной, «невидимой Церкви» он станет живым членом Церкви Христовой, присутствуя в ней и душою, и телом среди всех радостей, скорбей и забот.

    Препятствия на пути к Богу есть у каждого,– их сотни и тысячи. Живя среди мира, мы не можем до конца отрешиться от своих земных интересов. И все же Церковь Христова и духовная жизнь в ней – не средство для создания комфортной жизни здесь, на земле. Церковь Христова и христианская духовная жизнь существуют, чтобы мы могли измениться в нужную сторону, то есть переделать себя, свои поступки и свой внутренний мир.

    Плоды духовные зреют в наших повседневных делах. На первое место поставим те из них, от которых надеемся получить наибольшую прибыль на ниве спасения. Будем делать их честно и вовремя, не оправдывая свое бездействие ни при каких обстоятельствах.

    Не забудем и про мирские наши дела, но не отступая от главной цели, которая состоит не в решении житейских проблем, а в любви к Богу и к ближнему.

    Царство Божие – это выбор, который мы делаем в каждое мгновение своей жизни, – выбор между словом и словом, делом и делом и даже мыслью и мыслью, чтобы в наших душах царствовал Бог, а не жалость к себе, не чувство собственной значимости и не любовь к покою, деньгам и вещам.

    Так дадим Богу место, чтобы в нас царствовать.

    Как преодолеть рассеянность на молитве?

    Советы пастырей

    Наверное, каждому знакомо такое состояние: начинаешь молиться и вдруг через какое-то время понимаешь, что слова молитвы не трогают сердце, произносятся механически, а мысли давно уже переключились на какие-то бытовые проблемы. Как сохранить сосредоточенность на молитве, как избежать рассеяния? Свои советы дают пастыри Русской Церкви.

    – Победивший пристрастие к предметам видимым и чувственным, воодушевленный благоговейной благодарностью ко Господу Милующему чужд подобной рассеянности.

    Надо обратиться к опыту святых

    – Самый простой способ – обратиться к опыту святых. Благо, их труды сейчас доступны: и аввы Дорофея, и святителя Феофана Затворника, и преподобного Амвросия Оптинского… Но это может и не решить проблемы. Поэтому люди идут более сложным путем: они читают святых, запоминают этот опыт и начинают серьезно анализировать себя, свою духовную жизнь и уже тогда под нее выстраивать шаги к совершенствованию. Святые – совершенно разные люди, с разными характерами и путями к Богу, поэтому их примеры необязательно подойдут всем и каждому. Но учитывать чужой опыт надо, чтобы сформировать свой собственный.

    Творите молитву Иисусову

    Иисусова молитва, собирая ум, помогает сосредоточиться на самых простых словах

    – Победить рассеянность на молитве почти невозможно. Это такое бесовское нападение. Редкие люди могут молиться без рассеянности. Борьба с рассеянностью неизбежна и постоянна. Одно из средств помощи в этой борьбе – неустанное (я имею в виду не постоянное, а неустанное) творение молитвы Иисусовой. По словам отца Иоанна (Крестьянкина), сто молитв в день – больше не надо. Но эти сто молитв обычно длятся почти час, да и не всегда удается эти сто молитв прочесть. Отец Иоанн (Крестьянкин) не требовал ни в коем случае быстрого и автоматического движения молитвы, нет! Он говорил: надо произносить медленно – «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного», – налагая на себя крестное знамение. И сделать паузу, поклониться, сделать паузу, выпрямиться, и потом читать следующую молитву.

    Что дает Иисусова молитва? Она, собирая ум, помогает сосредоточиться на самых простых словах, которые ты знаешь так, что можешь вспомнить их и днем и ночью. Это такая «тренировка». И ежедневный опыт творения молитвы Иисусовой помогает побеждать рассеянность в молитве и литургической – церковной – и домашней: вечерней или утренней. А без творения молитвы Иисусовой почти невозможно не уйти в рассеянность мысли.

    Если бы мы могли молиться без рассеяния, мир был бы совсем другой. Многим монахам на Афоне удается это, и в наших русских православных монастырях тоже удается. И дай Бог всем, кто хочет молиться, не рассеиваться при любой молитве, любое правило читая.

    Когда меня спрашивают, почему 40 раз читают молитву «Господи, помилуй, Господи, помилуй, Господи, помилуй…», я отвечаю так: «Вы, что, думаете, если я три раза прочитаю, я не отвлекусь? Отвлекусь! Да из этих 40 раз хотя бы десять молитву от всей души и не рассеянно произнести». Вот это и есть способ напрячь свои мысли и не отключаться, не отклоняться в сторону! Это очень важно, и замечательно, что это употребляется в православном богослужении. И надо не пугаться этого, а, наоборот, благодарить Бога, что есть люди, которые так устроили – 40 раз произнести «Господи, помилуй».

    Найдите учителя, которого вы полюбите, и следуйте его советам

    – Если бы я знал, как победить рассеянность на молитве! И если бы кто-то знал, как однозначно это сделать, ему бы вручили нашу православную «Нобелевскую премию» и он был бы самым главным святым за последние 2000 лет. Такого единого совета для всех нет. И надо бежать от тех людей, которые говорят, что знают всем подходящие рекомендации.

    А совет можно дать такой: нужно постараться – в идеале – в жизни, но если в жизни не получается, то в книгах – найти такого учителя, которого вы полюбите и захотите слушаться, опыту которого вы доверяете, и делать то, что он говорит. Как в медицине: если человек доверяет врачу, то лечение чаще всего проходит успешно. А если он колеблется между пятью докторами разных школ и традиций, то хотя бы это были академики и профессора, ничего может не получиться.

    По трезвому рассуждению, найдите того из подвижников благочестия, книги которого, о молитве в том числе, вызывают наибольший отклик в вашей душе, и его советам о преодолении рассеянности на молитве старайтесь больше всего и следовать.

    Читайте молитвы, написанные по-церковнославянски

    Не рекомендуется читать молитвы по памяти – лучше читать их «с листа» по Молитвослову

    – Рассеянность на молитве преодолевается внимательным отношением к букве текста. Прежде всего, не рекомендуется читать молитвы по памяти. И очень важно читать молитвы, записанные все-таки славянскими буквами. Потому что славянская вязь требует от нас больше внимания и сосредоточения, чем газетные литеры. И когда мы имеем навык читать молитвы по-славянски, когда славянские буквы у нас перед глазами, это значит многое. Кстати, один старец мне говорил (еще в советские времена), что бесы очень боятся церковнославянского языка и совершенно не реагируют на русские молитвенные тексты. Например, если мы Псалтирь читаем по-русски. Я думаю, это не просто так было сказано: мы должны придавать сакральное значение церковнославянской традиции – не потому, что это традиция наших предков, хотя это тоже важно, но эта традиция восходит к равноапостольным братьям Кириллу и Мефодию. А ведь равноапостольные братья, составляя кириллицу, взяли буквы, присутствующие в еврейском алфавите, в греческом и в латинском, исходя из того, что если на Голгофе надписи были сделаны на этих трех языках, то сами алфавиты были освящены.

    Очень важно возрождать благоговейное отношение к церковнославянскому тексту. Помню, когда католики Москвы переходили на русский язык и оставляли латынь, их московские костелы наполовину опустели. И пожилой московский католический священник тогда говорил, что в Польше такого нет: люди не хотят разговаривать с Богом на том же языке, на котором они говорят друг с другом на кухне. И не надо забывать, что во дни Иисуса Христа разговорным был язык арамейский, а языком молитвенным, сакральным был иврит – язык Библии. Разница между арамейским и собственно еврейским более значительна, чем между русским и славянским, однако Христос ни разу не поднял вопрос о том, что надо молиться на арамейском. И то, что Христос не поднимал такого вопроса, мне кажется, есть освящение сакральной традиции языка, подчеркивание важности этой традиции.

    Сегодня есть группы, предлагающие перевести и молитвы, и богослужение на современный язык. Предложение спорное. Конечно, упрощать славянскую речь, делать ее более понятной, может быть, и нужно. Тут ничего плохого нет, этот процесс беспрерывно идет со времен еще царя Ивана Грозного. Но все же… Мы должны очень бережно относиться к языку, потому что как границы, созданные государством, мы должны оберегать, так точно и священный язык, и священную речь, ибо в понимании наших предков язык – это и есть народ, а народ – это и есть язык.

    Рассеянность происходит от несмирения

    – Рассеянность в молитве – это, конечно, проявление нашей немощи. Это следствие греха. Наш ум стал неустойчив, мысли скачут и сменяют одна другую, в них полный хаос, и молитва становится тесным путем и узкими вратами, через которые нашему уму с его метаниями из стороны в сторону трудно пройти. Что же делать?

    Читайте также  Молитвы на 9 день после смерти 17 кафизма

    Для того чтобы умом не парить, его следует заключать в слова молитвы. Это очень простой, но верный принцип, изложенный святыми отцами: сколько бы ум во время молитвы ни уклонялся в сторону, каждый раз возвращай его обратно. Какая бы ни приходила блестящая и умная мысль, во время молитвенного правила всё следует отвергать, ибо это отвлекает от самого главного – общения с Господом.

    Еще замечено, что рассеянность происходит от несмирения. Это было открыто преподобному Силуану Афонскому, вопросившему Бога о причинах расхищения молитвы помыслами. «Гордые всегда так страдают от бесов», – сказано было ему. Гордая душа неспокойна, ее накрывают бурные волны эмоций и чувств, молитва такой души невнимательна. Когда же человек начинает смиряться, ему все легче и легче молиться, потому что из мирной души молитва идет сама собой.

    Рассеянность провоцируют и слишком яркие впечатления от просмотра фильмов или погружения в интернет

    Рассеянность способна происходить в наши дни и от слишком ярких впечатлений, полученных от просмотра фильмов или погружения в интернет. В душе сидят образы увиденного, они так просто не покинут ум и будут мешать внимательной молитве. И если ты сам заполнил свой внутренний мир непонятно какими картинками, то почему удивляешься, что они проявляют себя при молитве? Это значит, что надо заранее научиться подмечать, что способствует и что препятствует внимательной молитве.

    Рассеянность бывает от разных причин. Иногда ты просто устал, переутомился и рад бы молиться с полным вниманием, а голова отключается. В таком случае желательно заранее рассчитывать свое время, каждый день выделять на молитву определенные часы или минуты, и к этому времени надо прийти хотя бы с каким-то остатком сил.

    Как бы там ни было, не стоит унывать. Приходящие во время молитвы помыслы подобны сорнякам на огороде: их выпалываешь, а они опять появляются. Но если их не выпалывать, то они невероятно разрастутся и искоренить их будет труднее. А после выпалывания сорняки утрачивают былую силу. И со временем молитва становится внимательнее.

    Не бойтесь возвращаться к тому месту правила, на котором отвлеклись

    – Важно помнить: Бог не руководитель литературного кружка. То есть Он не будет рад, если мы утром и вечером станем рассказывать Ему стишок «Утренняя/вечерняя молитва». Он ждет от нас отношений, любви и открытости. Поэтому если в рамках молитвенных текстов мы теряемся, то нам необходимо не читать их подряд, а поступить иначе. Святитель Феофан Затворник рекомендовал в таких случаях молиться не по объему прочитанного (полное/неполное правило), а по времени, которое мы на молитву готовы отдать. Если мы имеем возможность 10 минут помолиться вечером, то можно взять Молитвослов и начать молиться максимально собранно. Если же отвлеклись, то возвращаться к началу фрагмента, где потеряли нить. Обычно нам сложно вернуться, так как наша лень нас удерживает от этого. Здесь же мы понимаем, что не начитываем объем, а стараемся хоть что-то Богу сказать. С течением дней и месяцев мы увидим, что 10 минут миновали, а мы хотим говорить дальше – вот это и будет результат!

    Память о нашей смертности помогает быть внимательным в молитве

    Надо понять, что слова молитв – это откровение Божие для тебя лично здесь и сейчас

    – Побороть рассеянность на молитве можно только практикой молитвы. Надо постоянно молиться, постоянно собирать свое внимание, вчитываться в слова молитвы. По возможности, если есть время и условия, произносить молитвы гласно, устами. Если нет, то нет. Внимать, вникать, с сердечным вниманием относиться к словам молитвы и понимать, что эти слова – откровение Божие для тебя лично. Что это, как сказал святитель Андрей Критский, «яко помазание и питие, Слове, живоносная Твоя словеса». Что это слова от Духа Святаго, а не будто бы молитвы составили какие-то мудрые люди 1000 лет назад… Нет, это откровение тебе от Бога здесь и сейчас!

    Говорится в молитвах на сон грядущим: «Владыко Человеколюбче, неужели мне одр сей гроб будет?» – это вполне актуально может стать реальностью для всех нас. Москва не гарантирована от землетрясений. В XIV веке было землетрясение, в 1975 году… Еще более мы не гарантированы от ядерной войны, которая может накрыть нас всех. И каждый из нас не застрахован ни от инфаркта, ни от инсульта.

    Еще один способ обрести внимание в молитве – понимание того, что твоя молитва вполне может быть последней. Недавно мне довелось ехать на маршрутке из города Жуковского. Это была совершенно исключительная езда: казалось, что маршрутка вот-вот перевернется или развалится на части. Все время пути я читал вечернее правило – вопрос о рассеянности ума не стоял. Тут работают рецепты Иисуса, сына Сирахова: «Помни последняя твоя и во веки не согрешишь» (Сир. 7: 39).

    Что делать, если молитва не идет?

    Это утренние, вечерние молитвы. Можно читать и другие молитвы в течении дня: каноны и акафисты Богородице, святым угодникам. Молимся мы и в храме за богослужением, вместе со всеми православными христианами. Что же делать, если не хочется молиться, если молитва «не идет» так сказать?

    Неволить себя на молитвенный подвиг, пожалуй, вряд ли стоит. Ведь чистая искренняя молитва Господу нашему идет непосредственно от сердца, от всей души! Но выделять при этом банальную лень все же необходимо. Усталость и физическая невозможность — это одно. Ну а если же лень нам молиться — это совершенно другое, это есть грех. Необходимо стараться бороться с ним,как и с прочими нашими грехами, душевными и телесными. Бог — наш Создатель и Благодетель! Несомненно стоит уделять беседе с ним — молитве — хотя бы коротенькие ежедневные минуты!

    Дьявол-искуситель старается отвратить нас от беседы с Господом. Использует он различные приемы: забивает голову преувеличенными заботами, мыслями и планами. Хотя утреннее и вечернее правило стоит соблюдать каждому православному христианину! Бывает так, что встанем на молитву, но вдруг мысли расползаются на другое что-либо, даже может стать жарко, душно во время молитвы.

    Приемы лукавого воистину безграничны! Но будем помнить Бога, просить у Него молитвенного состояния! Есть даже молитва о даровании молитвы, которую можем найти на православных ресурсах, в современных христианских молитвословах. Целесообразности читать ее, когда отсутствует молитвенное настроение.

    Сила молитвы, каждой, в том числе и этой исключительно велика! И действительно: читая молитвенное правило внимательно, со смирением, с христианскими чувствами надеемся мы, что Господь пошлет нам молитвенное настроение, что искренне и с верой будут прочтены все молитвы, а не только устами!

    А что же делать если молитва не идет в тот час, когда мы пришли в Божий храм и стоим на службе? Мысли рассеиваются, растекаются. Это состояние многих православных христиан, к сожалению. Стоит в этом случае постараться придти до начала службы, встать поближе к алтарю. Тогда ничто и никто не будет отвлекать нас от общения с Господом в Его Доме — Храме Божием. Бывает и так: мы не понимаем того, о чем читают и поют за богослужением. Стоит ознакомиться с текстами служб, приобретя соответствующую книгу в церковной лавке. Ее можно держать перед глазами и за богослужением.

    Самое главное просить и молиться Богу, чтобы Он даровал нам Благодать Свою и молитву, молитвенное чувство! Господь поможет нам и наставит на путь истинный! И молитва в нашем сердце, душе и разуме обязательно пойдет во славу Господа!

    Молитва Оптинских старцев
    о даровании молитвы Иисусовой

    Господи Иисусе Христе, Сыне Божий! Имени Твоему покланяются ангели и человецы, Твоего имени трепещут адские силы, Твое имя верное оружие на прогнание супостата, Твое имя попаляет грехи и страсти, Твое имя подает силу в подвигах, собирает воедино рассеянный ум и, во исполнении заповедей Твоих, обогащает добродетелями, Твое имя творит чудеса и соединяет нас с Тобою, дарует мир и радость о Духе Святом, а в жизни будущей – Царство Небесное. Сего ради я, недостойный раб Твой, молюся Тебе: прожени от нас неведение духовное, просвети познанием Божественной истины и научи нас незаблудно, во смирении, внимательно, с чувством покаяннаго сокрушения, устами, умом и сердцем творить непрестанно молитву сию: “Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго”. Ты бо рекл еси, Господи, пречистыми устами Твоими: “Аще что просите во имя Мое, Аз сотворю”. Се, молитвами Пречистыя Матери Твоея, святителя Иоасафа Белградскаго, святителя Николая Мирликийскаго, преподобнаго Серафима Саровскаго и всех преподобных отец наших о даровании прошу молитвы Иисусовой, молитвы Пресвятаго и Всемогущаго Имени Твоего. Услыши мя, обещавый услышать всех призывающих Тя во истине. Твое бо есть еже миловати и спасати, и даровати просимое молящемуся во славу Твою со Отцем и Святым Духом. Аминь.

    3 полезных совета, когда вы чувствуете, что не можете молиться

    В озможно, вы и можете молиться, но чувствуете себя так, будто совсем не можете.

    Это нередкие переживания в жизни христианских лидеров.

    Что-либо из нижеследующего звучит знакомо?

    • Перегружен
    • Разочарован
    • Подавлен
    • Изнурен
    • Побежден
    • . впишите нужное

    Было ли с вами такое?

    Соберитесь с духом, вы не одни.

    Это могут быть трудности на семейном фронте, проблемы со здоровьем, напряженность в коллективе на работе, финансовое давление или что угодно еще.

    Что-то из перечисленного выше, особенно непродолжительное время, можно перетерпеть. Проблема возникает, когда несколько таких пунктов накапливаются и период напряжения возрастает. Вот тогда может казаться, что это всё уж слишком сложно.

    Иногда, общаясь с пастырями, они мне прямо говорят: «Дэн, я все делаю так, как нужно, но это просто не работает». И продолжают: «Порой я даже молиться не могу».

    Это не значит, что они утратили веру, но они потеряли мотивацию действовать по своей вере.

    Не в том дело, что они не хотят молиться; в этот момент они просто чувствуют пустоту.

    Может быть вы не проходите через это сейчас, но возможно кому-то из ваших друзей эта статья была бы полезной.

    Речь не о делателе, не желающем немного сбавить темп; речь о посвященном верующем, который не видит, что дальше.

    3 совета вам, когда вы не можете молиться

    1. Не берите перерыв в отношениях с Богом.

    Это большое искушение. Просто сделать перерыв. Бог же поймет, не так ли? Конечно, Он понимает. Но это не ответ.

    Проблема в том, что молитва может стать для нас скорее работой, чем отношениями. Вот где мы делаем шаг назад.

    Именно так. Дело не в работе. Дело в Его любви, благодати и милости. Дело в вашей благодарности, поклонении и смирении.

    Второй приоритет после молитвы — миссия. Ваша и Божья цель.

    Божья миссия, послание спасения является нашей целью и нашей работой. Наши молитвы основываются на Его воле и планах небес.

    Мы склонны в обратном порядке выставлять приоритет, и тогда молиться становится трудно — молитва оказывается очередным делом, которое нужно делать, а не отношениями, которыми мы наслаждаемся.

    Этот процесс может вынудить вас чувствовать себя так, будто вы не можете молиться. Но вы можете молиться, если, первым делом, возвратитесь к отношениям. Давайте разберемся, что это значит.

    2. Не делайте молитву всего лишь дисциплинарной обязанностью.

    Когда я был еще молодым лидером, я бы описал себя как «послушный солдат». Я был на Божьей миссии! Я буду работать, расставлять дела, и много трудиться для пользы Его царства.

    Благородные мотивы, но немудрое практическое применение.

    Проблема состояла в том, что временами молитва была частью списка дел. Так, хорошо — сделано! И когда я рассматриваю любые отношения, которыми я дорожу, они никогда не являются частью моего списка дел. Я желаю проводить время с этим человеком, и это времени много не бывает. Это естественные вещи.

    Это образ вас и Бога в молитве. Когда эти отношения процветают, тогда ваш труд для царства и ходатайство за миссию церкви являются здравым и естественным результатом. Это более не изнуряет вас, это еще больше вас наполняет.

    Я знаю, Он со мной. Я могу прочесть псалом, но не более. Я сижу в Его присутствии. Он встречает меня там. Я не должен «делать» что-либо еще.

    3. Просите Духа Святого помочь вам молиться

    Тем не менее, когда вы чувствуете себя наполненными, чтобы ходатайствовать за людей, которых вы любите и ведете, и за вашу работу в церкви, лучше всего — не беритесь сразу же за списки.

    Просите Духа Святого помочь вам молиться.

    «Также и Дух подкрепляет нас в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными. Испытующий же сердца знает, какая мысль у Духа, потому что Он ходатайствует за святых по воле Божией» (Римлянам 8:26-27)

    Бог способен невероятным образом помочь нам молиться, когда мы чувствуем, что молиться не можем.

    Вот, что Бог сказал мне о молитве:

    • Во-первых, позволь Мне быть с тобой.
    • Во-вторых, не делай это работай.
    • В-третьих, Я послал Мой Дух помочь тебе.

    Это также будет работать для вас, ведь Иисус сказал всем нам:

    «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Матфея 11:28-29)

    Автор — Дэн Рейланд / charismanews.com
    Перевод — Евгений Октысюк для ieshua.org

    Последнее: 13.11. Спасибо!

    Православная Жизнь

    Для спасения нам нужен Господь, а не правило.

    Усталость, переутомление, невероятный летний зной отнимают силы у всех. К вечеру большинство из нас похожи на выжатые лимоны. Если не удаётся выспаться, такое состояние настигает и утром. Как во всём этом находить силы для молитвы? Что делать, если их нет? Стоит ли ради дисциплины вычитывать правило — или лучше его сократить? На эти и другие вопросы отвечает протоиерей Виталий Ворона.

    Разбираемся в проблеме

    Вопрос вполне конкретный, и ответы на него есть конкретные. Если нет сил на молитву, то можно сократить правило, в этом нет ничего предосудительного. Нет сил стоять — молитесь сидя. В целом все рекомендации касаются таких моментов, но я размышлял о другом: насколько эти рекомендации помогают?

    Да, они помогут помолиться, но не всегда решают главную проблему. Дело в том, что далеко не каждый верующий человек может ответить на вопрос: его состояние — это действительно усталость или духовная лень? А может, бесовское искушение? Как это определить? В такие моменты я предлагаю подумать не о размере вашего молитвенного правила, не о том, зажигать ли свечу и какой молитвослов взять — это несущественные вопросы. Я предлагаю подумать о Боге. Молитва — это ведь разговор с Ним!

    Давайте вспомним, как мы себя ведём с людьми: прежде чем кому-то позвонить или обратиться с просьбой, мы подсознательно представляем себе этого человека, и в голове у нас складывается примерный сценарий разговора с ним. То же касается и разговора с Богом. Наша первая задача — осознать, что Он реально присутствует в нашей жизни. Если речь идёт о вечернем правиле — а скорее всего это так, потому что чаще из-за усталости пропускают именно его, — нужно вспомнить, каким был прошедший день. Как Бог явил Себя в нём? Если день был благополучным, удачным — задать себе вопрос: благодарен ли я Богу за то, что случилось сегодня? Если же были какие-то неудачи, ошибки, мы где-то оступились или в чём-то согрешили, то стоит попросить у Бога прощения — и сосредоточиться на этом чувстве.

    Если после этого не появились силы, чтобы зажечь лампадку и открыть молитвослов, то, скорее всего, вы просто устали. В этом случае молитесь так, как разговариваете с родным отцом или мамой: благодарите, если есть желание благодарить, поделитесь тем, что на сердце. Возможно, потом вам захочется прочесть ту или иную молитву, после чего уже надо бороться за внимание. Самое главное — найти тот импульс, после которого начинается ваш диалог. Отсутствие этого импульса — самое главное препятствие в молитве.

    Нас отталкивает сосредоточенность на правиле. Бесы этим пользуются. Когда же мы вспоминаем о Боге, всё меняется. На самом деле у нас обычно достаточно сил на молитву. Вот представьте: после тяжёлого дня вы пришли домой, легли спать, но вдруг выясняется, что у близких что-то случилось, им нужна помощь — куда девается ваша усталость? Каждый постарается сделать всё, чтобы помочь. Мы чувствуем присутствие в жизни близких людей и не можем не общаться с ними, не отзываться на их призыв. Точно так же должно быть и с Богом. Дело не в правиле или количестве прочитанных молитв. Человек молится не только тогда, когда читает молитвы по молитвослову. Он молится, когда говорит всего только «Господи, помилуй». Прекрасно, если при этом он делает добрые дела, помогает ближним.

    Заставлять себя молиться и проявлять насилие над собой — где грань?

    Насилие над собой — это опасно. Мы всегда должны придерживаться правила золотой середины. Любая крайность в духовной жизни — это плохо и вредно. Понятно, что Царство Божие трудом берётся, и мы должны себя понуждать к молитве, посту, добрым делам. Однако это понуждение должно быть посильно и возможно для нас. Чемодан надо брать по плечу.

    Если случаются ситуации, когда человек чуть ли не истязает себя правилом или дополнительными молитвами, если он не дочитал правило из молитвослова и корит себя вплоть до отчаяния — это бесовские искушения. Мы каемся в своей немощи, каемся в ленивых и лукавых помыслах, но ни в коем случае не должны сосредоточиваться именно на правиле. Вычитать его — не наша главная цель, это второй или даже третий план. Если мы будем думать только о нём, то перестанем думать о смысле молитв.

    Как выработать свою меру молитвы?

    В этом хорошо поможет опытный священник. Дело в том, что сам человек может не видеть проблем, из-за которых ему сложно молиться. Усталость это или лень — не всякий поймёт. Священник же для того и поставлен Богом на своё место, чтобы молиться о пастве и помогать ей духовно жить, а не духовно умирать.

    Полное отсутствие молитвы — это духовная смерть. Вспоминать о Боге и Его присутствии в каждом дне вашей жизни очень полезно, это помогает начать молитву. Вот почему я и призываю анализировать свой день. Это мгновение, а не какой-то сложный анализ. Наш мозг сразу же показывает, что делать в конце прожитого дня: каяться или благодарить. А может, и то, и другое. От этого импульса рождается желание молитвы, которое помогает не только начать правило, но и закончить его. Если же действительно нет физических сил, вы засыпаете и ничего не можете с собой сделать — ограничьтесь самой простой молитвой: «Господи, помилуй!» — и не будет вам осуждения.

    Мучить себя молитвой не полезно

    Многие верующие люди очень ответственные, не могут себе позволить слабости и вычитывают положенные молитвы во что бы то ни было. На мой взгляд, автоматическое вычитывание не лучше сокращения ежедневного правила, потому что это может привести к глубокому падению. Любая крайность в духовной жизни — это плохо. Можно ежедневно ставить галочки о том, что правило вычитано — и считать себя хорошим и правильным, погрязая в гордыне и прелести. Можно ввиду усталости начать молиться своими словами — и через время забыть о том, что такое молитва словами святых отцов.

    Нужно искать золотую середину. Правило есть, оно — образец для всех нас, но не константа, которую нельзя изменить. Наша задача — не прочитать всё от А до Я, а помолиться, то есть пообщаться с Богом. Об этом очень важно постоянно помнить. В этой связи хочу сказать и о правиле ко Святому Причастию. Как часто люди, не вычитавшие его от начала до конца, не идут причащаться Святых Христовых Таин! Но ведь правило дано нам, чтобы мы достигли покаянного чувства, чтобы поняли, что для спасения нам нужен Господь, а не правило. Без Христа мы сами себя не спасём.

    Читайте также  Молитва об усопшем папе до 40 дней

    Вот это покаянное чувство и должно быть показателем подготовки к Таинству. Конечно, готовы мы или нет — должен решать духовник. Ведь, как я уже говорил, сами себя мы зачастую не видим. Потому перед получением благословения на причастие стоит сказать о том, что правило не исполнено до конца. Самостоятельно принимать решение, причащаться или нет, нельзя. И тут уж придётся положиться на священника и проявить смирение. Иногда бывает полезно и пропустить причастие, если нерадивость оправдана не усталостью.

    Конечно, молиться надо, бороться с ленью надо, но мучить себя молитвой не полезно. Нужно иметь страх Божий. Не в смысле «если я не прочитаю правило, меня поразит молния с небес», а в смысле «Господь меня ждал, а я не пришел. Звонил, а я просто не взял трубку». А ведь завтра, может статься, придётся позвонить Ему.

    Рейтинг
    ( Пока оценок нет )
    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

    Adblock
    detector