Молитва олегу рязанскому

Молитва олегу рязанскому

Молитва олегу рязанскому

Литургия в день памяти благоверного князя Олега Рязанского (+видео)

18 июня в общецерковном календаре отмечено именами многих святых, чьи дни памяти приходятся на эту дату. Но в этом списке нет имени рязанского князя Олега – он почитается как местночтимый святой лишь в пределах родного края. На рязанской земле хранится память о мудрости Олега Ивановича, о его заботах как правителя княжества, и самое главное – о величии его духовного пути.

В 2018 году празднование памяти святого совпало с 20-летием обретения мощей рязанских архипастырей – святителя Феодорита, священномученика Мисаила и святителя Мелетия. В день этого сугубого торжества митрополит Рязанский и Михайловский Марк совершил Божественную литургию в Солотчинском Рождества Богородицы монастыре.

Этот монастырь в свое время был основан благоверным князем Олегом, здесь же он окончил дни своей земной жизни. Посвящение обители именно празднику Рождества Богородицы глубоко символично, особенно в плане ниспровержения ложных сведений о князе, якобы бывшем предателем русских войск в Куликовской битве. Ведь историческая победа в этом сражении состоялась на праздник Рождества Богородицы.

После литургии митрополит Марк в наставлении к верующим подчеркнул значение жизненного подвига благоверного князя Олега Рязанского для дальнейшего становления и укрепления святой Руси:

– Господь наш Иисус Христос в Евангелии говорит такие слова: всякий дом, разделившийся сам в себе, не устоит. Вот такому дому, который неоднократно разделялся в себе, можно уподобить нашу Русь. Именно раздробление на уделы и княжества, отстаивание собственных интересов в ущерб общему делу и послужило причиной катастрофического разгрома Руси, в том числе падения нашего града Рязани. Разобщенность удельных правителей привела к одному из самых темных периодов истории нашей страны, двухсотлетнему монголо-татарского игу.

Князья, которые предпочли ревниво оберегать свое, не думая о соседях, в большинстве своем были наказаны. Но самое страшное состоит в том, что от этого разделения потом страдала вся русская земля. Потребовались многие и многие годы духовного подвига, терпения, страдания, чтобы стремление к общему делу, любовь к России возобладала над местническими интересами.

Этот подвиг, эта титаническая борьба происходила в сердцах многих князей и других людей, поставленных начальниками над народом. С такой борьбой, с тяжелым выбором столкнулся и благоверный князь Олег Рязанский, наш местночтимый святой, праведник, память которого мы отмечаем сегодня здесь, в его обители.

Он глубоко и горячо любил родную рязанскую землю, заботился о своих поданных. На его плечах лежала огромная ответственность, а положение было крайне тяжелым, ведь Рязань находилась на пути от монгольских степей к Москве. И поэтому столица княжества и ее окрестности многократно разорялись монголами. Они проходили через многострадальную рязанскую землю, уничтожая большие и малые селения, безжалостно убивая или уводя в рабство местных жителей.

Постепенно Русь обретала ощущение свободы и начинала подниматься с колен. Можно догадаться, что князь Олег Иванович поначалу совсем не был расположен положительно воспринимать притязания Москвы на власть. Но со временем он начал смотреть на положение вещей под другим углом. И это стало возможным, главным образом, благодаря духовному наставлению преподобного Сергия Радонежского, который специально пришел в Рязанские пределы, чтобы устранить вражду между двумя князьями и объединить их.

Князь Олег Иванович внял завету святого Сергия. Хотя рязанский правитель сам отличался мужеством и мудростью, наставление преподобного он воспринял как Божие благословение. Князь не только оставил свою «самость», но и окончательно смирился перед Богом, приняв постриг, и завершив земной путь в сей святой обители.

Мы прославляем сегодня память этого мудрого человека, который смог возвыситься над привычными представлениями о благе лишь какой-то части людей, поступиться своими интересами и своей любовью к малому отечеству в пользу общего дела, для процветания всей своей большой родины – Руси.

Его завет является для нас святым не только в глобальном плане, но и в плане жизни каждого человека.

Мы часто отказываемся от возможности помочь ближним, предпочитая заботиться о себе и своем благе. Но спасение лежит на пути отказа от чего-то своего, на пути преодоления, забвения себя. Именно этот путь прошел Олег Иванович Рязанский и показал всем нам, как нужно жить.

Дай нам Бог воспринять его духовный завет, думать не только о своих нуждах, но и об интересах наших ближних, района, города и всего Отечества.

Пусть благословение Господне по молитве нашего подвижника, благоверного князя Олега, пребывает с этой святой обителью и со всеми вами!

Пресс-служба Рязанской епархии

Фотограф — Антоний Тополов

Благоверный князь Роман Олегович, Рязанский

Дни памяти

23 июня – Собор Рязанских святых

Житие

Крат­кое жи­тие му­че­ни­ка бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на Рязанского

Свя­той бла­го­вер­ный князь Ро­ман Оле­го­вич Ря­зан­ский был из ро­да кня­зей, ко­то­рые во вре­мя та­тар­ско­го ига про­сла­ви­лись как за­щит­ни­ки хри­сти­ан­ской ве­ры и Оте­че­ства. Оба его де­да умер­ли за От­чиз­ну в бит­ве с Ба­ты­ем. Вос­пи­тан­ный в люб­ви к свя­той ве­ре (князь жил в сле­зах и мо­лит­вах) и сво­ей Ро­дине, князь все­ми си­ла­ми за­бо­тил­ся о ра­зо­рен­ных и угне­тен­ных под­дан­ных, за­ши­щал их от на­си­лий и гра­бе­жей хан­ских бас­ка­ков (сбор­щи­ков по­да­тей). Бас­ка­ки воз­не­на­ви­де­ли свя­то­го и окле­ве­та­ли его пе­ред та­тар­ским ха­ном Мен­гу-Ти­му­ром. Ро­ман Оле­го­вич был вы­зван в Ор­ду, где хан Мен­гу-Ти­мур объ­явил, что он дол­жен вы­брать од­но из двух: или му­че­ни­че­скую смерть, или та­тар­скую ве­ру. Бла­го­вер­ный князь от­ве­чал, что хри­сти­а­нин не мо­жет из­ме­нить ис­тин­ную ве­ру на лож­ную. За свою твер­дость в ис­по­ве­да­нии ве­ры он был под­верг­нут же­сто­ким ис­тя­за­ни­ям: ему от­ре­за­ли язык, вы­ко­ло­ли гла­за, об­ре­за­ли уши и гу­бы, от­сек­ли ру­ки и но­ги, со­дра­ли с го­ло­вы ко­жу и, от­ру­бив го­ло­ву, на­са­ди­ли ее на ко­пье. Это про­изо­шло в 1270 го­ду.

По­чи­та­ние кня­зя-му­че­ни­ка на­ча­лось сра­зу же по его смер­ти. Ле­то­пись го­во­рит о свя­том: «Ку­пи се­бе стра­стию Цар­ствие Небес­ное и ве­нец при­ят от ру­ки Гос­под­ней со срод­ни­ком сво­им, ве­ли­ким кня­зем Чер­ни­гов­ским Ми­ха­и­лом Все­во­ло­до­ви­чем, по­стра­дав­ши по Хри­сте за пра­во­слав­ную хри­сти­ан­скую ве­ру».

С 1854 го­да со­вер­ша­ет­ся в Ря­за­ни крест­ный ход и мо­ле­бен в день па­мя­ти свя­то­го Ро­ма­на. В 1861 го­ду в Ря­за­ни освя­щен храм в честь бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на.

Пол­ное жи­тие му­че­ни­ка бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на Рязанского

Свя­той бла­го­вер­ный князь Ро­ман Оле­го­вич Ря­зан­ский (в ми­ру Яро­слав) ро­дил­ся неза­дол­го до на­ше­ствия та­тар на Рус­скую зем­лю, в 1237 го­ду. Он про­ис­хо­дил из доб­лест­но­го ро­да ря­зан­ских кня­зей, за­бо­тив­ших­ся о ве­ре и бла­го­че­стии. Ро­до­на­чаль­ник ро­да, пра­внук свя­то­го рав­ноап­о­столь­но­го ве­ли­ко­го кня­зя Вла­ди­ми­ра, князь Яро­слав-Кон­стан­тин и его де­ти кня­зья Ми­ха­ил и Фе­о­дор (па­мять 21 мая/3 июня) про­сла­ви­лись свя­то­стью жиз­ни. Внук Кон­стан­ти­на, Вла­ди­мир Свя­то­сла­вич, был при­ме­ром бес­ко­ры­стия и са­мо­от­вер­же­ния, свя­той му­ром­ский чу­до­тво­рец Петр († 1228; па­мять 25 июня/8 июля) так­же был вну­ком Кон­стан­ти­на. Дед свя­то­го кня­зя Ро­ма­на князь Олег ос­но­вал Оль­гов Успен­ский мо­на­стырь неда­ле­ко от Ря­за­ни. Два де­да – кня­зья Юрий и Олег Иго­ре­ви­чи – по­гиб­ли в 1237 го­ду за ве­ру и оте­че­ство в бит­ве с Ба­ты­ем. Свя­той князь Ро­ман ум­но­жил доб­ро­де­те­ли сво­их пред­ков, про­сла­вив Ря­зан­скую зем­лю по­дви­гом ис­по­вед­ни­че­ства.

Дет­ство и юность свя­то­го кня­зя Ро­ма­на при­шлись на са­мый пер­вый пе­ри­од мон­го­ло-та­тар­ско­го ига и это ос­та­ви­ло от­пе­ча­ток на судь­бе свя­то­го кня­зя Ро­ма­на, как и ты­сяч его совре­мен­ни­ков. Он ли­шил­ся так­же и ро­ди­те­лей. Об от­це свя­то­го кня­зе Оле­ге Иго­ре­ви­че из­вест­но, что он был взят Ба­ты­ем в плен и вер­нул­ся на ро­ди­ну в 1252 го­ду. Неиз­вест­но, как уце­лел от та­тар юный князь Ро­ман. Су­ще­ству­ет пред­по­ло­же­ние, что он был уве­зен епи­ско­пом Ря­зан­ским и Му­ром­ским Ев­фро­си­ном Свя­то­гор­цем в Му­ром.

Ли­шен­ный род­ных и кро­ва, свя­той князь Ро­ман с юно­сти шел к ис­по­вед­ни­чес­ко­му по­дви­гу пу­тем скор­бей и стра­да­ний. Вос­пи­та­ние его бы­ло, по бла­го­че­сти­во­му рус­ско­му обы­чаю, цер­ков­ное. На­ча­ло пре­муд­ро­сти – страх Бо­жий – по­ла­га­лось в ос­но­ва­ние жиз­ни через чте­ние Свя­щен­но­го Пи­са­ния. Крот­кий князь с юно­сти пла­ме­нел лю­бо­вью ко Хри­сту и утвер­ждал­ся в пра­во­слав­ной ве­ре. Бла­го­че­стие и тер­пе­ние, лю­бовь к от­чизне и со­вер­шен­ная пре­дан­ность во­ле Бо­жи­ей от­ли­чи­ли бу­ду­ще­го стра­сто­терп­ца и ис­по­вед­ни­ка.

Ко­гда отец вер­нул­ся из та­тар­ско­го пле­на, бла­го­вер­ный князь был уже се­мей­ным че­ло­ве­ком. Его су­пру­га кня­ги­ня Ана­ста­сия про­ис­хо­ди­ла из ро­да ве­ли­ко­го кня­зя ки­ев­ско­го и от­ли­ча­лась ис­крен­ней ве­рой и бла­го­тво­ри­тель­но­стью. Трое сы­но­вей – кня­жи­чи Фе­о­дор, Яро­слав и Кон­стан­тин – вос­пи­ты­ва­лись в бла­го­че­стии и стра­хе Бо­жи­ем.

20 мар­та 1258 го­да, по­сле кон­чи­ны от­ца кня­зя Оле­га, пе­ред смер­тью при­няв­ше­го мо­на­ше­ский по­стриг, бла­го­вер­ный князь Ро­ман всту­пил на пре­стол об­шир­но­го Ря­зан­ско­го кня­же­ства, ко­то­рое в то вре­мя мед­лен­но оправ­ля­лось от та­тар­ско­го по­гро­ма. Свя­той князь Ро­ман при­нял управ­ле­ние кня­же­ством с од­ной на­деж­дой на Про­мысл Бо­жий и в про­дол­же­ние две­на­дца­ти тя­же­лей­ших лет сво­е­го кня­же­ния су­мел со­хра­нить Ря­зан­ские зем­ли от но­вых ра­зо­ре­ний. Бла­го­вер­ный князь со сле­за­ми мо­лил­ся о сво­ей ро­дине и ста­рал­ся об­лег­чить участь ра­зо­рен­но­го на­ро­да. Сло­вом и при­ме­ром сво­ей жиз­ни он вну­шал окру­жав­шим лю­бовь к род­ной зем­ле и Свя­той Церк­ви. Та­тар­ские сбор­щи­ки да­ни (бас­ка­ки) зло­би­лись на свя­то­го кня­зя, так как он по­сто­ян­но удер­жи­вал их от на­си­лий и за­сту­пал­ся за оби­жен­ных. Од­на­жды один из бас­ка­ков до­нес ха­ну Мен­гу-Те­ми­ру, что бла­го­вер­ный князь Ро­ман ху­лит ха­на и по­но­сит его язы­че­скую ве­ру. На­шлись лю­ди, ко­то­рые под­твер­ди­ли кле­ве­ту, и хан вы­звал свя­то­го в Орд­у на суд.

Спо­кой­но вы­слу­шал пе­чаль­ную весть крот­кий князь и стал со­би­рать­ся в Ор­ду, к го­ре­сти се­мей­ства и всех жи­те­лей Ря­за­ни, ис­крен­но его лю­бив­ших.

От­прав­ля­ясь к ха­ну, бла­го­вер­ный князь Ро­ман рас­пре­де­лил меж­ду сы­но­вья­ми уде­лы сво­е­го кня­же­ства и при­ча­стил­ся Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин. В Ор­де свя­той князь, по сло­ву ле­то­пис­ца, в кле­ве­те «оправ­дал­ся, но бас­как на­у­сти мно­ги от кня­зей та­тар­ских, и они на­ча­ша ну­ди­ти его к ве­ре их». И по по­ве­ле­нию ха­на бла­го­вер­ный князь дол­жен был для сво­е­го оправ­да­ния при­нять ве­ру их. В по­ры­ве бла­го­че­сти­во­го него­до­ва­ния и люб­ви к ве­ре Хри­сто­вой «он же гла­го­ла к ним: “Не до­сто­ит пра­во­слав­ным хри­сти­а­ном, оста­вя ве­ру свою пра­во­слав­ную, прии­ма­ти ве­ру ба­сур­ман­скую”. То­гда на­ча­ша его би­ти. Он же гла­го­ла­ша: “Хрис­ти­а­нин есть, и во­ис­ти­ну, хри­сти­ан­ская ве­ра свя­та, а ва­ша та­тар­ская ве­ра по­га­на есть”». Та­та­ры пы­ла­ли яро­стью и скре­же­та­ли зу­ба­ми на свя­то­го, но, ви­дя непре­клон­ность, устре­ми­лись на него и на­ча­ли бить неми­ло­сти­во. «Хрис­ти­а­нин есть, – вос­кли­цал князь, осы­па­е­мый уда­ра­ми, – и свя­та во­ис­ти­ну ве­ра хри­сти­ан­ская!» Он хо­тел еще го­во­рить, но ему за­ткну­ли рот и, за­ко­вав це­пя­ми, бро­си­ли в тем­ни­цу. В душ­ном под­зе­ме­лье, свя­зан­ный по ру­кам и но­гам, св. князь Ро­ман осла­бе­вал те­лом, но укреп­лял­ся ду­хом. По­кор­ность Про­мыс­лу Бо­жию, быв­шая од­ной из ос­нов­ных доб­ро­де­те­лей его жиз­ни, под­дер­жи­ва­ла стра­даль­ца и вли­ва­ла в него но­вые си­лы для пе­ре­не­се­ния на­сту­пив­ших му­че­ний. Князь пред­чув­ство­вал, что его ожи­да­ет, и толь­ко мо­лил­ся. Жре­бий его уже был ре­шен ха­ном: он дал та­та­рам по­ве­ле­ние умерт­вить бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на. С же­сто­ки­ми ру­га­тель­ства­ми из­влек­ли му­че­ни­ка из тем­ни­цы и по­ве­ли на ме­сто каз­ни. Князь спо­кой­но шел на му­че­ние; на ли­це его от­ра­жа­лось чув­ство хри­сти­ан­ско­го сми­ре­ния и ду­шев­но­го спо­кой­ствия, ко­то­рые да­ют­ся в удел немно­гим, очи­стив­шим­ся в гор­ни­ле ис­ку­ше­ний. Ис­по­вед­ник Хри­стов не стра­шил­ся уме­реть за Него, но не знал, что ожи­да­ет его ужас­ней­шая из смер­тей – смерть мед­лен­ная. При­шед­ши на ме­сто каз­ни, свя­той в по­след­ний раз ре­шил ис­пы­тать си­лу сво­е­го сло­ва над вар­ва­ра­ми и на­чал уко­рять их в суе­ве­рии и же­сто­ко­сти, гро­зил им гне­вом Бо­жи­им. Ему от­ре­за­ли язык, а за­тем пре­да­ли страш­ным му­кам: вы­ко­ло­ли гла­за, об­ре­за­ли гу­бы. Бес­че­ло­ве­чие му­чи­те­лей не по­ща­ди­ло ни од­но­го чле­на стра­даль­ца, св. страс­то­терп­ца ру­би­ли по ча­стям: сна­ча­ла от­ня­ли пер­сты рук и ног, по­том от­сек­ли ру­ки и но­ги. «И яко оста­ся труп един, они же одра­ша ко­жу от гла­вы его и ко­пие во­з­о­ткну­ша».

Та­кие стра­да­ния пре­тер­пел в Ор­де доб­лест­ный князь Ря­зан­ский Ро­ман Оле­го­вич в 19-й день ме­ся­ца июля 1270 го­да. Пре­да­ние гла­сит, что свя­тые мо­щи му­че­ни­ка Ро­ма­на Ря­зан­ско­го бы­ли тай­но пе­ре­не­се­ны в Ря­зань и там с бла­го­го­ве­ни­ем пред­аны зем­ле. Ме­сто по­гре­бе­ния оста­лось неиз­вест­ным. Цер­ков­ное по­чи­та­ние бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на в ли­ке свя­тых на­ча­лось сра­зу же по­сле его му­че­ни­че­ской кон­чи­ны. Совре­мен­ни­ки на­зы­ва­ли его но­вым му­че­ни­ком и срав­ни­ва­ли с ве­ли­ко­му­че­ни­ком Иа­ко­вом Пер­ся­ни­ном († 421; па­мять 27 но­яб­ря/10 де­каб­ря). Ле­то­пись го­во­рит о свя­том: «Ку­пи се­бе стра­стию Цар­ствие Небес­ное и ве­нец при­ят от ру­ки Гос­под­ней со срод­ни­ком сво­им, ве­ли­ким кня­зем Чер­ни­гов­ским Ми­ха­и­лом Все­во­ло­до­ви­чем, по­стра­дав­ши по Хри­сте за пра­во­слав­ную хри­сти­ан­скую ве­ру».

В 1812 го­ду, в день па­мя­ти бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на, рус­ские вой­ска одер­жа­ли первую по­бе­ду при Кля­сти­цах. В па­мять об этом на стене мос­ков­ско­го хра­ма в честь Хри­ста Спа­си­те­ля был на­пи­сан об­раз свя­то­го кня­зя Ро­ма­на. По пре­да­нию, на ико­нах бла­го­вер­ный князь изо­бра­жал­ся так: «Князь не ста­рых лет, с во­ло­са­ми ру­сы­ми, куд­ря­вы­ми, па­да­ю­щи­ми на пле­чи тон­кою вол­ною, в со­бо­льей шу­бе на пле­чах, в бар­хат­ной под­дев­ке; пра­вая ру­ка про­стер­та на мо­лит­ву, а ле­вая дер­жит го­род с цер­ко­вью».

С 1854 го­да со­вер­ша­ет­ся в Ря­за­ни крест­ный ход и мо­ле­бен в день па­мя­ти свя­то­го Ро­ма­на. В 1861 го­ду в Ря­за­ни освя­щен храм в честь бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на. В на­сто­я­щее вре­мя в глав­ном ал­та­ре ря­зан­ско­го ка­фед­раль­но­го Бо­ри­со­глеб­ско­го со­бо­ра есть пе­ре­нос­ной пре­стол, освя­щен­ный во имя свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на Ря­зан­ско­го. Во вре­мя Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии в этом со­бо­ре на­ря­ду с хра­мо­вым и ря­до­вы­ми тро­па­ря­ми по­ет­ся тро­парь стра­сто­терп­цу Ро­ма­ну, муд­ро­му устро­и­те­лю Ря­зан­ской зем­ли, мо­лит­вен­ни­ку, ис­по­вед­ни­ку, за­щит­ни­ку пра­во­слав­ной ве­ры.

БАННЕР САЙТА TAINADIVEEVO.RU


МОЩИ СВЯТЫХ

Олег Рязанский, благоверный князь. Слово о его житии и Мощах

Олег Иванович Рязанский родился в 1338 г. и в Святом Крещении получил имя Иаков. Трижды прадедом кн. Олега был св. блгв. кн. Роман Рязанский, страстотерпец.

В 1350 г., когда Олегу было 12 лет, он унаследовал Рязанский княжеский стол. Пока он был молод, управлять княжеством помогали бояре-советники во главе с тысяцким. Окружение юного князя оберегало его, взращивало в нем благотворные ростки Православной Веры и чувства христианской любви к Родине, воспитывало в готовности к «бережению» родной земли от врагов.

Господь уготовал на долю Олега Рязанского великие испытания. Время его княжения было сложным и противоречивым. Рязанское княжество было пограничной русской землей между Диким Полем и другими русскими княжествами, поэтому первым принимало на себя удары степняков. При кн. Олеге было двенадцать татарских набегов. Не было мира и среди русских князей: продолжались междоусобицы. Под 1353 г., когда князю Олегу было всего 15 лет, в летописях приводится сообщение о завоевании им у Москвы Лопасни.

В 1365 г. на Рязанские земли внезапно напали татары во главе с Тагаем. Они сожгли Переяславль Рязанский и, ограбив ближайшие волости, возвращались в пределы мордвы. Князь Олег, собрав войска, верный православному долгу защиты Отечества, спешно выступил за Тагаем, повторяя подвиг Евпатия Коловрата. «Под Шишевским лесом на Воине» «побиша князи рязанстии татар» и вернулись в Переяславль победителями. Это была первая крупная победа русских над ордынцами.

В связи с «литовщиной», в летописях отмечается, что в 1370 г. на помощь осажденным в Москве «приспе князь Володимер Дмитриевичь Проньскый, а с ним рать рязанская». В Никоновской и Симеоновской летописях уточняется, что с пронским князем была «рать великого князя Олега Ивановича Рязанскаго».

После этого у князя Олега возникла какая-то тяжба со своим зятем, пронским князем Владимиром. Пронский князь обратился за помощью к Москве, и на Рязань была послана московская рать. 14 декабря 1371 г. Олег Рязанский потерпел поражение под Скорнищевым близ Переяславля (ныне Канищево, один из микрорайонов г. Рязани). Но уже летом 1372 г. св. Димитрий рассматривал Олега Рязанского и Владимира Пронского как союзных князей. Сообща они подписали перемирие с литовским князем Ольгердом. В продолжение восьми лет между князьями не нарушались дружеские отношения, основанные на взаимной помощи и доверии. Это подтверждает и Договорная грамота 1375 г. между св. Димитрием Ивановичем и св. Михаилом Тверским. Она признает великого князя Олега Рязанского третейским судьей в спорных делах между Москвой и Тверью. Такое доверие великие князья оказали Олегу Ивановичу, отдав должное его нравственным добродетелям и богооткровенной мудрости.

Олег Иванович, заботливый семьянин, вырастил и воспитал двух сыновей и четырех дочерей. Первой его женой, по преданию, была татарская царевна. После ее смерти супругой князя стала Евфросиния Ольгердовна Литовская. Историки, опираясь на документальные свидетельства, единодушно отмечают любовь Олега Рязанского к супруге Евфросинии, с которой рука об руку он прошел весь земной путь, и к детям. Великий рязанский князь был щедр и к своим зятьям, среди которых летописи указывают князя Василия Друцкого, козельского князя Ивана Титовича, смоленского — Юрия Святославича, пронского — Владимира Дмитриевича.

Посещение преподобного Сергия имело глубокое влияние на всю последующую жизнь Олега Рязанского. Он полюбил пребывание в монастырях и монашескую жизнь. Однажды князь Олег Иванович и супруга его Ефросиния в глухом, уединенном месте окрестностей реки Солотчи, за Окой, повстречали двух живших там монахов — отшельников Василия и Евфимия Солотчинских, поразивших князя своей духовной высотой. Возможно, в память этой встречи князь Олег заложил на этом месте обитель. Монастырь был основан в 1390 г. Тогда же епископ Рязанский и Муромский Феогност постриг Олега Ивановича в монашество с именем Ионы.

Олег Рязанский, став монахом, не оставлял светского, княжеского сана, продолжая нести крест князя-воина, имел горячее попечение об интересах земли и народа, данных ему Господом. В договорных грамотах конца XIV века впервые приводятся названия многих рязанских городов, что указывает на активную созидательную деятельность князя. Обширное строительство, конечно, велось, в первую очередь, в Переяславле Рязанском, ставшем при князе Олеге столицей княжества.

В девяностые годы XIV в. великий рязанский князь Олег Иванович по силе стал равен самым могущественным князьям Руси. Он расширил и укрепил границы княжества, возвратил земли, захваченные литовским князем Витовтом, в 1400 г. отвоевал у литовцев Смоленск, куда посадил на княжеский стол своего зятя Юрия Святославича.

Великий рязанский князь Олег Иванович скончался 5 июня 1402 г. в возрасте 65 лет. Перед смертью принял схиму с именем Иоаким и завещал похоронить себя в Солотчинском монастыре. После закрытия монастыря, в 1923 г., честные останки князя Олега Рязанского были изъяты и переданы в Рязанский губернский музей. 13 июля 1990 г. честные останки Олега Ивановича были переданы в Свято-Иоанно-Богословский монастырь. 22 июня 2001 г. они были перенесены в Солотчинскую обитель. С этого дня наблюдалось мироточение и благоухание от честной главы князя Олега Рязанского.

На Рязанской земле благоверный князь Олег в течение многих веков почитался как святой. Многие страждущие притекали к мощам князя Олега Рязанского. Считалось, что более всего ходатайство благоверного князя Олега пред Престолом Божиим помогает при пьянстве и «падучей» (т.е. эпилепсии).

Рязанцы хранят в своем сердце дорогое имя кн. Олега Ивановича. После 1626 г. на эмблеме Рязанской земли впервые появилась фигура князя-воина. Народное сознание сразу связало это изображение с именем Олега Рязанского.

(Игумен Серафим (Питерский),монахиня Мелетия (Панкова))

Молитва олегу рязанскому

Ну что ж, русофобский тролинг становится здесь постоянным «гостем».

Потролить что ли Армению, или ещё кого-нибудь ? «Был ли геноцид армян?» — к примеру.

Олега Рязанского нам предлагается почтить за то, что он в битве не стал принимать участие. Энто подвиг конечно, святость чистая.

Ну что ж, русофобский тролинг становится здесь постоянным «гостем».

Потролить что ли Армению, или ещё кого-нибудь ? «Был ли геноцид армян?» — к примеру.

Олега Рязанского нам предлагается почтить за то, что он в битве не стал принимать участие. Энто подвиг конечно, святость чистая.

Всевозможных масонских шашней в России было предостаточно.

Что же касается Армении, то позвольте напомнить, что в 1486 году Великая княгиня Анна Васильевна Рязанская подарила рязанской церкви Успения Святой Богородицы воздух — покрывало для церковных сосудов с причастием. Большое церковное покрывало было шито разными шелками и золотом с изображением тайной вечери. Надпись на покрывале сообщала, что работа по изготовлению этого воздуха была окончена «Сентембрия 30 дня на память Святого Священномученика Григория Великаго Армении». В конце 15 века Великой княгине Анне Рязанской было известно о существовании «Святого Священномученика Григория Великаго Армении», а вот на рубеже 20-21 веков некоторые православные умалчивают о том, что Григорий Армянский, один из вселенских святых, был епископом Великой Армении
Читайте также  Молитва в день смерти умершего

Свмч.Григория Армянского на Руси всегда чтили и чтят.

Непонятно только, почему бы не испытать по этому поводу добрых чувств к русским в целом ? Почему нужно рязанцев пытаться противопоставить не-рязанцам ? Оно и смешно, и не очень благородно.

Меня, чьим небесным покровителем является святой Благоверный Великий Князь Димитрий, всегда радует, когда в интернете поднимаются разговоры о правомерности его канонизации, о его прижизненных ошибках ( как не вспомнить, что святой это не тот ,кто не грешит), о уничижении роли победы над Мамаем для Руси.
Параллельно всегда говорят о том, что прп. Сергий Радонежский ошибся также, благословляя Великого Князя на битву. А особо увлекающиеся говорят, что вообще не было такого благословения. Это тоже радует.
Радует от того, что сразу понимаешь- правильно прославили! Не находит себе места лукавый, ищет, смущает. Ну, это его работа, стоит и ему посочувствовать.

Разные события можно совершенно по разному оценить. Вот, кто-то говорит, что победа была бессмысленной, т.к. Тохтамыш все равно пришел вскоре и опять разорил Москву. Факт? Да, факт. Да только говорит о другом- это была последняя попытка Орды установить свою власть. И вскоре Русь, во главе которого стоял Московский Князь окончательно сбросила с себя иго.

Уже к сыну св. Дмитрия Донского приходили и принимали святое Крещение знатные ордынцы. А после неудачного похода Едигея к Москве присоединились Муромское, Тарусское и Суздальско-Нижегородское княжество.
Победа была и на поле битвы, но главная победа была одержана духовная. Внутри Руси отдельным князьям стало понятно, что Москва усилилась настолько, что о реванше говорить поздно и надо смиряться под её руку. Русские люди поняли, что Орду можно бить ( что они и сделали). Сами знатные ордынцы во множестве принимали православие.

А почитайте про семейную жизнь Великого Князя. Это же настоящая малая Церковь! Благочестивая жизнь супругов, двенадцать детей. Со смертью сужа супруга принимает монашество и пребывает в аскезе. Как это нам недостижимо!

Говорят, за воинские сражения не прославляют. так и не за них и прославлен Великий Князь- воинские победы это только приложение к его жизни, показывающие, что и в битвах Господь был с ним.
Так же, не за воинские победы, коих было не мало, прославлен и прадед Дмитрия Донского — Александр Невский.
А адмирал Феодор Ушаков вообще не проиграл ни одного сражения! Но также прославлен был не за это.
Умер с оружием в руке святой инок Пересвет — последним прижизненным делом которого было — победа в смертном поединке над непобедимым до того воином Кочубеем.

Я очень рад, что имею такого Небесного покровителя и он не оставляет меня без помощи.

Велика обрете в бедах тя поборника земля Русская,
языки побеждающа. Якоже на Дону Мамаеву низложил еси гордыню,
на подвиг сей прияв благословение Преподобнаго Сергия,
тако, княже Димитрие, Христу Богу молися,
даровати нам велию милость.

С любовью,
рБ Дмитрий

рБ Дмитрий, я хотел бы знать Ваше мнение по поводу конкретного события.

В 1368 г. князь Дмитрий Иванович пригласил в Москву тверского князя Михаила Александровича. Положившись на обещания митрополита, Михаил прибыл в Москву, где его бросили в тюрьму, а затем продиктовали условия мира. Понятно,что мир заключенный подобным образом оказался непрочным.

Незаслуженно оговорённый и забытый прп. блгв. великий князь Олег Рязанский

Великий князь Олег Иоаннович Рязанский родился в 1338 году. По родословной он был прямым потомком Рюрика в восемнадцатом колене. Его прапрадедом был Ярослав — старший сын св. блг. Князя Романа Рязанского, Страстотерпца.

Рязанский князь Иоанн Александрович в 1350 году отошел в обители вечные, и его наследник — Олег — законным путем воспринял великокняжеский стол. Отроку в это время было всего лишь 12 лет, и, пока он был молод, управлять княжеством ему помогали советники — бояре во главе с тысяцким. Благочестивое окружение юного князя оберегало его, взращивало в нем благотворные ростки православной веры и чувства христианской любви к Родине, воспитывало в готовности к «бережению» родной земли от врагов.

Господь уготовал на долю князя Олега Рязанского великие испытания. Время его княжения было сложным и противоречивым. Рязанское княжество было пограничной русской землей между Диким Полем и другими русскими княжествами, поэтому первым принимало на себя удары степняков. Жестокие разорения от Орды потрясали рязанские земли. При князе Олеге Иоанновиче было двенадцать татарских набегов. Не было мира и среди русских князей: продолжались междоусобицы.

Во время правления Олега Иоанновича Рязанское княжество, как и весь центр Руси, постигли две эпидемии «черной смерти» (чумы) — в 1352 и 1364 годах, в течение нескольких лет подряд землю опустошали безчисленные засухи, недороды и их следствия — голод, болезни, смерть.

Что касается взаимоотношений между князьями Димитрием Московским и Олегом Рязанским, то не может быть сомнений по поводу существования Договорной грамоты между ними. Хотя она до нас и не дошла, но многие факты косвенно свидетельствуют о ее существовании. В продолжение восьми лет между князьями не нарушались дружественные отношения, основанные на взаимной помощи и доверии. Это подтверждает и Договорная грамота св. блгв. князя Димитрия Иоанновича со св. блгв. Князем Михаилом Тверским (1375 г.).

Она признает великого князя Олега Рязанского третейским судьей в спорных делах между Москвой и Тверью. Такое доверие великие князья оказали Олегу Иоанновичу, отдав должное его нравственным добродетелям и богооткровенной мудрости.

Еще рельефнее обозначился межгосударственный союз князей св. Димитрия Московского и Олега Рязанского в их отношениях с Ордой. Они совместными усилиями отражали татарские набеги. Академик Б.А. Рыбаков отмечал, что Мамай, вставший в 1371 году во главе западных орд (наиболее опасных для Руси), громил «союзников Москвы, расположенных ближе к ордынским землям — Рязанское княжество, а позднее Нижегородское», стремясь запугать их.

В 1378 году хан Мамай отправил мурзу Бегича с большой ратью на Русь. Бегич двигался быстро, пройдя далеко в глубь Рязанской земли, и остановился у реки Вожи, правом притоке Оки. Сражение произошло 11 августа 1378 года на берегах этой реки (в 15 верстах от Переяславля Рязанского), где до сих пор существуют высокие курганы. Бегич был наголову разбит московско-рязанским ополчением. Р.Г. Скрынников подчеркивает «исключительно важный факт, до сих пор не получивший никакого отражения в литературе: победа на реке Воже была одержана прежде всего благодаря совместным действиям московских и рязанских войск». Выигранная союзниками битва была предвестницей Куликовской победы.

Пограничное рязанское княжество, так же, как и Нижегородское, деятельно участвовало в антитатарской коалиции русских княжеств на раннем этапе. Но они и первыми подверглись удару со стороны татар и оказались обескровленными ко времени Куликовской битвы».

Летом 1380 года Орда переправилась на правый берег Волги и перекочевала к устью реки Воронежа, а затем — в рязанские пределы. Русские рати вышли навстречу противнику. Войско св. блгв. князя Димитрия безпрепятственно прошло через Рязанскую землю и достигло берегов Дона.

Во многих летописях и особых сказаниях говорится об активной роли рязанского князя как пособника татарского хана Мамая. Но вместе с российским историком А.Г. Кузьминым мы должны поставить вопрос, который и не возникал у многих исследователей: был ли такой факт вообще?

Стратегия и тактика Великого рязанского князя долгий период оставались не понятыми многими исследователями. Первым постарался объяснить поведение Олега Иоанновича обстоятельствами того времени русский историк XVIII века князь М.М. Щербатов.

Затем историк Н.С. Арцыбашев, рассмотрев высказывания московских летописцев о князе Олеге, писал: «Обстоятельства той войны так искажены витийством и разноречием летописцев, что во множестве прибавок и переиначек весьма трудно усмотреть настоящее».

В середине XIX столетия Д.И. Иловайский в труде «История Рязанского княжества» добавил: «В наше время исторической критике пора, наконец, освободить Олега от незаслуженных нареканий и взглянуть на него поближе». Он оправдывал князя Олега Иоанновича, считая, что в 1380 году он принес Мамаю и Ягайле «гораздо более вреда, нежели помощи» и вместе с тем спас от разгрома Мамаем свое Рязанское княжество.

Академик М.Н. Тихомиров в пятидесятых годах XX столетия в трудах о Куликовской битве вновь поднял вопрос о необходимости критического изучения и проверки летописных источников. Он указал на Симеоновскую летопись, которая отражает в части до 1390 года сгоревшую Троицкую и Рогожский летописец и поэтому содержит древнейший рассказ о Куликовской битве. В этом изложении не видно явных сокращений или вставок. Причем в рассказе о Куликовской битве имя Олега Рязанского не упоминается вообще.

Историк А.Г. Кузьмин в обстоятельном труде «Рязанское летописание» убедительно доказал, что все обвинения в адрес Олега Иоанновича имеют позднейшее происхождение. На основе сравнительного анализа летописных источников он пришел к выводу, что все они в большей или меньшей степени подвергались «контрправкам» с антирязанским звучанием, особенно Московский летописный свод конца XV века.

Особенно интересна попытка Ф. Шахмагонова воспроизвести обстоятельства битвы 1380 года и психологические мотивы главных исторических лиц.

Анализируя ситуацию, он делает вывод, что у князя Олега созрело единственно правильное решение: вступить в тайный союз о взаимной помощи с московским князем, в союз без крестного целования, без свидетелей, полагаясь только на верность княжеского слова. Но надежнее слова была общность цели: отразить грядущий поход Мамая.

Для бояр, с согласия св. блгв. князя Димитрия, Олег Иоаннович заключил договор с Мамаем, якобы тайный для московского князя.

Таким образом, Олег Рязанский получал возможность узнать военные планы Мамая, сроки его выступления, а также возможность выяснить, кто будет его союзником. Маневр сложный, но средневековье знает дипломатические интриги и более запутанные. Фактически князь Олег брал на себя миссию тайного лазутчика Москвы. И справился он с ней успешно. Мамай навел его на мысль вступить в союз с литовским князем Ягайлой, и они договорились соединить свои войска в тылу у св. Димитрия, когда он выступит против Мамая.

Летописи сообщают, что св. блгв. князь Димитрий знал о соглашении князя Олега Рязанского с Мамаем и о договоре Олега Иоанновича с Ягайлой. Откуда же об этом узнал летописец? Московский летописец узнал от московского князя. А тот в свою очередь — от князя Олега. Академик Б.А. Рыбаков в статье «Куликовская битва» также отметил этот факт: «Важную весть, какую не могла сообщить степная русская разведка, передал Димитрию рязанский князь Олег Иоаннович. Его письмо Димитрию содержало важные и правдивые сведения, определившие весь стратегический расчет московских полководцев. Оказалось, что у Москвы не один явный враг, о котором доносят пограничные разъезды, а два врага. Второй — Ягайло — пробирается по своим землям с запада и вот — вот вольет свои войска в полчища Мамая».

Итак, св. блгв. князю Димитрию Московскому было известно, что московское войско окажется в окружении. Однако вместо того, чтобы ехать в Орду, везти туда выкуп и мириться с Мамаем, московский князь спокойно собрал войско и выступил навстречу Мамаю, даже не оставив серьезной силы для обороны Москвы.

Если бы Великий князь Олег Иоаннович был врагом, то в час, когда войска Мамая сошлись с полками св. Димитрия, или ранее, когда св. Димитрий, оставив все заботы о Москве, переправился через Оку и двинулся быстрым маршем к Дону, рязанцам было бы самое время ударить по Москве.

Огромное войско, руководимое св. Димитрием, двинулось по рязанской дороге на Коломну, а затем — на Лопасню и там ждало опаздывающие полки. Св. Блгв. Князю Димитрию предоставлялась прекрасная возможность вывести из борьбы Олега Рязанского: от Коломны до Рязани — всего лишь один переход. Ни Мамай, ни Ягайло ни при каких обстоятельствах не успели бы на помощь Олегу Рязанскому.

Л.Н. Гумилев отметил: «. не преуменьшая героизма русских на Куликовом поле, заметим, что немаловажным фактором победы оказалось отсутствие в битве 80-тысячного литовского войска Ягайлы. Князь опоздал к битве всего на один дневной переход — и не случайно».

Ягайло подошел на один переход к московскому и Мамаеву войскам. По договору, вступить в сражение он был обязан только при условии соединения с дружинами Олега Иоанновича. А Олег Рязанский не стронул с места свои войска. Рязанский князь «. прииде на рубеж Литовьскый, и ту став, и рече бояром своим: «Аз хощу зде ждати вести, как князь велики проидет мою землю и приидет в свою отчину, и аз тогда возвращуся во свояси». Он по-прежнему загораживал левый фланг московского войска и стоял на пути Ягайлы к Москве.

Не дождавшись рязанской помощи, Ягайло не двинулся с места и не вмешался в ход сражения на Куликовом поле. Битва шла с переменным успехом и была очень тяжелой для московских войск. Удар соединенных сил Олега Рязанского и Ягайлы в тыл Св. Димитрию решил бы исход сражения в пользу Мамая. Удар литовских полков даже без рязанских дружин поставил бы под вопрос победу русских на Куликовом поле. Но Св. Димитрий был спокоен: за его спиной была сила, которая могла удержать Ягайлу, — рязанское войско, Олег Рязанский.

Особое значение для нас имеет известие летописца о раскаянии Ягайлы в том, что он доверился Олегу и позволил себя обмануть. «Никогда же убо бываше Литва от Рязани учима. ныне же почто аз в безумие впадох», — приводит слова Ягайлы из Никоновской летописи российский историк Д.И. Иловайский. Ягайло правильно все понял: он увидел, что обманут, и «побежа назад с великою скоростию, никимже гоним».

А.Г. Кузьмин в своем исследовании доказал, что во время Куликовской битвы и до возвращения Св. Блгв. Князя Димитрия в Москву к рязанскому князю Олегу вообще не было никаких претензий.

В статье научного сотрудника АН СССР А. Надирова дан комментарий к материалу Ф. Шахмагонова: «Сама попытка заново переосмыслить личность великого князя рязанского Олега Иоанновича представляется крайне гуманной и благотворной, ибо речь идет о восстановлении доброго имени человека, сыгравшего немалую роль в судьбе нашей Родины. Если бы к историческим личностям применялась «презумпция невиновности», Олег давно бы был уже посмертно реабилитирован (или оправдан за недостаточностью улик).

Как мы видим, «накопленный в настоящее время документальный материал позволяет с достаточной очевидностью опровергнуть ложные наветы в адрес Олега Иоанновича, одного из крупнейших деятелей средневековой Руси, много сделавшего для укрепления мощи и возвеличивания Отечества».

Великий князь Рязанский Олег Иоаннович скончался 5 июня 1402 года в возрасте 65 лет. Перед смертью он принял схиму с именем Иоакима и завещал похоронить себя в Солотчинском монастыре. Закрыть глаза князю было суждено его духовному отцу — епископу Феогносту. Он же совершил погребение. Княжеский престол перешел к сыну Олега Иоанновича — князю Феодору Ольговичу.

13 июля 1990 года честные останки Олега Рязанского были переданы Русской Православной Церкви, в Свято-Иоанно-Богословский монастырь (с. Пощупово Рыбновского района Рязанской области).

22 июня 2001 года, накануне Собора Рязанских святых, они были перенесены в Солотчинскую обитель. С этого дня наблюдалось мироточение от честной главы князя Олега Рязанского. И в настоящее время насельницы обители и паломники, притекающие к раке с мощами Олега Иоанновича, ощущают исходящее от них благоухание.

Каждый рязанец хранит дорогое имя князя Олега Иоанновича в своем сердце и выражает отношение к нему благоговейным почитанием. После 1626 года на эмблеме Рязанской земли впервые появилась фигура воина. В 1778 году было образовано Рязанское наместничество. Указом Екатерины II от 29 марта 1779 года город Рязань получил официально утвержденный герб: на золотом фоне князь, держащий в правой руке меч. Народное сознание в течение нескольких веков связывало это изображение с именем Олега Рязанского. Известный рязанский историк С.Д. Яхонтов писал: «Он (Олег Рязанский) наиболее способствовал утверждению за нынешней Рязанью положения столичного города; недаром с его именем связано имя Олегова дворца (нынешний архиерейский дом), а в гербе Рязани. Олег Иоаннович. И в настоящее время это изображение является гербом г. Рязани».

Будучи князем-иноком и князем-миротворцем, Олег Рязанский воспринимал свое княжение как крест, возложенный на него Господом, и более всего заботился о водворении мира в вверенных ему пределах, ибо будут дела правды мир, и одержит правда покой, и уповающе будут до века: и вселятся людие его во граде мира и обитати будут уповающе, и почиют с богатством (Ис. 32: 17-18).

Олег ШАКИРОВ,
атаман Чугуевской городской
казачьей общины «Пластунъ»,
Малороссия, Харьковская губерния

Житие святого князя Романа Рязанского, о чем просят мученика и молитвы

С именем Романа, князя Рязанского, связано немало знаменательных событий. Великомученик жил в 13 веке в Рязани, пострадал за святейшую веру в Спасителя, а после мученической кончины вознесся на Небеса и стал защищать Россию от врагов. Святейшему Роману молятся в тяжелые дни сражений за Отечество. Великомученик помогает верующим, спасает их от врагов.

Житие святого Романа Рязанского

В 13 веке в Рязани правили потомки равноапостольного святейшего князя Владимира. Рязанские правители передавали власть от отца к сыну, верили в Христа, строили церкви и монастыри, во главе войска защищали свои земли от врагов. В 1237 в Рязани у князя Олега Ингваревича родился сын Роман. В те времена рязанские земли страдали от набегов монголо-татар. Родственники Романа, два его деда, погибли в битве с Батыем. Родной его отец в 1238 попал к монгольскому хану в плен.

Олег вернулся в Рязань только в 1252 году. Роман к тому времени успел вырасти. Сын князя Олега, как и все его родственники, получил хорошее воспитание, выучил Святое Евангелие, старался жить, соблюдая святые заповеди Божьи. Пришло время, и он женился на Анастасии, дочери киевского правителя, родившей ему трех сыновей.

Прошло 6 лет с момента возвращения Олега в Рязань. Старый князь почувствовал, что жить ему осталось не так много. Он постригся в схиму с именем Косма, а бразды правления княжеством отдал своему сыну Роману. Молодой князь стал править в землях, находившихся в те времена под контролем ордынских сборщиков налогов (баскаков). Роман 12 лет исправно платил дань монгольским ханам. Правда, налоги собирались с жителей Рязани. Роман удерживал баскаков от насилия, часто заступался за крестьян.

Разумеется, православные жители Рязанского княжества ненавидели монгольских ханов и их порядки. Баскаки, одолеваемые безудержной жаждой наживы, донесли своему правителю Менгу-Тимуру, что Роман злословит в адрес золотоордынцев. Рязанский князь не любил хана и ненавидел языческую веру татаро-монгольских завоевателей.

В 1270 Менгу-Тимур вызвал к себе Романа. В родной церкви рязанский князь принял последнее святейшее причастие, потом попрощался с сыновьями, распределив между ними земли своего княжества, и отправился к хану. Из дошедшей до наших времен летописи известно, что Роману удалось оправдаться и убедить Менгу-Тимура в преданности. Однако хан потребовал от русского князя отречься от православия. Разумеется, Роман отказался принимать «веру басурманскую».

По приказу хана князя стали нещадно бить. Роман все равно не отрекался от православия. Тогда его решили расчленить. Варвары отрезали князю язык, выкололи его светлые глаза, отрубили руки, ноги. С ясной головы мученика содрали кожу. Роман вынес все мучения, но от православной веры не отрекся. Святейшие останки князя отвезли в Рязань и с почестями похоронили.

Почитание

Подвиг святого Романа навсегда остался в памяти жителей Рязани. Верующие возвели пострадавшего за православие правителя в лик великомучеников. В честь святейшего Романа установили церковный праздник, который ежегодно стали отмечать 19 июля. Святого стали сравнивать с мучеником Иаковом Персянином. Святейшему Роману молились, когда отправлялись на битву с врагом. Жители Рязани считали князя своим защитником и спасителем.

Молитвы к великомученику помогли российским войскам в 1812 одержать славную победу в сражении под Клястицами. Битва с завоевателями состоялась в день его светлейшей памяти. Образ святого, помогшего победить французов, изобразили на стене Московского храма пресвятого Христа Спасителя.

В 1861 в Рязани освятили церковь в честь великомученика Романа. Ранее, в 1854, в этом городе постановили служить молебен и свершать крестный ход в день светлой памяти святого (19 июля). Иконописцы с давних времен изображали святейшего рязанского великомученика на иконах. В современном Борисоглебском соборе находится престол, специально освященный во имя святейшего князя. В этом храме Рязани во время литургии поется еще и тропарь великомученику Роману.

Читайте также  Какие молитвы читать по усопшему на годовщину смерти

О чем просят у благоверного князя

Верующие Рязанской епархии прославляют святого великомученика и молятся ему. Святейшего Романа просят защитить людей от врагов, спасти земли от нападения. Верующие молят мученика укрепить их веру в Христа, оградить душу от греха и соблазнов. Испокон веков великомученик Роман считается военачальником и защитником земель русских. К нему обращаются в период тяжелых испытаний, перед битвой с завоевателями. Великомученика просят о мире на земле, о щедром урожае. Верующие молят Романа Рязанского испросить для них у Господа прощения за прегрешения.

Икона Рязанского мученика Романа Олеговича

Древние иконописцы изображали великомученика в полный рост в княжеской одежде, держащим в одной руке миниатюрный город с храмом. Похожую икону повесили во Владимирской семинарской пресвятой церкви. Еще один старинный образ в 60-х годах 19 века заказал купец Мокий Панов, прихожанин храма Спаса-на-Яру. Икону создал иконописец Николай Шумов. Дочь художника, написавшего святейший образ, тяжело болела, но выздоровела благодаря молитвам к Роману Рязанскому.

Пресвятые иконы с изображением великомученика украсили многие российские храмы. Князь, средних лет мужчина с русыми волосами и короткой бородой, изображался по пояс или в полный рост, в наряде с соболиным воротом. В правой руке он держал миниатюрный город с церковью или свиток.

Молитвословия

Светлого князя, пострадавшего за веру в Спасителя, верующие православной церкви вспоминают и прославляют и в наши дни. Христиане молятся Роману, просят у него защиты и спасения.

Тропарь

В тропаре вспоминаются мучения святейшего князя, которые он вытерпел во имя веры в Христа. Верующие просят вознесшегося в Небесное Царство Князя Рязанского испросить для них у Господа милость, благодать и спасение.

Тропарь мученику благоверному князю Роману Рязанскому, глас 1

Муче́ньми странноужа́сными/ и до́блестию терпе́ния/ всех преудиви́л еси́, кня́же Рома́не:/ честны́х бо чле́нов твои́х по соста́вом ре́зание/ и всего́ телесе́ твоего́ раздробле́ние/ претерпе́л еси́ за ве́ру Христо́ву./ Те́мже и возше́л еси́ к Престо́лу Царя́ Христа́ Бо́га/ и яви́лся еси́ но́вый предста́тель Це́ркве Ряза́нския./ Моли́ся у́бо ко Го́споду,/ да мир и благоде́нствие да́рует гра́ду на́шему,/ и испроси́ у Него́ ми́лость и спасе́ние// чту́щим свяще́нную па́мять твою́, многострада́льне.

Перевод: Мучениями весьма страшными и доблестью терпения ты всех поразил, князь Роман, ибо ты претерпел за веру во Христа отрезание по частям досточтимых членов твоих и всего тела твоего рассечение. Потому поднялся ко Престолу Царя Христа Бога и стал новым покровителем Церкви Рязанской. Молись же ко Господу, да дарует городу нашему мир и благоденствие, и испроси у Него милость и спасение почитающим священную память твою, многострадальный.

Кондак

В кондаке говорится о мученическом подвиге князя. Роман не отрекся от веры в Христа, имея страх Божий и боясь Страшного Суда. Однако он вытерпел все мучения и стал похожим на Иакова Персянина. За подвиг по имя Спасителя церковь возвела его в великомученики и стала прославлять как святейшего защитника России.

Кондак мученику благоверному князю Роману Рязанскому, глас 2

Оклеве́танный пред ха́ном в хуле́нии злове́рия его́,/ дерзнове́нно предста́л еси́ суди́щу нечести́вому;/ убоя́вся же Стра́шнаго Суда́ Христо́ва,/ ха́нское повеле́ние и страх поплева́л еси́, святы́й Рома́не./ Те́лом, я́ко розга́, ре́жемый,/ в страда́ниих уподо́бился еси́ Иа́кову Пе́рсянину/ и яви́лся еси́ великому́ченик изря́дный,/ столп и утвержде́ние Це́ркви Ряза́нстей,// засту́пник и воево́да Росси́йский пресла́вный.

Перевод: Оклеветанный перед ханом в том, что ты хулил его языческую веру, ты дерзновенно предстал беззаконному суду, убоявшись же Страшного Суда Христова, ханский указ и угрозу ты презрел, святой Роман. Телом, как ветвь, разрезаемый, в мучениях ты стал подобен Иакову Персянину и стал особым великомучеником, столп и утверждение Церкви Рязанской, прославляемый защитник и военачальник Российский.

Молитва мученику благоверному князю Роману Рязанскому

Святы́й сла́вный великому́чениче, благове́рный кня́же Рома́не, покрови́телю и засту́пниче о́бласти Ряза́нския! Ве́руем и упова́ем, я́ко страда́нии и богоуго́дною жи́знию твое́ю стяжа́л еси́ ве́лию ми́лость и дерзнове́ние у Го́спода Бо́га и не забы́л еси́ достоя́ния твоего́ земна́го, оте́чества на́шего, в не́мже обурева́емы мы, раби́ твои́, мно́гими напа́стьми вра́жиими и страстьми́ жите́йскими. Те́мже мо́лим тя: моли́твами и предста́тельством твои́м умоли́ Го́спода Бо́га, да изба́вит нас от вся́ких бед и от всех враго́в, ви́димых и неви́димых. О, вели́кий уго́дниче Бо́жий! Вздохни́ о нас гре́шных ко Го́споду Бо́гу, да прости́т нам вся согреше́ния на́ша, да ниспосле́т нам благода́ть Всесвята́го Ду́ха, да преста́нем от вся́каго скверноде́йства и про́чее вре́мя живота́ на́шего во вся́ком благоче́стии и чистоте́ поживе́м и, та́ко благоугоди́вше Го́споду, сподо́бимся жи́зни вечноблаже́нныя, пою́ще и воспева́юще превели́кое милосе́рдие Бо́жие и твое́ ми́лостивое предстата́льство за нас у Престо́ла Бо́жия во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Молитва вторая мученику благоверному князю Роману Рязанскому

О, пресла́вный страстоте́рпче, вели́кий уго́дниче Бо́жий, принеси́ на́шу сле́зную моли́тву Го́споду Бо́гу на́шему, уми́лостиви Его́ к нам, гре́шным, да оты́мет от нас гнев свой пра́ведный и умири́т страну́ на́шу многострада́льную; да утверди́т благоде́нствие и тишину́, да низпосле́т нам изоби́лие плодо́в земны́х и да возбрани́т враго́м на́шим оби́ду твори́ти си́рым и безпо́мощным. Припа́дающе к ико́не твое́й, воспомина́ем с ве́рою страда́ния твоя́, за Христа́ претерпе́нная, и мо́лим тя: не оста́ви нас и испроси́ нам у Го́спода блага́я вре́менная и ве́чная, да сла́вим просла́вившаго тебе́ Бо́га во ве́ки. Ами́нь.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector