Молитва от дерзости

Молитва от дерзости

Молитва от дерзости

Молитва от дерзости

Понуждайте себя к молчанию, родителю всех по Богу добродетелей. Молчите, чтобы творить молитву, ибо, когда разговаривает человек, как он может избежать празднословия, от которого и всякое злое слово, отягощающее душу ответственностью?

При работе избегайте разговоров. Лишь два-три слова, и то в случае необходимости. Руки пусть работают для нужд тела, а ум пусть произносит сладчайшее имя Христово, дабы восполнить и нужды души, о которых мы не должны забывать ни на секунду.

Чадо мое, не печалься обо мне, но подвизайся теплейше. Подвизайся в молчании, молитве и плаче и обретешь основы [1] вечной жизни. Понуждай себя, затворяй свои уста и в радости, и в скорби. Опытность в том, чтобы и то, и другое удерживать в себе, ибо язык не умеет хранить богатство.

Молчание — самая великая и плодоносная добродетель. Поэтому и богоносные отцы назвали ее безгрешием. Молчание и безмолвие — это одно и то же.

Первым божественным плодом молчания является скорбь — печаль по Богу, радостотворная печаль. Потом приходят светлые помыслы, приносящие святой поток живоносных слез, благодаря которым совершается и второе крещение [2]: душа очищается, сияет и становится подобной Ангелам.

Что сказать мне, чадо Иисусово, о духовных созерцаниях, происходящих от молчания, о том, как отверзаются очи ума и видят Иисуса в сладости, паче меда! Что за небывалое чудо происходит от законного молчания и внимательного ума! Ты знаешь это — так подвизайся. Малое открыл я тебе. Понуждай себя и обретешь еще большее! Я молюсь о тебе, как и обещал. Итак, ты готов?

Не говори, чадо мое, лишних слов, ибо они охлаждают в твоей душе божественную ревность. Возлюби молчание, рождающее все добродетели и ограждающее душу, чтобы не приблизилось к ней диавольское зло.

Лучше упасть с высоты, чем пасть по вине языка [3]. Язык причиняет людям величайшее зло.

Спасение не приобретается, когда мы празднословим или проводим дни безотчетно. Будьте осторожны со своим языком и умом, ибо хранение их наполняет душу светом Божиим. Но, у кого уста неукротимы, тот собирает в своей душе множество нечистот.

Молчите, молчание — величайшая добродетель. Избегайте праздных слов и смеха, если желаете, чтобы ваша молитва посредством слез и благодати имела дерзновение!

Будьте осторожны со страстными помыслами и мечтаниями. Изгоняйте их тотчас, как они появятся, потому что если такие мечтания замедлят, то окаянная душа подвергнется смертельной опасности.

Непрестанно творите молитву с силой, ревностно, с любовью. Только так можно укрепиться душевно. Любыми способами избегайте праздных слов, ибо они расслабляют душу, и у нее не остается сил для подвига.

Время не для рассеяния, но для духовных приобретений. Кто нам дал гарантию, что, ложась спать, мы проснемся вновь? Посему будем понуждать себя.

Когда молчишь, у тебя есть время и возможность для молитвы и собранности. Но когда ты невнимательно проводишь часы, для молитвы у тебя не остается времени, а невнимательные разговоры влекут за собой еще и различные грехи. Посему святые отцы добродетель молчания ставили выше всех добродетелей, ибо без нее ни одна из добродетелей не может удержаться в душе человека.

Итак, молчание, молитва, послушание. Когда ты с помощью Божией приобретешь эти добродетели, тогда познаешь свет Христов в своей душе.

Будь мудрым в своих словах: сначала подумай, а потом говори. Пусть язык твой не спешит опередить мысль в том, что ты должен сказать.

Не предавайся, чадо мое, дерзости. От дерзости происходит много зол. Убегай ее, как огня и змеи!

Храни себя от дерзости и неуместных слов: они иссушают душу человека. А молчание, кротость, молитва, напротив, исполняют душу небесной росой, сладкой печалью.

Возненавидь празднословие, как родителя охлаждения и сухости, ибо празднословие отгоняет слезы от наших глаз, и душа наша увядает.

Имей терпение, чадо мое, смирение, любовь и хранение языка, ибо язык, когда побеждает человека, становится для него неудержимым злом, увлекает за собой и других и ввергает их в бездны греха.

Да, чадо мое, уста твои да будут заграждены, дабы сердце твое сохранилось чистым. И когда оно пребывает чистым, тогда приходит Бог и вселяется в него, и оно становится храмом Божиим. И святым Ангелам радостно находиться в таком сердце!

Также с помощью гнева и молитвы прогоняй и постыдные помыслы. Молитва — это огонь, попаляющий демонов и обращающий их в бегство.

Будь осторожен в отношении своих уст, но прежде всего в отношении ума. Не позволяй дурным помыслам беседовать с тобой. Уста твои да не произносят слов, которые могут ранить брата.

Уста твои пусть изрекают слова, распространяющие благоухание, слова утешения, ободрения и надежды. От произносимого устами виден и внутренний человек, его сущность.

Подвизайся, чадо мое, насколько можешь, в понуждении себя. Понуждение во всем, главным образом в молчании и скорбных слезах. Когда благоразумное молчание соединяется со слезами, тогда закладывается фундамент монашеской жизни, на котором будет построен надежный дом, где душа обретет духовную теплоту.

Если молчание не соблюдается,— это дурной знак для будущности души, поскольку все, что она собирает, тут же теряет, ибо монах, небрежный в слове, небрежен и в остальном.

Посему, чадо мое, понуждай себя во всем, ибо доброе начало получает похвалу, а нерадение осуждается, ибо конец его будет весьма жалок.

Когда молчим, у нас есть время для внутренней и устной молитвы, для светлых помыслов, наполняющих светом ум и сердце.

  1. Греч. στοιχεία — «стихии».— Перев.^
  2. Вторым крещением святые отцы называют покаяние. ^
  3. См.: Сир. 20, 18. ^

Демонов немощные дерзости

В нашем Отечестве поднялась невиданная с советских времен волна нападок на Русскую Церковь, и началом этой волны послужили события, связанные с политическими выборами – сначала в Государственную Думу, а затем и с выборами президента. Эта связь очевидна, нам остается только понять, что именно произошло, что именно так взбудоражило «либеральную общественность». А произошло вот что. Россия, вместо того чтобы идти по проторенной «общемировой» либерально-демократической дороге, медленно, но верно возвращается на свой, особенный путь, на свою тропу. Как мы понимаем, этот путь не из легких, но это путь, которым шла Россия всю свою историю и на который она возвращается теперь после почти векового блуждания по распутьям коммунизма, а затем и «дикого» либерализма.

Не скажем, что наш путь идеален, на нем было много горького и трудного, было много ошибок… но в этом мире вовсе не бывает ничего идеального, и главное в этом пути то, что он ищет не земного только, но и небесного. Это очень серьезное и важное замечание. И надо полагать, мы все же в состоянии произвести глубокий анализ наших ошибок, чтобы избежать повторения их в будущем.

Так против чего, собственно, с такой отчаянной яростью восстала современная «общемировая» идеология? Очевидно, что в России складывается не либерально-демократическая система по образцу европейской и американской, а иная, которую можно назвать авторитарной демократией. И, несмотря на кажущуюся карикатурность, в этом определении не больше шутки, чем в определении «либеральная диктатура». Речь идет о сильной авторитарной власти, поддерживаемой большинством, с существенной опорой на традиционные нравственные ценности, на Церковь. Именно против этой спайки – впрочем, не политической вовсе, как ошибочно понимают некоторые, а духовной, культурной, нравственной – и восстает вся система либеральных ценностей как идеология, противная системе ценностей христианских, а в нашем случае – противная Православию. Именно и боятся больше всего этой силы – нравственной, духовной, которая способна формировать политический, культурный и нравственный вектор развития нашего Отечества.

Именно на Церковь стали кидаться с моськиным тявканьем сначала несчастные эксбиционистки из «Femen», а потом и прочие жертвы социопатии, когда поняли, что Церковь не собирается вступать в ряды народной оппозиции, а напротив, готова поддержать «режим Путина» в его конструктивной, созидательной деятельности. К слову, сам этот феномен ненависти (зачастую ничем объективно не объясняемой и не оправданной) к партии власти – это предмет отдельного внимания. Ведь все, что «предъявляют» белоленточники партии власти – даже в объективной части этих предъявлений, – это не более чем «естественный фон» деятельности любой правящей партии в любом государстве, со всеми ее погрешностями. Ну, что поделаешь, мы не в раю живем, и с этим приходится как-то считаться. Критиковать власть? – да, пожалуйста! Как-то пытаться на нее влиять? – да сколько угодно. Но ведь речь именно идет о повальной и ничем не мотивированной ненависти, которая и перекинулась на Церковь, когда стало понятно, что она эту ненависть не разделяет. Вот в чем весь фокус: ненависть несется впереди разума, впереди рассудка, а это уже, простите, явный признак демонического «вдохновения».

Сейчас наступил критический момент в битве идеологий: секулярной, унижающей божественное достоинство человека, и христианской, это достоинство утверждающей, – и по методам борьбы видно: кто есть кто. Если Церковь не позволяет себе каких бы то ни было резких выпадов, не позволяет себе использования «административного ресурса», а уж тем более репрессивного аппарата (которого у нее попросту нет), то противная сторона все с большей очевидностью обнаруживает свое истинное лицо, хоть здесь больше подойдет слово «морда» – и вовсе не потому, что хочется кого-то обидеть, а потому, что за поведением определенно настроенной публики, за их поступками очевидно выступает бесовская ненависть к Богу, к системе христианских ценностей, к идее спасения человека.

Все просто как дважды два. Остальное только вопрос методологии. Бесы ищут, выбирают себе жертвы, год за годом воспитывая своих «агентов влияния», которым могут быть до конца и не понятны бесовские цели, но которые под видом борьбы за справедливость, законность, права человека, свободу и демократию… могли бы в конечном итоге исполнять именно их – бесов – программу борьбы с Богом, с Церковью и с человеком. Именно против человека, против его богоподобия, явленного во всей полноте Господом Иисусом Христом, и направлена вся злоба бесов. Вот почему совершается глумление в храмах, вот почему спиливают кресты… Потому что только Церковь хранит полноту понимания того, каков должен быть человек, к чему он призван, в чем состоит высший смысл его жизни. Только Церковь открывает подлинную красоту человека и помогает обрести пути достижения этой красоты. А поскольку это представление медленно, но верно начинает влиять и на светскую власть, начинает формировать представления о подлинных идеалах и устремлениях у самых разных людей, в том числе и у людей, делающих «большую политику», начинает влиять на их решения… то это не может не волновать бесов, которые уже и политику сделали во многом сферой своего влияния и проводником своих, бесовских идей. А тут не получается, тут начинаются неожиданные преткновения и сознательные противления, пусть и не слишком еще явно выраженные, но очевидные. И вот чтобы не дать этому нравственному, духовному влиянию Церкви на жизнь (в том числе политическую) усилиться, воздвигается эта неслыханная с давних пор, но хорошо известная по своей сути волна ненависти.

Только все это не более чем «демонов немощные дерзости», и Церковь, конечно, не столько будет оппонировать и объясняться с демонами, сколько будет продолжать свою негромкую, трудную, но чрезвычайно важную работу – работу по нравственному, духовному преображению общества. И эта работа обязательно будет приносить плоды во всех областях жизни – и в политике, и в культуре, и в экономике, и в искусстве. А понимание этого и доводит бесов до белого каления, и вызывает взрывы их бессильной ярости…

Но Бог поругаем не бывает! И чем раньше каждый из нас это поймет, тем больше шансов нам совершить выбор, за который не придется потом горько плакать и каяться нашим детям.

Молитвы от боязни, страха и тревоги

Тревога, ночные страхи, навязчивые мысли — каждый человек испытывал это. Еще в древности люди знали, что самое действенное средство против душевного беспокойства и плохих помыслов — молитва.

Находясь в душевном смущении, трудно бывает подобрать слова. В этом случае используют готовые тексты, составленные отшельниками, жившими в уединённых местах, где страхи и тревога действуют с особенной силой.

Их молитвы — верное средство избавляться от фобий, тревожных состояний, смущающих душу мыслей.

Страх перед людьми

Сильная молитва от страха и тревоги — Давидовы псалмы.

Царь Давид, живший в дохристианское время на земле нынешнего Израиля, терпел гонения от родного сына Авессалома, также желавшего царствовать. Однажды, скрываясь от погони, Давид написал псалом «Господи, почему умножаются мои враги?». Пока царь молился, его враги были побеждены силой Бога, без применения оружия.

Давидову молитву и сейчас ежедневно можно слышать в православном храме на вечернем богослужении.

Преподобный Амвросий Оптинский рекомендовал это молитвенное чтение, чтобы разрушить злые намерения врагов, но самим не согрешить. Во время сильного смущения можно прочесть весь псалом, или произнести отдельные фразы, подходящие к ситуации.

Другие псалмы Давида:

Молиться можно и на славянском, и на русском языке.

Господи, что ся умножиша стужающии ми? Мнози востают на мя, мнози глаголют души моей: несть спасения eму в Бозе eго. Ты же, Господи, Заступник мой еси, слава моя и возносяй главу мою. Гласом моим ко Господу воззвах, и услыша мя от горы святыя Своея. Аз уснух, и спах, востах, яко Господь заступит мя. Не убоюся от тем людей, окрест нападающих на мя. Воскресни, Господи, спаси мя, Боже мой, яко Ты поразил еси вся враждующыя ми всуе: зубы грешников сокрушил еси. Господне есть спасение, и на людех Твоих благословение Твое.

Необоснованные страхи

К каждому человеку время от времени подступают мрачные мысли. Вроде бы ничего не случилось, а сердце терзают паника, предчувствия беды. В этих случаях обращаются к Богородице.

Долгое время провела она в тревожном ожидании несчастья, которое должно было случиться с Её Сыном, Христом. Её помощь сильна в похожих ситуациях, происходящих с людьми.

В 8 веке жил греческий монах Феостерикт, страдавший приступами опасения и беспокойства. Чтобы избавиться от них, Феостерикт составил для молитвенной помощи Канон Богородице, «читаемый в душевной скорби и обстоянии».

Это сильная молитва от навязчивых мыслей, порождающих фобии, печатается в любом молитвослове.

Читая канон каждый день, верующие действительно избавляются от боязни, тревоги и беспокойства.

Творение Феостирикта монаха

Ирмос: Воду прошед яко сушу, и египетскаго зла избежав, израильтянин вопияше: Избавителю и Богу нашему поим.

Припев: Пресвятая Богородице, спаси нас.

Многими содержимь напастьми, к Тебе прибегаю, спасения иский: о Мати Слова и Дево, от тяжких и лютых мя спаси.

Страстей мя смущают прилози, многаго уныния исполнити мою душу; умири, Отроковице, тишиною Сына и Бога Твоего, Всенепорочная.

Слава: Спаса рождшую Тя и Бога, молю, Дево, избавитися ми лютых; к Тебе бо ныне прибегая, простираю и душу и помышление.

И ныне: Недугующа телом и душею, посещения Божественнаго и промышления от Тебе сподоби, едина Богомати, яко благая, Благаго же Родительница.

Ирмос: Небеснаго круга Верхотворче Господи, и Церкве Зиждителю, Ты мене утверди в любви Твоей, желаний краю, верных утверждение, едине Человеколюбче.

Предстательство и покров жизни моея полагаю Тя, Богородительнице Дево: Ты мя окорми ко пристанищу Твоему благих виновна, верных Утверждение, едина Всепетая.

Молю, Дево, душевное смущение и печали моея бурю разорити: Ты бо, Богоневестная, Начальника тишины Христа родила еси, едина Пречистая.

Слава: Благодетеля рождши добрых виновнаго, благодеяния богатство всем источи: вся бо можеши, яко сильнаго в крепости Христа рождши, Богоблаженная.

И ныне: Лютыми недуги и болезненными страстьми истязаему, Дево, Ты
ми помози: исцелений бо неоскудное Тя знаю Сокровище, Пренепорочная, неиждиваемое.

Моление теплое, и стена необоримая, милости источниче, мирови прибежище, прилежно вопием Ти: Богородице Владычице, предвари, и от бед избави нас, едина вскоре предстательствующая.

Ирмос Услышах, Господи, смотрения Твоего таинство, разумех дела Твоя, и прославих Твое Божество.

Страстей моих смущение, Кормчию рождшая Господа, и бурю утиши моих прегрешений, Богоневестная.

Милосердия Твоего бездну призывающу подаждь ми, Яже Благосердаго рождшая, и Спаса всех поющих Тя.

Наслаждающеся, Пречистая, Твоих дарований, благодарственное воспеваем пение, ведуще Тя Богоматерь.

Слава: На одре болезни моея и немощи низлежащу ми, яко Боголюбива, помози, Богородице, едина Приснодево.

И ныне: Надежду и утверждение, и спасения стену недвижиму, имуще Тя, Всепетая, неудобства всякаго избавляемся.

Ирмос Просвети нас повелении Твоими Господи, и мышцею Твоею высокою Твой мир подаждь нам, Человеколюбче.

Исполни, Чистая, веселия сердце мое, Твою нетленную дающи радость, веселия рождшая Виновнаго.

Избави нас от бед, Богородице Чистая, вечное рождши Избавление, и Мир, всяк ум преимущий.

Слава: Разреши мглу прегрешений моих, Богоневесто, просвещением Твоея светлости, Свет рождшая Божественный и превечный.

И ныне: Исцели, Чистая, души моея неможение, посещения Твоего сподобльшая, и здравие молитвами Твоими подаждь ми.

Ирмос: Молитву пролию ко Господу, и Тому возвещу печали моя, яко зол душа моя исполнися, и живот мой аду приближися, и молюся яко Иона: от тли, Боже, возведи мя.

Смерти и тли яко спасл есть, Сам Ся издав смерти, тлением и смертию мое естество ято бывшее, Дево, моли Господа и Сына Твоего, врагов злодействия мя избавити.

Предстательницу Тя живота вем, и Хранительницу тверду, Дево, и напастей решащу молвы, и налоги бесов отгоняющу; и молюся всегда, от тли страстей моих избавити мя.

Слава: Яко стену прибежища стяжахом, и душ всесовершенное спасение, и пространство в скорбех, Отроковице, и просвещением Твоим присно радуемся: о Владычице, и ныне нас от страстей и бед спаси.

И ныне: На одре ныне немощствуяй лежу, и несть исцеления плоти моей; но Бога и Спаса миру, и Избавителя недугов рождшая, Тебе молюся Благой: от тли недуг возстави мя.

Предстательство христиан непостыдное, Ходатайство ко Творцу непреложное, не презри грешных молений гласы, но предвари, яко Благая, на помощь нас, верно зовущих Ти: ускори на молитву, и потщися на умоление, предстательствующи присно, Богородице, чтущих Тя.

Ирмос: От Иудеи дошедше отроцы, в Вавилоне иногда, верою Троическою пламень пещный попраша, поюще: отцев Боже, благословен еси.

Наше спасение якоже восхотел еси, Спасе, устроити, во утробу Девыя вселился еси, Юже миру Предстательницу показал еси: отец наших Боже, благословен еси.

Волителя милости, Егоже родила еси, Мати Чистая, умоли избавитися от прегрешений и душевных скверн верою зовущим: отец наших Боже, бла-гословен еси.

Слава: Сокровище спасения и источник нетления, Тя рождшую, и столп утверждения, и дверь покаяния, зовущим показал еси: отец наших Боже, благословен еси.

И ныне: Телесныя слабости и душевныя недуги, Богородительнице, любовию приступающих к крову Твоему, Дево, исцелити сподоби, Спаса Христа нам рождшая.

Ирмосъ: Царя Небеснаго, Егоже поют вои ангельстии, хвалите и превозносите во вся веки.

Помощи яже от Тебе требующия не презри, Дево, поющия и превозносящия Тя во веки.

Неможение души моея исцеляеши, и телесныя болезни, Дево, да Тя прославлю, Чистая, во веки.

Слава: Исцелений богатство изливаеши верно поющим Тя, Дево, и превозносящим неизреченное Твое Рождество.

И ныне: Напастей Ты прилоги отгоняеши, и страстей находы, Дево: темже Тя поем во вся веки.

Ирмос: Воистинну Богородицу Тя исповедуем, спасеннии Тобою, Дево Чистая, с безплотными лики Тя величающе.

Тока слез моих не отвратися, Яже от всякаго лица всяку слезу отъемшаго, Дево, Христа рождшая.

Радости мое сердце исполни, Дево, Яже радости приемшая исполнение, греховную печаль потребляющи.

Пристанище и предстательство к Тебе прибегающих буди, Дево, и стена нерушимая, прибежище же и покров и веселие.

Слава: Света Твоего зарями просвети, Дево, мрак неведения отгоняющи, благоверно Богородицу Тя исповедающих.

И ныне: На месте озлобления немощи, смирившагося, Дево, исцели, из нездравия во здравие претворяющи.

Бывает, что тревожность настолько сильна, что нет сил на длинное чтение.

В этих случаях поможет многократное повторение короткой молитвы «Пресвятая Богородице, спаси мя» или пение «Царице моя Преблагая»:

Царице моя Преблагая, Надеждо моя, Богородице, Приятелище сирых и странных Предстательнице, скорбящих Радосте, обидимых Покровительнице! Зриши мою беду, зриши мою скорбь; помози ми, яко немощну, окорми мя, яко странна! Обиду мою веси — разреши ту, яко волиши! Яко не имам иныя помощи, разве Тебе, ни иныя Предстательницы, ни благия Утешительницы, токмо Тебе, о Богомати! Яко да сохраниши мя и покрыеши во веки веков. Аминь.

Читайте также  Молитва воина православного

Страх перед смертью

Каждый человек испытывает страх перед смертью по нескольким причинам:

  • неизвестность самого события;
  • боязнь оставить детей или близких без помощи;
  • нежелание лишиться наслаждений жизни.

Все они происходят от неверия в волю Божию. В такие минуты помогает молитва от страха и тревоги, вызванной ожиданием смерти.

Похожие состояния испытывали многие святые.

Преподобная Мария Египетская мучилась страхом смерти, живя 17 лет в полном одиночестве, в пустыне, пока Сама Богородица не избавила её от душевного смущения. Мученик Вонифатий, любивший при жизни разные наслаждения, без сомнения пошёл на смерть, когда дело коснулось исповедания веры во Христа.

Этих святых можно просить о помощи своими словами или специальными прошениями:

В тебе, мати, известно спасеся еже по образу,/ приимши бо крест, последовала еси Христу,/ и деющи учила еси презирати убо плоть, преходит бо,/ прилежати же о души, вещи безсмертней.// Темже и со Ангелы срадуется, преподобная Марие, дух Твой.

Мученик Твой, Господи, Вонифатий, во страдании своем венец прият нетленный от Тебе Бога нашего имеяй бо крепость Твою, мучителей низложи, сокруши и демонов немощныя дерзости. Того молитвами спаси души наши.

Ночные страхи

Когда день клонится к вечеру и окружающая обстановка становится плохо различимой, впечатлительного человека одолевают мнимые страхи. Особенно этому подвержены дети: их воображение рисует чудовищ под кроватью или привидений за окном.

Другие молитвы при тревожности:

Действенной молитвой от ночных страхований, порождаемых бесами, является псалмы Давидовы «Да воскреснет Бог» и «Живый в помощи Вышняго».

Первый из них призывает Бога для отгнания врагов — злых духов, а второй повествует о безмятежной жизни того, кто всегда надеется на помощь Божию.

Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небеснаго водворится. Речет Господеви: Заступник мой еси и Прибежище мое, Бог мой, и уповаю на Него. Яко Той избавит тя от сети ловчи, и от словесе мятежна, плещма Своима осенит тя, и под криле Его надеешися: оружием обыдет тя истина Его. Не убоишися от страха нощнаго, от стрелы летящия во дни, от вещи во тме преходяшия, от сряща, и беса полуденнаго. Падет от страны твоея тысяща, и тма одесную тебе, к тебе же не приближится, обаче очима твоима смотриши, и воздаяние грешников узриши. Яко Ты, Господи, упование мое, Вышняго положил еси прибежище твое. Не приидет к тебе зло, и рана не приближится телеси твоему, яко Ангелом Своим заповесть о тебе, сохранити тя во всех путех твоих. На руках возмут тя, да не когда преткнеши о камень ногу твою, на аспида и василиска наступиши, и попереши льва и змия. Яко на Мя упова, и избавлю и: покрыю и, яко позна имя Мое. Воззовет ко Мне, и услышу его: с ним есмь в скорби, изму его, и прославлю его, долготою дней исполню его, и явлю ему спасение Мое.

Да воскреснет Бог, и расточатся врази Еro, и да бежат от лица Его ненавидящии Его. Яко исчезает дым, да исчезнут, яко тает воск от лица огня, тако да погибнут грешницы от лица Божия, а праведницы да возвеселятся, да возрадуются пред Богом, да насладятся в веселии.

Короткие молитвы от нервозности, беспокойства

В минуты особого беспокойства и нервного напряжения хорошо читать короткие молитвы, успокаивающие чувства:

  1. Господи Иисусе Христе, помилуй мя грешнаго (грешную).
  2. Пресвятая Богородице, спаси мя.
  3. Святой (имя), моли Бога о мне.

При этом можно перебирать чётки, что помогает сосредоточиться и успокаивает нервы.

Молитва — не магическое заклинание, а свидетельство веры человека Богу.
Прося помощи Бога и святых, нужно стараться и самим жить по заповедям Божиим. Тогда душевные беспокойства, фобии, навязчивые мысли и страхи уйдут без возврата, и каждое событие жизни будет приносить радость.

Удушить ехидну зависти

Старый Пень

И вам, уважаемый, здравствуйте! Соблазнительный шанс выбрать себе любую маску и далее глаголить от ее имени, равно как и почти неограниченная возможность демонстрировать свои успехи, реальные или мнимые, — вот те манки, которым Интернет нас и улавливает. Вроде бы, заводя свою страничку в соцсети, ты не собирался выворачиваться наизнанку, рассказывая о самом интимном, но опомниться не успеваешь, как, глядь: тяжкие оковы самоконтроля пали, темницы нравственных табу рухнули, и веселая свобода радостно встречает тебя у входа. Ярмарки тщеславия, естественно. И ты уже готов оголяться, причем не всегда в переносном смысле этого слова, да простит мне мою дерзость Александр Сергеевич — наболело!

О тщеславии мы еще поговорим, а сегодня о зависти. Во-первых, потому что после статьи о Каине и Авеле («РГ — Неделя» от 23.06. 2016 г.) пришло много вопросов. А во-вторых, потому что Интернет не только необозримая ярмарка тщеславия, но и не менее бескрайняя арена для зависти — иначе откуда бы взялось столько грязных, оскорбительных комментариев под любым ярким сообщением.

1. Может ли сглаз, то есть завистливый взгляд, навредить, вызвать болезнь, стать причиной неудач и даже смерти?

Святые утверждают, что нет. Вот как об этом рассуждал еще в IV веке Василий Великий, посвятивший зависти отдельную главу своих творений. «Страждущих завистью почитают более вредоносными, нежели ядовитые ехидны. Те впускают яд чрез рану, и угрызенное место предается гниению постепенно; о завистливых же иные думают, что они наносят вред одним взором, так что от их завистливого взгляда начинают чахнуть тела крепкого сложения, по юности возраста цветущие всею красотою. Вся полнота их вдруг исчезает, как будто из завистливых глаз льется какой-то губительный, вредоносный и истребительный поток. Я отвергаю такое поверие, потому что оно простонародно и старыми женщинами занесено в женские терема; но утверждаю, что ненавистники добра — демоны, когда находят в людях им самим, демонам, свойственные произволения и желания, употребляют все меры, чтобы воспользоваться ими для собственного своего намерения; поэтому и глаза завистливых употребляют на служение своей собственной демонической воле». То есть завистливый взгляд действительно может пылать нечеловеческой злобой, но не стоит этой ненависти приписывать магическую силу. Более того, человек всегда может защититься от зависти. Подумайте, ведь если бы ненависть и злоба были сильнее благодати Божьей, род человеческий так и остановился бы на первом завистнике — Каине.

2. Чем страшна зависть?

Тем, что убивает. Но кого? В первую очередь самого завистника. Как единодушно считают святые, благодать Божья — то есть нетварная божественная энергия, сила, оставляет завистливые сердца. А значит, если завистник не будет ничего предпринимать, то есть если он не раскается, не станет бороться с охватившей его болезнью, несчастного ждет самое страшное — смерть души. Как и всякий грех, эта страсть ослепляет завистника, и он перестает замечать, что живет постоянным сравнением себя с другими. Чужая, а не своя, жизнь становится центром его внимания. «Как беснующиеся часто обращают мечи на самих себя, так и завистливые, имея в виду только одно — вред тому, кому завидуют, теряют собственное спасение, — объясняет святитель Иоанн Златоуст. — Зависть хуже любой другой страсти, потому что своим жалом стремится разрушить семьи, общества и даже целые народы, доводя их до крайней преступности и даже убийства».

3. Что делать, если тебе завидуют? Как защищаться?

В первую очередь, учат святые, «что достойно в тебе зависти, то пуще всего скрывай от завидующего» (преподобный Нил Синайский). Не искушай людей тем, что красуешься, планируешь будущее. Кстати, до революции в России была в ходу поговорка: «Человек полагает, а Бог располагает», и ее активно использовали, когда кто-нибудь навязчиво интересовался твоими планами. Причем такое любопытство уже само по себе казалось странным. Был принцип: не заявлять и уж тем более не рекламировать еще несовершенное дело. Старались не кичиться и успехом — это выглядело дурным тоном.

Святые единодушно считают, что вернуть к себе благорасположение завистливого добрыми делами невозможно. «Страсть зависти, разгораясь в душе человека, становится ненасытной. Никакое добро, никакая услуга со стороны ближних не в силах остановить в человеке эту богопротивную страсть». Поэтому от зависти есть одна защита — Божья помощь: участие в таинствах Церкви, молитвы. Большая часть наших молитв содержит слова прошений о защите от врага рода человеческого, а именно он и есть родитель зависти.

Молиться надо и о самом несчастном, завидующем тебе. «Молись о завидующем и старайся не раздражать его», — учат оптинские старцы.

4. А что делать, если и в тебе поселился червячок зависти?

Понять: с этой страстью надо начинать бороться на самых ранних этапах. Вот чему учил оптинский старец Никон: «Когда чувствуешь к кому-либо нерасположение, или злобу, или раздражение, то нужно молиться за тех людей, независимо от того, виноваты они или не виноваты. Молись в простоте сердца, как советуют святые отцы: «Спаси, Господи, и помилуй раба Твоего (имя человека) и ради его святых молитв помоги мне, грешной!» От такой молитвы умиротворяется сердце, хотя иногда не сразу».

Надо непременно отслеживать в своем сердце ростки подобной неприязни и потом исповедоваться в них. А в момент зарождения злобы в душе нужно, по совету другого оптинского старца, Амвросия, «истреблять их при первом ощущении, молясь Всесильному Сердцеведцу Богу псаломскими словами: «От тайных моих очисти мя, и от чуждих пощади рабу Твою (или раба Твоего)» (Пс. 18: 13-14)».

Еще одна рекомендация: «замкни свой рот, запечатай уста», то есть всеми силами старайся не говорить плохого о том, кому завидуешь». Больше того, нужно побуждать себя увидеть в нем хорошее, и уж если доведется «свой рот распечатать», вспомни только доброе.

И, наконец, принуждай себя к делам любви. Да, именно так: воспитывай свое сердце, возделывай душу. «Нужно заставлять себя, хотя и против воли, делать какое-нибудь добро врагам своим, а главное — не мстить им и быть осторожным, чтобы как-нибудь не обидеть их видом презрения и уничижения», — учил преподобный Амвросий Оптинский. То есть позавидовал человеку — сделай ему добро, так ты удушишь зарождающуюся в тебе ехидну злобы.

5. Кто виновник зависти?

Уж, конечно, не тот, кому завидуют, хотя бы человек и вел себя провокационно, искушающе. Зависть — это духовная болезнь того, кто ее испытывает. Источниками возникновения зависти богословы называют себялюбие и его главные порождения — гордость и тщеславие, корыстолюбие и сребролюбие, плотоугодие. Искореняя в себе корневые пороки, человек ослабляет и зависть.

В свою очередь, зависть в человеке дает «следующие горькие порождения: соперничество, гнев, зложелательство, злорадство, вражду и ненависть, ссоры, раздоры, злословие, ложь и клевету, ябедничество, тайное наушничество, низкое пронырство, злорадство в несчастье ближних, лукавство и лицемерие» (Гермоген Шиманский).

В аскетике есть такой, очень эффективный прием борьбы со страстями: нужно насаждать в своем сердце добродетель, противоположную захватившему тебя греху. Ты скуп — попробуй получить радость от щедрости, гневлив — познай удовольствие от того, что научился быть сдержанным, и так далее. Добродетель, противоположная зависти, это искренняя, сердечная любовь к ближнему, та любовь, которая, по слову апостола Павла, не завидует, не превозносится, не гордится. Как ни странно, любви тоже учатся, но об этом мы поговорим в следующий раз.

Cвятого Иоанна Кронштадтского о завистливом

Господи, просвети ум и сердце раба Твоего сего к познанию великих, безчисленных неизследимых даров Твоих, ихже прият от неисчетных щедрот Твоих. В ослеплении бо страсти своея забы Тебя и дары Твои богатые, и нища себя быти вмени, богат сый благами Твоими, и сего ради зрит прелестне на благая рабов Твоих, имиже, о, пренеизглаголанная Благостыня, ущедряеши всех, коегождо противу силы его и по намерению воли Твоея. Отыми, Всеблагий Владыко, покрывало диавола от очию сердца раба Твоего и даруй ему сердечное сокрушение и слезы покаяния и благодарения, да не возрадуется враг о нем, заживо уловленном от него в свою волю, и да не отторгнет его от руки Твоея.

Молитва от обиды — как справиться с собой

Что такое обида

Среди верующих часто говорят, что обида – это грех. И что обиды по заповеди Христа нужно как можно скорее прощать. Казалось бы, для христиан это очевидная вещь (Сир.28:2, Мф.5:44, Лк.6:28). Но так ли легко на практике избавиться от такого разрушительного чувства, как обида? Существует ли молитва от обиды?

В Православии обидой называется духовная слабость человека, который не может или не хочет простить ближнего за нанесенное зло. Обида является одним из главным признаков гордыни.

“Обиды и унижения, соединенные с обидами, происходят не от злобы обижающих, но от слабости обижаемых” (святитель Иоанн Златоуст).

Как избавиться от обиды

Чувство обиды обжигает душу изнутри и не оставляет человека в покое. И вместо борьбы со своими грехами, вместо радости полноценной жизни и счастья общения, человек концентрируется только на своей обиде. Бывают по-настоящему тяжелые жизненные испытания. Многие сталкиваются с предательством близких. Некоторым приходится на себе испытать, что такое клевета. Кто-то постоянно сталкивается с виновником гибели любимого человека.

В таких случаях простить обидчика сложно. И исцеление от раны, нанесенной обидой, может занимать много времени. Молитва от обиды не появится на «пустом месте». Святые Отцы советовали в такое непростое время вспоминать Спасителя. Его не просто оклеветали, но и предали на позорную, мучительную смерть на кресте. И вместо обид или обличений мучителей Иисус Христос просит Небесного Отца простить им их прегрешения.

“И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, а другого по левую сторону. Иисус же говорил: Отче! прости им, ибо не знают, что делают” (Лк.23:33-34). “Как скоро обида разжигает твое сердце, вспомни о Христе и об Его язвах, рассуди, что претерпеваемое тобою весьма маловажно в сравнении со страданиями Владыки, и тогда, как водою, угасишь свою скорбь” (святитель Григорий Богослов).

“Молитва приносит радость, ибо это есть общение с Богом. Не будем копить в себе горечь обиды на ближнего, не станем вмешиваться в чужие дела. Ничто не должно нас отвлекать в нашей жизни. И не будем бояться. Не будем беспокоиться. Не будем страдать. Даже когда с вами поступают несправедливо, по страсти, не беспокойтесь, не хлопочите. Ваше счастье, удача не пропадает от этого, потому что мы ждём её не от людей, но от Бога”.

Афонский старец архимандрит Кирик:

“Надо молиться за наших обидчиков словами: «Господи, я виноват(а), если не в этом случае, то в другом, о котором никто не знает, только Ты; Господи Боже, прости и помилуй раба(у) твоего( твою) (имя) и его (её) святыми молитвами меня помилуй.» И так помолись несколько раз”.

Наиболее частые обиды

Главной составляющей прощения обидевших нас людей является искренность своих намерений. Ведь как часто бывает, что мы формально говорим “прощаю”, но внутри продолжает жить обида. Таким образом мы только усугубляем проблему. Поэтому не нужно копить обиды, а если есть возможность, то стоит поговорить о случившемся с обидчиком.

Например, в семье супруг постоянно укоряет жену, чем сильно ее задевает и обижает. Вторая половинка вместо того, чтобы поговорить с мужем, закрывается в себе и копит злость и обиду. Заканчивается всё неминуемым «ядерным взрывом» в виде крупной ссоры или даже разводом. Таких последствий можно было бы избежать просто проговорив обиду.

Еще один распространенный вид обид – это детские обиды на родителей. Ребенок таит обиду на маму, которая уделяла мало времени, часто кричала, не заслуженно критиковала. Или когда из семьи ушел отец и ребенок чувствует себя брошенным и никому не нужным. Такие детские травмы сопровождают человека на протяжении всей жизни. Если своевременно их не распознать, они могут негативно отразиться уже на детях обиженного человека.

Но какой бы тяжелой раной обида не являлась, нужно прилагать максимальные усилия для борьбы с нею. Молитва от обиды это только элемент процесса. В этом делании неизменными помощниками являются церковные Таинства: исповедь и причастие. Также можно попросить священника о беседе и, рассказав батюшке о терзающей обиде, попросить совета и молитвы.

Молитва от обиды — средство борьбы

Борьба с обидой это тяжелый душевный труд, который требует усердия, а главное — Божьей помощи. Поэтому необходимо обращаться к Богу с просьбой о помощи. На этой земле нет более могущественной силы, которая могла бы излечить душу, чем молитва к Богу. Обращаясь искренне ко Господу, признавая свои немощи, мы обязательно получим помощь и приобретем духовные силы для борьбы со страстями, в том числе и обидами.

Тяжелые испытания часто даются нам, для приобретения мудрости и житейского опыта. Поэтому следует со смирением принимать их.

“Всякая тяжкая для нас ситуация попущена нам Господом Богом. Она дается, чтобы мы извлекли урок. Многие уроки тяжело даются. Но нас по жизни ведет за руку Господь, Он находится рядом, и Он проводит через эти неприятные ситуации, спасая душу и очищая ее посредством скорбей” (иерей Валерий Духанин).

Как преодолеваются тяжелые обиды

Священник Валерий Духанин рассказывал о трагическом случае в его семье. Его маме пришлось пережить тяжелые испытания. В возрасте 1 года из-за халатности врача умерла его старшая сестра. Врач не обратила внимания на сильную аллергическую реакции на укол и сделала еще одну инъекцию девочке. Ребенок перестал дышать и умер. После случившегося врач уехала из их деревни, но на сердце матери остался тяжелый камень обиды. Спустя много лет женщина пришла к вере, начала посещать храм, исповедоваться и причащаться.

Отец Валерий рассказывал:

“И вот однажды мама специально собралась и поехала в храм. Зайдя под своды церкви, она встала перед иконами, как пред всевидящим взором Божиим, и тихо произнесла слова прощения той, которую долго не могла простить. От сердца что-то отлегло, и мама вышла из храма новым человеком”.

Так помогла молитва от обиды, обращенная к Богу. Женщина смогла простить врача, который допустил смерть ребенка.

Обиды в монастырях и в семьях

Старец Ефрем Катунакский рассказывал об одном случае, который надолго ему запомнился. В его монастыре существовала традиция: после литургии братия собиралась на дружеские собрания, где они беседовали и пили чай. Старец же хотел, чтобы после богослужения монахи соблюдали безмолвие, тем самым сохраняя благодать Святого Духа. Он запретил насельникам собираться на чаепития, но получил сопротивление со стороны монахов. Это очень сильно его обидело, старец несколько дней не мог найти душевный покой.

“Я разгорячился, два-три дня меня трясло от обиды. Наконец я с большим душевным порывом помолился: „Святой Василий, святой Феодор Студит, святая Ирина Хрисоваланди, я подвизаюсь, как вы учите, а в результате впадаю вот в такое состояние“. Сразу же душа моя наполнилась миром ко всем отцам, и я почувствовал, что одержал великую победу”.

О важности преодоления обиды с помощью молитвы говорит в интервью порталу Православие.Ру Елена Демина, мать четверых детей:

“Каждой семье приходится претерпевать трудности. На протяжении жизни у нас были и разногласия, и ссоры, и моменты охлаждения… Я благодарна своему мужу, что мы с ним вместе. Даже в ссоре, даже в размолвке – мы понимаем, что мы вместе. Мы семья, единое целое. Обязательно должно быть единство взглядов у супругов.

Когда сваливается груз ответственности, какие-то скорби, бывает, что человек уходит в себя, отдаляется. Я в таких ситуациях молюсь – чувствую, что так не должно быть, и прошу Бога помочь. Кажется, это так просто, а на самом деле совсем не просто. В тяжелые моменты я и не понимала, и сердилась – но сходишь на исповедь, послушаешь батюшку и успокаиваешься”.

Молитва от обиды

Молитва при непрощении обид и памятовании злого

Спасителю мой, научи меня простить от всей души всех, кто чем-либо меня обидел. Я знаю, что не могу предстать пред Тобой с чувствами вражды, которые таятся в моей душе. Очерствело мое сердце! Нет во мне любви! Помоги мне, Господи! Молю Тебя, научи меня простить обидящих меня, как Сам Ты, Бог мой, на Кресте простил врагов Твоих!

Молитва при зависти к ближнему и сетовании о своих неудачах

О, Ты, преблаги́й, преще́дрый, Го́споди Иису́се Христе́! Вся́кое бла́го прихо́дит от Тебя́ и чрез Тебя́, из сокро́вища Твоего́ ве́чнаго непреходя́щаго бога́тства; Ты уделя́ешь ка́ждому свое́ по во́ле Твое́й. Не допусти́ мне чрез вредоно́сную за́висть сравня́ться с диа́волом. Изле́й в се́рдце мое́ Твою́ бла́гость, Твою́ любо́вь, Твою́ ве́рность, что́бы я серде́чно ра́довался дара́м Твои́м, кото́рые Ты из ще́дрой бла́гости разделя́ешь ме́жду на́ми, и Твоему́ милосе́рдию над на́ми; что́бы мы не отягоща́ли бы друг дру́га за́вистью, ло́жью, хуло́ю и клевето́ю, но что́бы мы все, Тобо́ю нам да́нное, употребля́ли к хвале́, че́сти и сла́ве Твое́й, познава́ли Тебя́ в Твои́х благодея́ниях и хвали́ли, чти́ли и прославля́ли во всю ве́чность.

Молитва о ненавидящих и обидящих нас

Тропарь, глас 4

О pаспе́нших Тя моли́выйся, любоду́шне Го́споди,/ и pабо́м Твои́м о вpазе́х моли́тися повеле́вый,/ ненави́дящих и оби́дящих нас пpости́,/ и от вся́каго зла и лука́вства к братолю́бному и добpоде́тельному наста́ви жи́тельству,/ смиpе́нно мольбу́ Тебе́ пpино́сим,/ да в согла́сном единомы́слии сла́вим Тя,// Еди́наго Человеколю́бца.

Кондак, глас 5

Я́коже первому́ченик Твой Стефа́н,/ о убива́ющих его́ моля́ше Тя, Го́споди,/ и мы припа́дающе мо́лим:/ ненави́дящих всех и оби́дящих нас прости́,/ во е́же ни еди́ному от них нас ра́ди поги́бнути,/ но все́м спасти́ся благода́тию Твое́ю,// Бо́же Всеще́дрый.

Молитва пред иконой Божией Матери «Умягчение злых сердец»

О, многострада́льная Ма́ти Бо́жия, Превы́сшая всех дще́рей земли́, по чистоте́ Свое́й и по мно́жеству страда́ний, Тобо́ю на земли́ перенесе́нных, приими́ многоболе́зненныя воздыха́ния на́ша и сохрани́ нас под кро́вом Твоея́ ми́лости. Ино́го бо прибе́жища и те́плаго предста́тельства ра́зве Тебе́ не ве́мы, но, я́ко дерзнове́ние иму́щая ко И́же из Тебе́ рожде́нному, помози́ и спаси́ ны моли́твами Свои́ми, да непреткнове́нно дости́гнем Ца́рствия Небе́снаго, иде́же со все́ми святы́ми бу́дем воспева́ть в Тро́ице Еди́ному Бо́гу ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Три лекарства от прелести афонского схимонаха Никодима

Ещё Для пользы духовной:

  • Как господь избавил меня от сквернословия 11.11.2021
  • Исповедь у отца Наума 10.11.2021
  • Как молились Богородице древние христиане 05.11.2021
Читайте также  Икона молитвы Николая Угодника

« Желающему избавиться от прелести диавольской и не быть мерзостью презренною, но быть благоуханием у Бога , — писал старец, — прежде всего требуется хотя бы умом одним против воли поверить и убедить самого себя в том, что непременно есть во мне такая беда. А потом для избавления от нее принять во всегдашнее памятование и особенно во время молитвы три необходимых молитвенных делания…»

Схимонах Никодим родился в 80-х годах 19 века в Рязанской губернии. Отец Никодим пришел на Афон еще юношей и там оставался до блаженной своей кончины. Первоначально он поселился в скиту Фиваида, а потом по благословению преподобного Силуана перешел на Карулю, где подвизались пустынножители. Там отец Никодим поступил в послушание к известному русскому ученому-отшельнику старцу Феодосию (Харитонову).

Всю жизнь свою подвизаясь на поприще непрестанной молитвы, старец Никодим значительно преуспел в этом делании. Но он никогда не гордился этим и не показывал перед другими свой духовный уровень. Особенно это видно из его молитвенного дневника, читая который можно подумать, что он написан новоначальным послушником, ибо старец Никодим здесь говорит преимущественно о своих недостатках и по смирению умалчивает о своих достижениях. А ведь он к моменту начала ведения дневника уже имел большой молитвенный опыт, так как непрестанной молитвой он начал заниматься еще до прихода на Афон.

«Прожил под старцем вот уже 11 лет, — пишет смиренный старец, — а послушания настоящего, внутреннего, еще не стяжал, да и во внешнем-то не совсем исправен: очень горделив и ленив, а потому и молюсь плохо. Хотя и нравится мне Иисусова молитва, и я уже давно молюсь ею, навык и к художественному способу, по „Добротолюбию“ и по „Откровенным рассказам странника…“, но суета, к которой я пристрастился помимо прямого послушания, к тому же и укоренившиеся страсти мои, чревоугодие и леность с саможалением, не дают мне вполне испытать образ умносердечной молитвы с художественными приемами, который, по некоторым моим действиям заметил я, очень полезен для собрания ума моего и приведения себя в чувство. Когда же удается более-менее успокоиться и собраться в себя, отринув всякую суету, тогда становится легко молиться, и обычные страсти — леность, сон, не так сильно одолевают».

Но реальный духовный уровень отца Никодима ясно виден из его следующих слов: «Итак, желающему избавиться от этой невидимой и неощущаемой беды своей душевной — прелести диавольской и не быть мерзостью презренною, но быть благоуханием у Бога, прежде всего требуется хотя бы умом одним против воли поверить и убедить самого себя в том, что непременно есть во мне такая беда.

А потом для избавления от нее принять во всегдашнее памятование и особенно во время молитвы три необходимых молитвенных делания:
Первое дело ума — самоукорение.
Второе дело сердца — сокрушение.
Третье дело тела — крестным знамением истовое себя осенение и слов молитвенных внимательное и благоговейное произношение.
Этими тремя деланиями мы Богу бываем приятны. А именно: самоукорением с памятованием о грехах своих мы смиряем себя и этим приклоняем Бога на милость к себе и привлекаем взор его на себя.

«И на кого воззрю, токмо на кроткаго и молчаливаго и трепещущаго словес моих?» (Ис. 66, 2), — сказал Бог. Сокрушением, как благовонным фимиамом, мы облаговониваем себя, заглушая тем зловоние своего мертвеца. Епископ Игнатий (Брянчанинов) сказал: «Кто хочет помолиться, тот должен прежде покадить сокрушением в сердце своем». «Жертва Богу дух сокрушен: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит» (Пс. 50, 19).

Крестное знамение само уже есть Божия благодать, если оно полагается истово и благоговейно. Нужно помнить, что Сам Господь Иисус Христос распятый висит на Кресте. Такая молитва есть время благоволения Божия к молящемуся. Следовательно, в это святое время все освящается в нас, и не остается места зловонного.

Эти три делания для человека прельщенного есть надежное убежище. Без них опять зловоние полезет и бесы паки облепят. Так скоро в человеке меняется духовное состояние его. Как сказал богомудрый пастырь отец Иоанн Кронштадтский: «От жизни до смерти один шаг» («Дневник»). Состояние меняется: то в духовное, то в греховное, то в святое, то в слепое. Посмотри на себя во время молитвы, как бывает с тобой. Самоукорения в уме нет, тоже и сокрушения в сердце нет, и крестишься без внимания, не благоговейно, также и молитвы читаешь небрежно. Откуда же родится чувство умиления, являющееся признаком благодати Божией. Вот и есть ты живой мертвец.

Начнешь нудить себя на эти три делания, пробудится и чувство, согреется сердце от сокрушения, а затем придет и умиление — благодать Божия, и потекут слезы. Вот и воскрес мертвец, слава Богу. А чаще так будешь делать, а затем и повсегда в молитве и без молитвы, то и никогда не будешь умирать, и освободишься от прелести благодатью Божьей за ходатайство Божией Матери и за молитвы святых».

За искреннее покаяние и сокрушение отцу Никодиму была дана как дар от Бога непрестанная молитва. Он пишет: «Молясь непрестанно Иисусовой молитвой будь весел, в благодушном спокойном духе и исполнись радостью — радостопечалью в сердце. Пребывая в памяти Божией (т. е. в непрестанной молитве. — Сост.), помни: ведь это райское занятие, тебя Бог ввел в этот райский сад и сказал тебе: «Смотри на эти прекрасные плодовитые деревья, возделывай и храни их, и жди с них плода в свое время, и тогда вдоволь насытишься, а пока услаждайся только зорким вниманием и смотрением своим на эти райские деревья (перебирая в памяти святые мысли), поливая их изобильно чистою водою твоих слез. И услаждайся надеждою на вкушение плодов от сих деревьев в свое время, и уповай на милость Божью.

А безумное уныние, не стерпев труда сладкого сего, кричит: «Трудно мне долго ждать. Дай скорее!» — недовольно ему услаждения надеждой, а в беспокойстве духа кричит и кричит: «Дай, да дай теперь!» — а не то и роптать еще начинает. И Бог, не терпя такой дерзости и гордости, удаляет того человека из сада своего, из рая сладости — молитвы непрестанной. Тогда постигает человека того полное уныние и омрачение. Если иногда и захочет войти в этот сад, то не может, станет каяться и молиться, но долго прощения не получает.

Итак, пылинка ты ничтожная, червячок слабейший, человече грешниче, смирись и не дерзай никогда искать, желать и просить себе святости у Бога, чтоб сравняться со святыми. Но отвергни от себя уныние и леность и от всей души возблагодари Бога за то, что ввел он тебя в этот рай и дает иногда, хоть отчасти, вкушать в надежде от цветов райских древес сладости (святых мыслей в молитве).

Чем меньше этот твой рай того рая, в коем жил в начале твой праотец Адам? Посмотри, увидишь ли чего более, что есть на небе у престола Божия? Там есть тьма тем святых ангелов, славящих Бога Саваофа и непрестанно взывающих: «Свят, свят, свят Господь Бог Саваоф…» Ты тоже славишь, только иными словами: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий… » (Эта мысль мне от Бога после долгого угнетенного душевного моего состояния, бывшаго наказанием за гордость мою 28 февраля.) Слава Богу за все! Бог наказал, Бог и помиловал. Наперед урок: «Делая добро, да не стужаем», — ибо в свое время пожнем добрый плод, если не ослабеем. И еще: «…яко сеяй в плоть свою, от плоти пожнет истление: а сеяй в дух, от духа пожнет живот вечный» (Гал. 6, 8).

К отцу Никодиму за духовными советами приходили не только афонские монахи, но приезжали люди с разных концов света. Вот как описывает свои впечатления после встречи с ним писатель Павел Рак: «В хижине, прилепившейся к скале наподобие ласточкиного гнезда, жил один очень благочестивый старец, великий постник и молитвенник, один из последних афонских русских, покинувших Родину еще до Первой мировой войны и помнивших только царскую Россию.

Этот русский говорил посещавшим его, что милостивый Господь даровал ему освобождение от всех забот и суеты, от всех воспоминаний и что он все позабыл, даже и молитв уже не помнит. Оставил ему Господь только одну самую короткую, на Афоне самую главную молитву — Иисусову. Да уж если на то пошло, мог бы он обойтись и без этой молитвы, вполне достаточно одного имени Иисусова. Довольно и того, чтобы имя Его не сходило с губ, чтобы пребывало в сердце человека даже и во сне. Старец тот недавно умер.

Мой собеседник, как ближайший сосед, вместе с молодыми греками из ближней келлии старался облегчить ему последние дни. Особенно он заботился о том, чтобы старец не умер без причастия, и старался проводить его как подобает в самую короткую дорогу — из этого мира в иной. Поэтому каждую ночь, в полночь, он приходил к старцу с дароносицей и причащал его. Греки иногда ругали соседа за излишнюю ревность, за то, что он беспокоит немощного в такое время, но ведь и сам старец желал, чтобы было так.

А когда в одну из ночей отец Никодим отдал Богу душу, все, кто оказался около его одра, были поражены тем, что вместо неутешной боли почувствовали радость, которая у каждого исходила из сердца и словно бы растекалась по всему телу. Они говорили потом, что присутствовали при том, как ангелы забирали его душу, и не могли не радоваться».

Скончался старец Никодим в 1984 году, имея почти 100 лет от роду.

Публикуется по книге: «Русский Афонский Отечник XIX — XX веков».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector