Молитва с сурдопереводом

Молитва с сурдопереводом

Молитва с сурдопереводом

Молитва с переводчиком: как проходят богослужения для глухих людей

Отдельная проблема глухих людей — нехватка в России сурдопереводчиков, официально их всего 900 человек на всю страну. Получается, что на каждого сурдопереводчика приходится около 100 тысяч глухих людей!

Ситуация начала меняться в последние два года: православная церковь начала обучать священников жестовому языку. Синодальный отдел РПЦ по благотворительности создал Координационный центр по работе с глухими, слепоглухими и слабослышащими и занялся выпуском тематических пособий: разговорников, рекомендаций, как выстраивать общение с глухими людьми, чтобы им было максимально комфортно.

Общины глухих существуют при многих храмах. Очень часто такие люди обращаются в приход за помощью — решить проблемы, помочь в общении с государственными учреждениями, где с переводчиками тоже очень туго.

«У нас ведь только говорят о повышении доступности среды и прочем, — считаетстудент Сергей Миронов, глухой с рождения. — На деле сложности возникают, и когда обращаешься в коммерческие структуры, например, в банк, но это я ещё могу понять. Другое дело, что и в государственных не всегда идут навстречу, а иногда и просто отталкивают, раздражаются. Можно через соцслужбы заказать сурдопереводчика на пару часов, но это целая эпопея с оформлением, часто его услугами пользоваться не получится. А ведь так было бы здорово, если бы сотрудники организаций, которые работают с людьми, знали хотя бы с десяток основных жестов!»

Курсы, организованные Синодальным отделом по благотворительности, в 2015 году прошли в Центральном и Сибирском федеральных округах, в 2016 году пройдут и в Южном. Они помогут не только церкви стать более доступной и открытой для глухих людей — они увеличат количество сурдопереводчиков, которые смогут помогать неслышащим и слабослышащим и в других сферах, не только во время церковных служб. Хотя работа с церкви остаётся приоритетной.

«Дело в том, что перевод богослужения — это же ещё и молитва. Это особое ощущение трепета, когда ты ловишь взгляды прихожан, а они молятся вместе с тобой», — рассказывает Дарья. В работе церковного переводчика важны не только жесты, но и выражение лица, зрительный контакт с людьми, пластика.

Перевод богослужений, которые в православной церкви происходят на церковнославянском языке, — тоже трудность. Сначала нужно перевести их на русский, затем — на русский жестовый. Только так глухим людям будет понятно, о чём идёт речь. Многие слова дословно перевести невозможно, например, «вонмем». Приходится переводить примерно: «Внимание».

Сложность в переводе на жестовый язык богослужений ещё и в том, что жестовый язык больше ориентирован на передачу фактической информации, он очень практичный. Язык богослужения — это скорее таинство, он полон метафор, символов, абстрактных понятий. В итоге работа сурдопереводчика — это постоянные поиски баланса между двумя уровнями языка.

«Всякий язык не полон. Ни на русский, ни на церковнославянский, ни на английский, ни на греческий нельзя перевести тайны Божьи, — считает Пантелеимон, епископ Орехово-Зуевский, председатель Синодального отдела по благотворительности РПЦ. — Всякая тайна, переведённая в язык, уменьшается. Как говорил поэт, «мысль изречённая есть ложь». И мысли до конца выразить на человеческом языке нельзя. Но перевод на другой язык помогает глубже оттенить смысл слова, проникнуть в смысл, поэтому жестовый язык обогащает наш общечеловеческий язык».

Сейчас русским жестовым языком в РПЦ владеет уже 13 священников и 5 диаконов, ведётся обучение церковных сурдопереводчиков, в большинстве епархий появились православные общины глухих людей. Неслышащий человек таким образом получает дополнительный доступ к общению — а это очень важно.

«У них свой особый мир, другой мир, — считает Дарья Винтер. — Я считаю, первое, самое главное для них — контакты с людьми. Не замыкаться, общаться, а остальные проблемы потихоньку будут решаться — социальные, бытовые… Всё решаемо, если есть коммуникация и общение».

Православная УдмуртияИнтернет версия

Дорога к храму

Молитва с сурдопереводом

Метро «Автозаводская». Последний вагон из центра. Выход налево. Впереди по улице Восточной — башня. Новый Симонов монастырь. Огибаешь башню справа, входишь через калитку во двор. Перед тобой — храм. Храм для глухонемых. В дореволюционной России они приравнивались к убогим, калекам, больным детям. Даже после открытия первых школ для глухих 95 процентов из них оставались неграмотными. Многие превращались в бездомных бродяг, кочевали с места на место, не имея ни крова, ни семьи.

В советское время — другая крайность. Глухих решили считать полноценными гражданами, что обернулось новой трагедией. Язык жестов подвергся опале: считалось, что советский глухой не должен махать руками — это некрасиво. Нужно учиться понимать все по движению губ. Из глухих хотели вытравить все с виду юродивое, а для них естественное. Многие до сих пор помнить, как в интернатах за малейшую попытку разговаривать жестами следовало наказание — позорная табличка на грудь: «Я разговариваю руками».

Сейчас в России глухих — около восемнадцати миллионов. В Москве — шестьсот тысяч. В Православной общине инвалидов по слуху — более пятисот человек. В этот храм приходят человек сто пятьдесят. Но каждый раз на два-три посетителя больше. Новичков сразу замечают, знакомят со всеми, сажают на деревянные скамеечки. Скамеечки? Это ж у католиков? Да. но у глухих, как правило, нарушен вестибулярный аппарат и нередко случаются обмороки. Ничего не поделаешь.

Все остальное, как в любой другой заново открытой церкви. Деревянные полы, обшарпанные стены, потрескавшаяся штукатурка на потолке. Иконы — прямо на подоконниках, а вместо стекол кое-где фанера. Раньше здесь была макетная мастерская. Еще раньше — завод рыболовных принадлежностей.

На время молебна прихожане встают со скамеечек. Начинается вселенская панихида — о всех от века скончавшихся.

И это как в обычной церкви. И хор тоже есть. Только вот в углу стоит женщина и переводит. «Господи, помилуй» — указательный палец правой руки вверх и правой ладонью два поглаживания по тыльной стороне левой.

«Вечный покой» — руки соединены у груди, а потом немного набок (бай-бай).

«Аминь» — на обеих руках большим и указательным пальцем по колечку (о’key) и движение вниз.

А началось все гораздо раньше.

Жил да был отец Павел. Служил в Новодевичьем монастыре, создал курс лекций по богословию для глухих. Приглашал лекторов и проповедников. А переводил сам.

Жил да был отец Петр. Сначала он закончил архитектурный институт, отслужил в армии, работал реставратором в Донском, уборщиком в Новодевичьем, еще кем-то, а потом стал отцом Петром. Читал проповеди по приглашению отца Павла.

Еще жил отец Андрей. И был он не только священником, но и медиком. То есть лечил страждущих телом и духом. Тоже в Новодевичьем.

Там они и познакомились. А когда в 1991 году зарегистрировалась православная община глухих — объединились, чтобы создать храм.

Подходящий храм наши быстро — церковь иконы Тихвинской Божьей Матери — покровительницы сирых и убогих.

Обделенные в чем-то одном люди всегда выделяются в чем-то другом. У немых гипертрофированно развит слух. У слепых — воображение. У глухих — внимание. Их глаз охватывает большее пространство. Но не только в этом дело. Они прикладывают максимум усилий, чтобы понять другого человека.

Глухие понимают все с полуслова. Даже по выражению лица. Когда человек произносит речь, говорит не только язык. Говорит все его тело. И глухие это улавливают. В общем, с ними общаться оказалось даже легче. А что касается восприимчивости к слову Божьему, то физическая глухота ни в коей мере не влечет за собой глухоты духовной. Скорее наоборот.

В обычную церковь люди приходят говорить с Богом. А сюда — еще и друг с другом.

После проповеди все садятся за стол, а потом расходятся по секциям — резьбы по дереву и выделки кожи. Скоро здесь откроется библиотека и даже видеотека с фильмами на религиозные темы.

Часто можно услышать даже музыку.

Музыку? Для глухих?

Да, глухие любят музыку, У кого — остатки слуха, а кто просто по вибрации воздуха чувствует.

С самого начала в общине глухих было много молодежи. И как-то раз подошел к отцу Петру двадцатишестилетний Дима Балашов и сказал: «Я хочу учиться богословию». Отец Петр обратился к пастве: «А кто еще хочет?» Набралось еще семь человек. Сначала он сам их обучал, потом обучение перешло в подготовку к экзаменам в Тихвинский богословский институт.

В Тихвинском решили поступить по-европейски — приняли всех семерых. В качестве эксперимента. И пока об этом не жалеют. Воспитанники отца Петра — одни из лучших на курсе.

Это будущие миссионеры. Ими настоятель очень дорожит. Будут работать в школах-интернатах — преподавать «Историю религии», а когда разрешат — и «Закон Божий». Миссионерство это не из легких. Среди российских глухих поработали уже все кому не лень, начиная от католиков и кончая слугами Иеговы. У них это поставлено профессионально. В Европе каждый второй священник знает язык жестов. А в Польше храм для глухих есть в любом городе. У нас же — один на всю страну. Он же — один на весь православный мир. Но будущие миссионеры настроены оптимистично.

Молитва с сурдопереводом

Также в рубрике «В этот день 45 года»:

  • В Госдуме ответят на запрет в Латвии георгиевской ленточки 12.11.2021
  • Журналист Малькевич предупредил, что иноагенты внедряют в России технологию BLM через Кавказ 10.11.2021
  • Из Йемена — в Тамбовскую глубинку: история необычных фермеров 09.11.2021

При Вознесенском женском монастыре областного центра более пяти лет существует община, которую составляют люди с нарушениями слуха: глухие и слабослышащие. Собственно говоря, для многих из них Благая Весть (так переводится слово «Евангелие») может быть подобна такому слову, которое требует особого объяснения, чтобы сделать его понятным для любого человека.

«Приходится максимально упрощать, пользоваться примерами и понятиями, уже знакомыми слушателям нашей школы. В тот раз я говорил о том, что «нищие духом» — это такие смиренные люди, которые умеют быть добрыми, терпеливыми, которые не обижаются, если с ними обходятся не так, как им хотелось бы, отсюда и разговор об обиде начался», — рассказывает руководитель отдела церковной благотворительности и социального служения Тамбовской епархии протоиерей Иоанн Каширский, служа?щий в Вознесенском женском монастыре.

Разговор о вере

Разговор о вере с тамбовскими слабослышащими начался в своё время после бесед с воспитанниками Красненской школы-интерната для глухих и слабослышащих.

«Эта работа сделалась возможна благодаря Высокопреосвященнейшему Феодосию, митрополиту Тамбовскому и Рассказовскому, который и благословил это начинание. Аня Мукина стала сурдопереводчиком в отделе по социальному служению Тамбовской епархии. Это было более пяти лет назад, она к тому времени закончила специальный колледж для людей с нарушениями слуха», — рассказывает о. Иоанн.

Анна Мукина продолжает учиться и сейчас — она заканчивает Тамбовский мединститут. Одновременно она продолжила учиться в Тамбовской духовной семинарии на регентском отделении, но не просто «из интереса», а с вполне конкретной целью — чтобы как следует освоить богослужебный устав, научиться ориентироваться в чинопоследовании службы настолько легко, чтобы переводить богослужение на язык жестов без запинки. Подростком сама решила, что должна действительно, а не только по факту крещения в младенчестве, быть православной. Вслед за таким решением пришла необходимость научиться читать на церковнославянском, и, хотя способностей к языкам у Анны, по ее мнению, не было никогда, с церковнославянским дело пошло очень хорошо, и вскоре она могла читать на этом языке и переводить (обратный перевод, на церковнославянский с русского, синтаксис и т. д., совершенствовала уже во время учёбы в семинарии). А потом пришло и время изучения еще одного языка — жестового.

«Слух я начала терять лет с тринадцати, но вначале даже я сама на это внимания не обращала… Потом были другие проблемы, так что начать учить жестовый язык я собралась уже после восемнадцати лет. Ну, на всякий случай. Пришла в Общество глухих, его руководитель Бунина, просто замечательный человек. Со мной занималась. Потом в Павловске заочно училась», — рассказывает Анна.

Община глухих сформировалась постепенно. Аня приглашала в храм тех, кого знала лично, а те, в свою очередь, своих знакомых. На предложение прийти на службу с сурдопереводом люди откликались весьма охотно, потому что желание посещать храм у многих имелось, но в нём не было перевода, а значит, не было понимания происходящего. Перевод, по сути, открывает для них дверь в Церковь, даже если какие-то высокие и глубокие вопросы пока ускользают от их понимания. Дело здесь не в малообразованности этих людей, а в том, что их мышление в чём-то очень конкретно. Есть свои особенности и у языка жестов, в котором нет предлогов, склонений. Так что не случайно взрослым слушателям воскресной школы, разбиравшимся с понятием «обида», так трудно давалась разница смысла между возвратным глаголом «обидеться» и невозвратным «обидеть».

«Из-за таких особенностей глухим бывает трудно по-настоящему полно исповедаться. Многие приносят списки своих прегрешений, написанные на листочках, но бывает, что одного такого списка недостаточно. Нужна пастырская беседа, нужно выяснить, и прежде всего это нужно самому кающемуся, не связан ли с одним грехом другой грех, не замеченный исповедывающимся, и правильно ли глухой человек называет свой грех. Скажем, на бумажке можно написать «украл». Но это может означать как «я украл», так и «у меня украли». В первом случае надо признаться в краже, а во втором — в своей обиде на вора. Изредка возможен разговор голосом со слабослышащим, но не с глухим. Случается, требуется и помощь переводчика, которым опять-таки выступает Аня», — рассказывает о. Иоанн.

Настоящая община

Община глухих в Вознесенском женском монастыре небольшая, но это именно община, члены которой поддерживают отношения между собой не только на чаепитиях после службы или занятий в воскресной школе. Они общаются и «в миру», посещают друг друга, если кто-то заболеет.

Общину составляют люди разного возраста, с разными судьбами. Есть молодые, как, например, слабослышащая девушка Калерия. Она хорошо говорит голосом, собирается поступать в медицинский институт — наверное, пример Анны вдохновил. Другими словами, она свободно чувствует себя в звучащем мире, но всё же из всех тамбовских храмов она предпочитает этот, и в общине ей привычно и свободно.

Есть среди прихожан семьи, в том числе и многодетные.

«Елена родом из Чувашии. Она глухая, муж — слабослышащий. У них трое детей: старшая девочка слышащая, двое младших — слабослышащие. Старшая девочка очень развитая, способная, занимается фигурным катанием. Она ходит в обычный сад, сейчас пошла на подготовку в православную гимназию. Семья поддерживает отношения с бабушкой и дедушкой, они живут в Чувашии, говорят по-чувашски, так что девочка сейчас владеет и жестовым языком, и чувашским, но и русским, разумеется», — рассказывает о своих подопечных Анна.

Среди особенностей характера, общих для большинства глухих, она отмечает более острое переживание одиночества. Наверное, причина этого в том, что они и так более чем «обычные люди», одиноки в мире. И по этой же причине, они очень дорожат теми возможностями общения, которые у них есть, и теми нитями, которые связывают их с внешним миром.

Быть «своим» в мире

В том, насколько им хочется быть «своими» в этом мире, может убедить такая мелочь: весной община чуть ли не в полном составе посетила концерт иеромонаха Фотия, а недавно побывали на концерте хора Данилова монастыря. Они не могли слышать исполнителей, но это их не смутило, ведь почувствовать атмосферу можно и не слыша звуков — и именно эта атмосфера и привлекала их.

Часто проводником в этот внешний мир как сурдопереводчик выступает Анна Мукина. С группой прихожан она ездила в разнообразные паломнические поездки по области и за её пределы: в течение нескольких лет они побывали практически во всех интересных для паломников местах Тамбовщины: в Мордово, в Мичуринске, побывали в музеях областного центра. Выезжали и за пределы области — даже в Крыму побывали, так что принадлежность к общине действительно помогает глухим прихожанам расширять границы мира. Одним из самых ярких впечатлений их поездок стало посещение в Москве храма Тихвинской иконы Божией Матери Симонова монастыря. Там не первый год существует община слепоглухих, глухих и слабослышащих. В этом храме вся служба полностью проходит на языке жестов, а сами глухие активно участвуют в ней и даже поют, а ещё там такая тёплая и доброжелательная атмосфера, что, как утверждает Анна Мукина, невозможно не полюбить это место. «Если будете в Москве — сходите туда обязательно», — советует она.

Ну а в тамбовской общине появляются новые переводчики, вернее, пока будущие переводчики. Молодая учительница из Тамбова Анна Канищева, прочитав на страничке объединения православной молодёжи «ВКонтакте» предложение начать осваивать язык жестов, очень обрадовалась, потому что ей этого давно хотелось. Никакой личной истории, объясняющей желание изучать язык жестов, у неё нет, ей просто это интересно, а самое главное — хочется приносить пользу людям. Реальность мира глухих, с которой Анна познакомилась совсем недавно, не изменила этого стремления, напротив, община ей понравилась.

«Люди, с кем я познакомилась, показались очень дружелюбными и приветливыми. Может, дело в том, что это всё-таки церковная община, а ещё в том, что глухие, которые не могут использовать интонацию для придания дополнительного смысла словами, все эмоции передают лицом, мимикой. Такая эмоциональность тоже очень привлекательна», — говорит будущая сурдопереводчица Анна Канищева.
Она пока не знает, как бы переводила на язык жестов всякие трудные слова вроде «благодать», и только осваивает простую бытовую лексику, но полна энтузиазма.

Помогать другим

Новые события происходят и в общине: недавно несколько женщин решили заняться благотворительностью. Да, не просить о благотворительной помощи, а самим стать в какой-то мере благотворителями. Пользуясь своими швейными машинками и теми, которые имеются в центре гуманитарной помощи «Тёплый кров», они будут шить трусы для бездомных, нашедших временное пристанище в Доме ночного пребывания.

…Говорят, многим глухим свойственна повышенная потребность во внимании, почти каждый хочет, чтобы тот или иной важный для него человек, как можно больше занимался именно им. Таким людям труднее, чем многим другим, задуматься о том, чтобы не только принимать помощь, но и начать помогать совсем незнакомым и посторонним. Члены общины при Вознесенском женском монастыре задумались о такой помощи, и это значит, что они в самом деле могут слышать Благую Весть.

На молитву с сурдопереводом

Языком глухонемых отец Антоний овладел около 15 лет назад. Тогда, будучи послушником Троице-Сергиева Варницкого монастыря в Ростовском районе, он познакомился с Виктором Белоноговым, или просто рабом Божиим Виктором, как его называет батюшка. Строитель Виктор, приглашенный в монастырь для проведения кровельных работ, оказался глухонемым. Изъяснялся он исключительно жестами, мимикой или писал записки. Но как человек интересный и коммуникабельный, очень стремился к общению с окружающими. Особенно отцом Антонием, к которому был приставлен помощником и питал самые добрые чувства.

Не прошло и месяца, как благодаря Виктору батюшка без всяких специальных пособий освоил сурдоперевод.

— Глухонемой писал на бумаге слова, потом переводил их на язык жестов. А я заучивал что к чему, — рассказывает батюшка.

Но главное даже не в этом. Общаясь с Белоноговым, отец Антоний проникся огромным уважением к людям, которых доселе почти не замечал. Глухонемые были для него иными, какими-то странными пришельцами из другого мира, и батюшка, к своему огорчению, не стремился прежде их понять. А тут вдруг понял!

— Я с удивлением узнал, что молчащие и неслышащие на самом деле говорят, да еще как. С ними вполне можно найти общий язык. Только надо учитывать: глухонемые как дети, они воспринимают окружающий мир более трепетно и искренне. Эти прихожане очень ранимы, доверчивы и обидчивы. Скажешь им грубое слово, а они в слезы. Зато когда похвалишь, мигом успокаиваются и светятся от счастья, — делится впечатлениями настоятель храма и сам будто светится изнутри.

А еще, по словам иеромонаха Антония, глухонемые — классные труженики. Ведь они в отличие от здоровых работяг умеют сосредотачиваться на главном и не болтают по пустякам. За это их очень ценят. Кровельщика Виктора Белоногова, например, не раз приглашали в монастыри, в том числе и Толгский, где он крыл купола. А однажды раба Божиего Виктора послали послушником в Грецию на восстановительные работы в Свято-Пантелеймоновском монастыре, что на горе Афон. Сегодня Белоногов, принявший после длительного послушания сан, — помощник настоятеля в храме Ильи Пророка, где служит отец Антоний. Он, как и в прежние времена, с удовольствием помогает батюшке по хозяйству, а еще — в общении с глухонемыми. Потому как те, к великой радости настоятеля, теперь толпами приходят в церковь наравне с обычными людьми.

Читайте также  Божий Свет молитва

Сам же иеромонах Антоний работает в кузнечихинском храме с 1997 года. И практически с первых дней ведет службы с сурдопереводом.

— Как-то ко мне пришла глухонемая женщина и написала в записке, что хочет исповедоваться и причаститься, но ни в одной церкви этого сделать не может — ее просто не понимают. Я же просьбу христианки с легкостью выполнил. А потом решил и впредь помогать таким людям. Тем более что прежде в нашей области с ними в основном общались сектанты, которые находили способы заманивать в свои ряды даже глухих. А сегодня они потянулись в православные храмы, и это очень приятно.

Как поясняет батюшка, перетолковывать церковнославянский на язык жестов достаточно сложно. Сперва необходимо мысленно перевести молитвы на русский, а потом уже на язык глухонемых. При этом надо помнить, что многих слов в этом языке нет, так же как не употребляется их переносное значение.

— К примеру, я долго не мог объяснить глухонемым значение слова «подвижник», — улыбается отец Антоний. — В прямом смысле для неслышащих и неговорящих оно означало человека, который много двигается, бегает и прыгает. Я же имел ввиду совершающего духовный подвиг, а не физкультурника.

Кроме того, среди глухонемых есть совсем неграмотные люди, не умеющие даже читать и писать. И к таким отец Антоний тоже пытается найти подход, по многу раз растолковывая им значение того или иного слова, молитвы. Причем делает это предельно ласково, терпимо, не раздражаясь и не возмущаясь.

Чувствуя отзывчивость батюшки, прихожане платят ему той же монетой. На проповеди к отцу Антонию приходят и поодиночке, и семьями. Причем многие глухонемые, побывав на службе в храме Ильи Пророка в Кузнечихе, в следующий раз приводят с собой родственников, друзей, знакомых. Люди, которые, по сути, являются изгоями общества и до конца своих дней обречены жить непонятыми, нашли в лице иеромонаха Антония и духовного наставника, и друга, и целителя душ человеческих. Хотя сам он своими заслугами, конечно, не кичится. Просто скромно выполняет свою работу. По воле Божией и из большой любви к людям.

Евангелие с сурдопереводом: у кого тоньше духовный слух

В России более 150 языков, и только один — межнациональный — для глухих. Как они стали иностранцами в своем отечестве, почему им в школе запрещали говорить на родном языке, а в Церкви разрешают и что мешает людям со здоровым слухом понять друг друга — разбирался корреспондент РИА Новости.

«На одну сказку — неделя»

Воскресные чаепития после литургии собирают в храме Всех Святых, в земле Российской просиявших, людей со всей Москвы. Наталья с сыном-подростком тут частые гости — приезжают пообщаться с другими посетителями Центра для глухих и слабослышащих «Десница». «Здесь всем рады, и люди разговаривают так, как им удобно», — объясняет прихожанка.

«А в детском саду и школе (слабослышащие обучаются отдельно. — Прим. ред.) запрещали общаться на жестовом языке. Хотя даже годовалый глухой малыш может показать «яблоко», тогда как слышащий будет только кричать», — рассказывает она.

Теперь вот у них с сыном проблема — скудный словарный запас. Поэтому Наталья начала на языке жестов читать сыну сказки и объяснять значение и смысловые оттенки каждого слова. «На одну сказку уходит неделя, но зато в итоге все понятно. Жаль, что мы решили идти по такому пути только сейчас», — вздыхает Наталья.

Иностранцы в своем отечестве

«В советской школе была однозначная позиция: глухих нужно учить языку слышащих. Хотя еще Выготский, классик педагогики, говорил, что билингвизм (использование двух языков на равных. — Прим. ред.) — более перспективное направление», — утверждает диакон Артемий Овчаренко, руководитель отделения центра «Десница» в храме Святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО.

Глухому тяжелее выйти на уровень речи и письма слышащего человека, ведь он себя не слышит, сетует священник. «Потому и отношение к ним было как к неполноценным. Только в постсоветское время пришло понимание, что жесты — это не гримасы и обезьянничанье, а полноценная языковая система», — говорит он.

В 2012 году язык жестов стал в России государственным. В вузах начали готовить переводчиков, однако это не решило проблему. Педагоги иногда не пользуются жестовым языком или вообще его не знают, уверяет отец Артемий.

«Сейчас все уже не так плохо, как раньше, но многое по-прежнему зависит от педагога, —продолжает Наталья. — К счастью, в Москве большой выбор учреждений для глухих».

И английский тоже

«У нас каждый педагог владеет жестовым языком, а в штате есть сурдопереводчик, — рассказывает Лариса Малихова, директор единственной в Курской области школы, где могут учиться глухие и слабослышащие дети. — Чтобы у нас работать, нужно минимум три образования, а обучают сурдопереводу только в Москве и Петербурге».

Педагоги используют жестовый язык как подспорье, чтобы объяснить материал. «Однако предмета в учебном плане нет. Как нет методичек и учебников. Наверное, это дело будущего», — сетует Лариса Малихова.

С целью компенсировать этот недостаток она организовала факультатив для детей и родителей. Но и этот факультатив рекомендован тем, кто почти ничего или совсем ничего не слышит. А слабослышащим детям нужно развивать остаточный слух, чтобы научиться говорить. Но если человек хочет учить жестовый язык, как запретить? Тем более что между собой дети предпочитают общаться именно на жестовом языке, а чтобы использовать язык грамотно, отмечает педагог, нужно учиться.

«Я говорю детям: вы у нас умницы, должны знать три языка — русский, жестовый и английский, его у нас могут изучать с шестого класса», — говорит Лариса.

Услышать глазами

«Когда выучила жестовый, даже службу стала лучше понимать, — признается Наталья из Москвы. — Приходится больше напрягаться, «вслушиваться», и никто не отвлекает».

В московском Всехсвятском храме в Новокосино каждое воскресенье совершают службы с сурдопереводом. А в Курске устраивают службы специально для глухих.

«Они стоят у иконостаса, а я на солее спиной к алтарю, говорю на церковно-славянском и перевожу на русский жестовый. А сурдопереводчик «рассказывает» только то, что поет хор, —объясняет иерей Константин Аристов, духовник курской православной общины глухих и слабослышащих имени Петра и Февронии Муромских, клирик Курского Свято-Троицкого женского монастыря.

По его словам, темп такой службы существенно медленнее обычной. «Но глухие «слышат» глазами. Они не могут долго удерживать внимание. Представьте, что вы смотрите в одну и ту же точку полтора часа? — говорит отец Константин. — А еще, когда по уставу положены поклоны, мы делаем паузу в богослужении: они же во время поклона не видят переводчика». Но даже несмотря на то, что священник немного сокращает службу, для глухих она идет на 20 минут дольше обычного.

Есть и переводческие тонкости. «Сложные места в Евангелии, которые требуют глубокого осмысления, нельзя переводить слово в слово или жест в жест», — говорит он. Поэтому «читать» такие отрывки часто приглашают понимающих глухих, так как жестовый язык для них — родной. «Глухие мыслят образами. Им легче донести суть», — считает священник.

Шаг навстречу

Чаепитие в Новокосино подходит к концу. Начинается занятие воскресной школы для взрослых. Отец Павел, диакон храма Всех Святых, в земле Российской просиявших (он же — преподаватель воскресной школы), включает большой экран, на нем текст Евангелия с толкованием.

На средства грантов отец Павел и его коллега Андрей Андрейкин при поддержке Центра изучения Библии переводят на русский жестовый язык самое короткое Евангелие — от Марка. Пока осилили восемь глав, но уже запустили первое в России приложение для Android — Евангелие с сурдопереводом. А еще тут на жестовом языке снимают катехизаторские ролики для канала «Десница» в YouTube. И хотят открыть воскресную школу для детей. Есть и бесплатные курсы жестового языка, куда ходят не только глухие и их родственники, но и те, кто хочет их понимать и с ними общаться.

Язык духовный

Анна Алексеева, руководитель волонтерского проекта «Событие», тоже выучила жестовый язык. Она считает, что мир глухих слишком обособлен от мира слышащих: есть своя культура, фильмы, сообщества. «Мы хотели соединить два этих мира, чтобы люди друг друга поняли», — рассказывает она. Но чтобы понять другого, нужно потрудиться.

Проблема в том, что глухие стесняются своего произношения, а слышащие зачастую думают, что перед ними слабоумные. В итоге глухие предпочитают жестовый язык.

И тем не менее слабослышащие учатся говорить. «Хотя это им очень тяжело, они делают шаги навстречу слышащим. А вот слышащие — нет, — считает Анна. — Люди не знают даже основных правил общения со слабослышащим: не кричать на ухо, повернуться к собеседнику лицом и говорить с четкой артикуляцией, чтобы он мог читать по губам».

Но, по словам патриарха Кирилла, самое страшное, «когда человек слеп и глух духовно». «И таких глухих и слепых, — констатировал предстоятель Церкви, — намного больше, чем людей, ограниченных по физическому зрению и слуху».

Литургия с сурдопереводом и община глухих

  • Нужда прихода
  • Как появилась идея?
  • Как это работает?
  • Что необходимо для реализации практики?
  • Ключевые моменты
  • Отправные точки
  • Какие плоды это принесло?
  • Дополнительные материалы
  • Контакты

В России как в крупных городах, так и в небольших населённых пунктах достаточно много людей с ограничением по слуху ( почти 200 тысяч по России и от 10 до 20 тысяч по Москве). Но мы их не видим в храмах, поскольку они ничего ( или практически ничего) не слышат на богослужениях, а потому ничего не понимают. Всё смысловое содержание центра христианской жизни — Литургии — проходит мимо них. Проблема не снимается даже в том случае, если глухой на службе пытается следить за текстом по книге. Это происходит потому, что, во-первых, даже русский язык для большинства глухих — иностранный, а тем более церковнославянский. А во-вторых, для большинства неслышащих очень тяжело дается абстрактное мышление, их мышление конкретно, а ведь все литургические смыслы носят абстрактный характер. Поэтому, чтобы такие люди могли полноценно принимать участие в Литургии, необходимо переводить её на язык жестов, иначе православный храм останется для человек с нарушением слуха недоступной и недружественной средой.

Но люди с инвалидностью — это ведь такие же люди, наша потенциальная паства, им нужна полноценная духовная жизнь, они к ней тянутся, и многие сектанты пользуются этим, привлекая к себе сотни глухих адептов даже в небольших городах, благодаря наличию сурдопереводчика.

В Москве ранее была всего одна община, где служились Литургии с сурдопереводом, что лишало людей возможности выбрать для себя приход, а также создавало неудобство в транспортном плане для тех, кто живёт на другом конце города. Руководством прихода было принято решение — начать и при нашем храме вести духовно-просветительскую работу также и среди неслышащих.

Службы с сурдопереводом проходят по субботам ( в летний период — по воскресеньям). Сурдопереводчик располагается на южной стороне солеи лицом к народу. Он переводит на жесты текст ектений, возгласы священника после ектений, песнопения и прошения хора.

Наконец, в отдельных случаях сурдопереводчик отступает от текста литургии и какое-либо место сопровождает собственным комментарием. Во время проповеди он синхронно ее переводит.

После литургии все поднимаются в комнату, где проходят чаепития. Организацию чаепития осуществляют сами глухие ( как правило, женщины). От 30 минут до 1 часа все глухие просто общаются, делятся новостями и впечатлениями, что-либо обсуждают.

После этого начинается занятие воскресной школы. Преподавателем является сурдопереводчик — слабослышащий диакон Павел Афанасьев. Весь просветительский компонент, начиная от воспроизведения на жестах литургических смыслов и заканчивая занятиями воскресной школы, лежит на его плечах.

Мир глухих тесен, поэтому об общине глухие и слабослышащие узнают посредством « сарафанного радио». Кроме того, многие глухие впервые узнают об общине через публикации в СМИ о мероприятиях, проводимых Центром по работе с глухими и слабослышащими.

  1. Благая воля руководства прихода.
  2. Наличие хотя бы одного энтузиаста ( лучше больше), которому интересно общаться с глухими, который готов изучать их язык.
  3. На первое время ( пока тот, кто будет на приходе заниматься данным направлением, учит жестовый язык), желательно пригласить сурдопереводчика — церковного, либо, по крайней мере, который лояльно относится к Церкви.

Первое, что необходимо, чтобы начать подобный проект — обратиться в ваше местное ( региональное) отделение Всероссийского общества глухих ( ВОГ): http://www.voginfo.ru/region-vog.html — они вам дадут полную статистику по количеству глухих в вашем регионе, помогут найти сурдопереводчика и распространить информацию о вашем храме среди инвалидов по слуху.

При организации работы с глухими сразу нужно ставить стратегическую цель — создание общины глухих и слабослышащих. Наличие сурдопереводчика на литургии само по себе может не принести никаких существенных результатов, если не будет сопровождаться совокупностью разносторонних мер.

  1. В первую очередь, чаепитие после литургии и непринужденное общение. Людям нужно раскрепоститься, почувствовать себя уверенно. Для этого во время чаепития должна царить атмосфера дружелюбия, доброго юмора, приветливости. Глухие должны почувствовать себя комфортно. Как правило, они добры и зачастую по-детски наивны, но при этом могут быть мнительны. Поэтому ни в коем случае в общении с ними нельзя быть угрюмым. Важно, чтобы на чаепитии присутствовал священнослужитель, который заинтересован в общении с глухими и искренно к ним расположен. Совершенно замечательно, если при этом он владеет жестовым языком или по крайней мере активно его изучает. Знание жестового языка существенно повышает авторитет священника среди глухих и в их глазах может с лихвой компенсировать многие другие недостатки. Наконец, если на старте бюджет на организацию чаепития, а также все организационные моменты должен возложить на себя приход ( скорее всего, в лице того человека, кому будет поручено вести служение), то со временем важно делегировать эту ответственность самим глухим, чтобы они самостоятельно готовили чай, сервировали стол, покупали печенье Это будет способствовать формированию общины и приучать глухих к тому, что это их община.
  2. Помимо чаепития очень важен момент духовного просвещения и увещевания. Община — это все-таки не простой клуб по интересам: для большинства глухих это единственное место, где они могут что-то узнать о вере и о духовной жизни. Подобные занятия можно организовать в формате воскресной школы после чаепития.


Если провести одно или несколько занятий для глухих может не составить большого труда, поскольку поначалу подобная практика кажется чем-то оригинальным и увлекательным, то для того, чтобы наладить такие занятия еженедельно, необходим энтузиаст, который лично заинтересован помочь глухим. Такого человека следует и морально поддерживать, и, по возможности, материально поощрять. Идеально, если имеется священнослужитель, знающий жестовый язык и интересующийся глухими: такой человек — лучший преподаватель для воскресной школы. В противном случае потребуется технический сурдопереводчик. Но в любом случае существенно важно, чтобы тот человек, который что-то будет глухим говорить о вере или о духовной жизни, сам был в этом заинтересован и подходил к своему делу не формально. Помимо кадрового вопроса значение имеет также вопрос оборудования: очень важно, чтобы рассказ преподавателя воскресной школы сопровождался визуальным рядом. Лучше всего, если у прихода для этой цели имеется ноутбук, проектор и экран. Поиском изображений может заниматься как сам преподаватель, так и какой-нибудь волонтер.

Необходима также « внеклассная» программа. На первых порах это могут быть паломнические поездки или экскурсии.


В подобных мероприятиях существенно необходимо наличие сурдопереводчика. Желательно по возможности, чтобы в поездках глухих сопровождал и священнослужитель.

  • Дальнейшие шаги в направлении совместных мероприятий подскажут сами глухие: их мир, с одной стороны, очень тесен, так что легко можно познакомиться с различными представителями этого сообщества и заручиться их поддержкой на благо церковной общине глухих, а с другой стороны, сами глухие, даже нецерковные, с большим сочувствием отзываются на любые попытки слышащих как-то им помочь. Поэтому при знакомстве с глухими не следует стесняться выражать свои благие намерения — оказывать глухим людям всевозможную поддержку
  • Все инициативы в области служения глухим необходимо освещать посредством СМИ. Чем большего охвата будут достигать информационные кампании, тем благотворней это скажется на росте общины.
  • Особенного замечания требует личность сурдопереводчика.


    Если на начальном этапе на эту роль и можно поставить не воцерковленного специалиста, то лишь с тем условием, что это лишь на время. Все смыслы Литургии доступны глухим только через него, а сами они очень чутки не только к тому, насколько сурдопереводчик профпригоден, но и насколько благочестив.

    Если в вашем городе нет церковных сурдопереводчиков, кто мог бы обучить азам жестового языка, а также по всем другим вопросам Вы можете обращаться в Координационный центр по работе с глухими, слепоглухими и слобослышащими при Синодальном отделе по церковной благотворительности: surdonika.ru

    1. Появилась община глухих и слабослышащих.
      Общее количество людей с нарушением слуха, которые хотя бы раз посещали мероприятия ( и контактные данные которых сохранились) — 40−50 человек.
      Количество людей, которые еженедельно посещают литургию с сурдопереводом и воскресную школу — 10−20 человек в сезон, не более 5 человек летом. Явка значительно варьирует в зависимости от календаря праздничных дней.
      Количество людей, которых можно реально назвать активным костяком общины, составляет 10−15 человек.
    2. Улучшение репутации прихода. В хорошем смысле реклама прихода.
    3. У нас в гостях однажды были представители Екатеринодарской епархии, которые посмотрев на нашу общину людей с нарушением слуха и на то как с ними ведётся просветительская работа, решили организовать на своём приходе подобный проект. Насколько мне известно, они уже отслужили первую литургию с сурдопереводом, и им удалось создать успешно действующий социально-миссионерский центр для глухих и слабослышащих людей.

  • Рейтинг
    ( Пока оценок нет )
    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

    Adblock
    detector