Молитва о сквернословии

Молитва о сквернословии

Молитва о сквернословии

Молитва от брани

Использование бранных слов в повседневной речи стало обычным делом. И немногие знают, что в действительности матерное слово — это не что иное, как обращение к демоническим силам. Чтобы оградить себя от воздействия этого словесного недуга, можно прочитать специальные молитвы.

Правила чтения

В русской традиции не зря всех матерщинников называли богохульниками. Ругаясь бранью, человек прославляет сатану и хулит Бога. Это тяжкий грех. Святые отцы говорят, что человек, часто прибегающий к сквернословию, не смеет до раскаяния своего даже прикладываться к кресту и иконам. Ведь уста его произносили слова, которыми общаются бесы.

Важно! Прежде чем помолиться Господу и его святителям об избавлении от своего порока, связанного с бранью, следует причаститься и исповедаться.

  • Читать молитвы можно как в храме, так и дома. Нужно понимать, что привычка ругаться формировалась в человеке годами и ждать мгновенного результата не приходиться. На первый план всегда выходит работа над собой, своей душой. И она занимает время.
  • Возносить молитвенные слова необходимо перед иконой святого, с зажжённой церковной свечой. Все мысли в этот момент должны быть обращены к небесам, нельзя молиться и думать о чём-то будничном. Каждое слово должно быть исполнено веры в помощь Бога и его угодников.
  • Можно просить не только за себя, но и за близкого человека.

Главное, чтобы сердце было исполнено чистой любви к этому человеку, тогда молитву обязательно услышат небесные покровители.

Чем помогает молитвенное чтение

Молитва помогает приобрести успокоение и смирение души. Человек, пребывающий в таком состоянии, никогда не захочет браниться. Сама мысль об этом будет ему противна. Если скверные слова истощают наше защитное поле, делая его уязвимым перед слугами тьмы, то молитва, напротив, усиливает его.

Другие православные молитвы:

Следовательно, читая молитвы ежедневно, человек ограждает себя от соблазнов, в том числе — ввернуть «крепкое» словцо. Молитвы приближают к Богу, возвышают душу.

Как читать молитвы

Обряд чтения молитв от блудной брани практически ничем не отличается от обычного молитвословия, произносимого в утренние или вечерние часы.

  1. Нужно освободить своё сознание от всего ненужного и суетного. Должен присутствовать правильный благоговейный настрой.
  2. Если молитва читается не в церкви, а дома, то для этого лучше выбрать отдельную комнату, где никто не помешает.
  3. Перед иконами зажигают свечу, крестятся, просят прощения за грехи и возносят свою молитву. В конце нужно поблагодарить Господа и святых за помощь.
  4. Искреннее желание избавиться от привычки ругаться, и вера в силы небесные обязательно помогут добиться положительного результата.

Просить о помощи в избавлении от порока сквернословия можно такими молитвами:

Боже Вседержителю, всю тварь премудростию создавый, мене, падшаго многими согрешеньми, Твоею воздвигни рукою: подаждь ми Твою помощь, и сподоби мя от мирских свободитися искушений, от диавольских сетей, и от плотских похотей. Умилосердися и прости ми вся, елика Ти согреших во вся дни живота моего; помажи душу мою елеем благодати и щедрот Единороднаго Сына Твоего, Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, с Ним же Тебе и Святому Духу подобает всякая слава во веки. Аминь.

О Мати Господа моего Творца, Ты еси корень девства и неувядаемый цвет чистоты. О Богородительнице! Ты ми помози, немощствующему плотскою страстию и болезненну сущу, едино бо с Тобою Твоего Сына и Бога имею заступление. Аминь.

Николай Чудотворец, Божий Угодник. С уст моих грубость срывается, ругань в удел превращается. Скверно слова изрыгаю, матом язык излагаю. Слабость в душе притаилась, плоть во грехах утопилась. Благом твоим защищаюсь, с матом навеки прощаюсь. Даруй мне власть над пороком, пусть это будет уроком. Аминь.

О священная главо, преподобне отче, преблаженне авво Виталие, не забуди убогих твоих до конца, но поминай нас всегда во святых и благоприятных молитвах к Богу: помяни стадо твое, еже сам упасл еси, и не забуди посещати чад твоих моли за ны, отче священный, за дети твоя духовныя, яко имеяй дерзновение к Небесному Царю: не премолчи за ны ко Господу, и не презри нас, верою и любовию чтущих тя: поминай нас недостойных у Престола Вседержителева, и не престай моляся о нас ко Христу Богу, ибо дана тебе бысть благодать за ны молитися. Не мним бо тя суща мертва: аще бо телом и преставился еси от нас, но и по смерти жив сый пребываеши, не отступай от нас духом, сохраняя нас от стрел вражиих и всякия прелести бесовския и козней диавольских, пастырю наш добрый аще бо и мощей твоих рака пред очима нашима видима есть всегда, но святая твоя душа со ангельскими воинствы, со безплотными лики, с небесными силами, у престола Вседержителева предстоящи, достойно веселится, ведуще убо тя воистину и по смерти жива суща, тебе припадаем и тебе молимся: молися о нас Всесильному Богу, о пользе душ наших, и испроси нам время на покаяние, да невозбранно прейдем от земли на небо, от мытарств же горьких, бесов воздушных князей и от вечныя муки да избавимся, и Небеснаго Царствия наследницы да будем со всеми праведными, от века угодившими Господу нашему Иисусу Христу: Ему же подобает всякая слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем, и с Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Ещё интересные статьи о молитве:

Хуже всего, когда среди брани растут дети. Ведь их неокрепшие умы будут в дальнейшем воспринимать такое поведение, как норму.

Как Господь избавил меня от сквернословия

«Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших,
а только доброе для назидания в вере,
дабы оно доставляло благодать слушающим»

Инициация

Эта плачевная история случилась со мной уже довольно давно, весной 1973 года. В те годы рос я, обычный мальчишка, во вполне культурной семье: мама – медработник, папа – инженер-строитель. За плечами у него был московский ВУЗ, столичная культура, то-сё… Да и за пределами семьи тоже всё обстояло нормально. Всякое, конечно, случалось, но в целом ни школа, ни музыкальная школа, ни даже дворовая компания не располагали к чему-то нехорошему. По крайней мере в смрадной атмосфере матерщины я точно никогда не жил.

Иногда, приходя с отцом на его стройку, я улавливал вокруг себя некоторые «выражения», но в то же время видел и другое – они, эти «выражения», моего отца буквально коробили. И так продолжалось до седьмого класса, когда желание улучшить свою физическую форму (я мечтал стать военным лётчиком) привело меня в спортивную секцию гребли на байдарках и каноэ.

Сейчас на месте нашей бывшей гребной базы спортивного общества «Труд» – восточный угол огромного Аквамола, колесо обозрения, стоянка машин. А тогда здесь, на пустынном пляже Свияги, стояло просторное здание с полукруглой крышей, которое называлось эллинг. В нём, на аккуратных стеллажах, хранились гоночные лодки – байдарки и каноэ, у стены стояли вёсла, на полу лежали лодочные двигатели для тренерской моторки, спасательные жилеты, громоздились канистры с бензином и много чего ещё. Здесь же, где-то между стеллажей, мы переодевались.

Желающих заниматься тогда было много. Приходили ребята из разных школ, со всего Ульяновска. К тому же разных возрастов.

И вот, в один из дней я пришёл на тренировку и зашёл в раздевалку. Кроме меня, в ней были ещё двое ребят, на пару лет постарше. Слух мой резанул обильный поток мата, на котором общались эти двое. Причём мат «сочился» из их уст без всякого повода, просто так. «Концентрация» его была настолько велика, что казалось, будто они разговаривают на малопонятном мне иностранном языке. Я удивился и спросил:

– А почему вы, собственно, так ругаетесь, по какой причине?

– А ты что?! Сам не ругаешься, что ли, совсем? – с удивлением и немного с вызовом спросил меня один из них.

И вот тут я сказал фразу, которая, наверное, непреднамеренно «сорвала» ситуацию:

– А что в нём хорошего? Я вот за всю свою жизнь ни одного слова не сказал матом.

Наверное, это прозвучало немного горделиво.

В глазах «старшего товарища», как лезвие ножа, блеснул злой огонёк:

– Ах, не ругался, – тихо сказал он, медленно приближаясь ко мне, – сейчас заругаешься!

Они схватили меня за руки, заломили их назад и стали требовать, чтобы я выругался матом

Они оба схватили меня за руки, заломили их назад и стали требовать, чтобы я выругался матом. Я молчал. Тогда они заломили руки так сильно, как когда-то подвешивали на дыбе, и продолжали требовать. Наступил момент, когда я должен был выбирать: или терпеть боль дальше – и минимум на полгода забыть о тренировках (поскольку для гребца травма мышц и связок в плечевых суставах – как для пианистов перелом пальцев), или сдаваться.

И я смалодушничал! Впервые в жизни произнёс требуемое слово…

– Ну, вот. Теперь больше не говори, что ты никогда матом не ругался, – злорадно произнёс мой главный мучитель.

23 года словесного смрада

А что же было дальше со мной…

Есть такая вещь – инициация (ритуал, посвящение). Это когда открывается дверь или поднимается некий шлюз, и на тебя обрушивается многотонная водная стена! Ей нельзя противостоять, она сокрушает и сметает всё! Вот только в моём случае это была стена не воды, а зловонной жидкости. Именно такими были для меня духовные последствия той «невинной шутки» со стороны моих «товарищей». Я стал одержим бесом сквернословия. Другая беда была в том, что в те годы я был примерным пионером-комсомольцем, и ни о каком правильном духовном диагнозе не могло быть и речи. Всё шло как шло… При их «добром» содействии я перескочил некие «красные флажки», незримый нравственный внутренний барьер, который до той поры во мне худо-бедно, но существовал. «Плотина» было проломлена.

Я стал одержим бесом сквернословия

Даже не могу сейчас вспомнить, через сколько дней или недель матерные слова стали мной произноситься уже абсолютно добровольно, без чьего-либо принуждения. Но они стали мной произноситься! Это было связано или со вспышкой раздражения (а в спорте поводов для этого предостаточно), или с желанием показаться более взрослым, или – просто приукрасить свою речь, сделать её более «яркой», «сочной» и «выразительной», не такой «скучной». Но это постепенно перешло в систему, в норму. Незаметно, исподволь, «не больно»… Передо мной словно открылся новый, по-своему привлекательный горизонт или пласт жизни – нецензурная лексика, и я с энтузиазмом начал её осваивать.

Детская глупость, а мне было 14–15 лет, не знала тормозов. Всё – по максимуму! Всё – на пределе! Иногда я разговаривал матом так «насыщенно», что окружавшие меня спортсмены, а среди них были и мастера спорта, опытные, сильные мужики, иногда даже тренера, начинали искоса на меня посматривать и спрашивать: «Сергей, что ты, в самом деле, так ругаешься-то?!» Да, сами они тоже не являлись в этом образцом, но чтобы до такой степени. И, что интересно, в тот момент у меня не было даже желания расстаться с матерщиной.

Единственное (и я этим очень гордился), я не выражался дома, при детях и при девушках-женщинах. Как-то за этим ещё следил. Наверное, работали «обломки» старых семейных моральных понятий. А в остальном.

Запали в память три пиковых случая.

Однажды поздно вечером возвращался домой. Было уже очень темно. Зашёл во двор и увидел своего одноклассника. Слово за слово, и мы разговорились, да порой так громко, что нас слышал, наверно, весь дом (многие спали на балконах). Иногда мимо проходили люди. Из соседнего (моего) подъезда вышла женщина развешивать бельё на верёвках. А я всё говорю и говорю. Излишне, наверное, уточнять, что из каждых пяти слов два были матом. В общем, выговорился «от души». Попрощались с одноклассником, и я пошёл к себе. Женщина, развесив бельё, тихо сидела на скамейке и как будто кого-то ждала. «Ну, что? Наговорились?» – раздался в темноте до слёз родной голос. Это была мама. Боже мой, как же мне тогда стало стыдно!

«Ну, что? Наговорились?» – раздался в темноте до слёз родной голос. Это была мама

Другой случай. Учусь в политехническом институте. Как-то весной нашу группу сняли с занятий и поручили убраться под окнами учебного корпуса. Дни стояли жаркие, и во многих кабинетах были открыты окна. Я был в группе старшим, а народ попался настолько ленивый, что я уже стал немного нервничать. А когда я нервничал, даже немного, то начинал говорить так, как привык… Причём громко. Настолько громко, что через 5–10 минут к нам с четвёртого этажа сбежал наш староста и вежливо попросил меня закрыть свой рот. «Серёга, преподаватели в шоке!» – доверительно шепнул он мне на ухо.

И случай третий. Руковожу довольно крупной фирмой. Провожу обычную «оперативку». В кабинете – все мужики. Речь – обычная, ничего у меня не изменилось. Сотрудники «то краснеют, то бледнеют», то стыдливо опускают глаза в пол, но терпят. В коридор из моего кабинета выходила двойная дверь. Совещание закончилось, я отпустил персонал – и вдруг увидел, что внешняя дверь была распахнута! Скорее всего, на протяжении всего совещания. А в коридоре, напротив двери, сидели на креслах две наши испуганные девушки-сотрудницы и как-то странно на меня смотрели… Сказать, что мне было неловко, значит не сказать ничего!

Чудесное избавление

Не знаю, как долго мной владел бы грех сквернословия, если бы не начавшийся в то время полный отход от материализма. Ведь сквернословие – лишь частный случай, «цветочек» в букете тогдашних духовных болячек, от которых страдала и болела душа.

Февраль 1996 г. Дивеево. Монастырь. Я много слышал об этом удивительном месте, о монастыре, но особенно – о старце Серафиме Саровском. Мама даже как-то подарила мне его иконку. И вот я здесь, перед его святыми мощами.

Идёт Божественная литургия. В руках у меня – большой лист бумаги, плотно исписанный грехами. Помню, их было более 70. Труд двух недель. В правой части Троицкого собора, несмотря на будний день, длинная очередь на Исповедь. Усилием воли заставляю себя встать в её хвост – и с каждым шагом к аналою священника ощущаю, что поднимаюсь на эшафот. Страшно… В голове вихрем проносятся обрывки мыслей: «Куда ты прёшься! У него же под облачением погоны!» – «В аналой наверняка вмонтированы микрофоны!» – «Он же всем всё расскажет!» – «И вообще, посмотри на этого жирного попа, какой он противный и самодовольный. »

«Ну, и плевать! Будь что будет. Пусть рассказывает», – сказал я себе и решительно шагнул к аналою. Как из двери самолёта без парашюта…

Моя Исповедь шла довольно долго, и в один из моментов я поднял голову. Наши со священником взгляды встретились. И тут я абсолютно точно ощутил, что передо мной – мой друг. Который мне сочувствовал всей душой. Его взгляд словно говорил: «Молодец, молодец. Давай, давай, иди дальше…».

Когда батюшка снял с моей головы епитрахиль, и мы немного выдохнули, он тихо сказал:

– Дальше-то что думаешь делать?

– Не знаю, – искренне ответил ему я.

– Старайся, чтобы вокруг тебя были люди церковные, – сказал священник. – Потому что сатана не простит тебе того, что ты поднял свои глаза к небу. Вот так.

Я попросил у него благословения искупаться в Казанском источнике, искупался – и сразу отправился в обратный путь, домой.

А дальше случилось следующее.

Поздним вечером сел в Арзамасе на поезд. Места сидячие, народа мало, спать не хотелось. В голове – сцены прошедшего дня. А вспомнить было чего. Но… что-то произошло. Во мне. Внутри…Что именно – понять не могу, но то, что что-то во мне изменилось, – безусловно. Эта мысль вытеснила в голове всё остальное и не давала покоя.

За окном царила ночь, мимо проносились спящие полустанки, яркие фонари, полумрак в вагоне располагал к дремоте, но эта мысль не давала мне покоя.

Впервые за 23 года плена у меня полностью отпало желание произносить эти гнусные слова вслух

И тут я её «нащупал»! Я перестал ругаться матом! Вдруг, внезапно, неожиданно!

Впервые за 23 года плена у меня полностью отпало желание произносить эти гнусные слова вслух. Я перестал их использовать даже в мыслях и снах. А если кто-то рядом начинает материться, меня это просто переворачивает! Я или подальше ухожу, или делаю замечание.

И всё это произошло без моего малейшего участия, само! Господь будто взял «тряпочку» и с легкостью стёр с моей души этот грех. Словно сказал: «Смотри! Для Меня нет ничего невозможного! Только будь со Мной и будь Мне верен…».

Православная Жизнь

Грех сквернословия: так ли он прост? Легко ли от него избавиться? Настоятель Васильевского храма пос. Стожковское г. Шахтёрск протоиерей Андрей Чайкин считает, что это серьёзная духовная проблема, и предлагает выход из положения.

Чтобы с чем-то бороться, начинать что-то в жизни исправлять, нужно иметь желание это сделать. Поэтому, пока не будет жажды изменить себя, ничего не получится. Также нужно уяснить, что такое грех сквернословия. О нём много написано у святых отцов, и пастыри Церкви часто касаются этой темы. Выделю четыре пункта.

Первое. Сквернословие — это та болезнь, при которой мы, прежде всего, оскверняем сами себя. Часто оно предполагает отсутствие у человека словарного запаса и, конечно же, культуры поведения.

Второе. Сквернословя, мы оскверняем не только себя, но и свою и свою мать и даже Богородицу, нашу Пречистую Матерь, — именно поэтому матерные слова и получили такое название.

Третье. Употребляя мат, человек призывает в свою жизнь демонические силы. Многие историки и лингвисты утверждают, что матерная ругань появилась из языческих ритуалов, в которых использовались фаллические символы. Именно поэтому она и называется скверной, или сквернословием. Целью использования её было призывание нечистых духов.

Четвёртое. Словом можем себя оправдать и им же можем себя погубить. Сквернословие закрывает нам дорогу в Царствие Божие, становится теми оковами, которые связывают нас по рукам и ногам и не дают двигаться в сторону спасения. Мы оскорбляем Богородицу, оскорбляем образ и подобие Божие. Язык наш — это то орудие, которым мы либо славим Бога, либо противимся Ему.

Как бороться с этим грехом? В первую очередь нужно желание его преодолеть. Оно должно подкрепляться спасительными таинствами, которые есть в Церкви. Прежде всего, это исповедь. Нужно прийти к священнику, исповедоваться в этом грехе, получить благословение на то, чтобы с ним сражаться, и в помощь себе причаститься Святых Христовых Таин, если священник допустит. Там, где есть животворящая сила Духа Святаго, погибает всё нечистое. Это первоочередные наши шаги.

Второе. Святые отцы, и в частности святитель Иоанн Златоуст, говорят о том, что за своим языком нужно следить, и чтобы не сквернословить, не злословить, нужно стараться говорить как можно медленнее. Важно обдумывать каждое своё слово, и чем внимательнее мы будем это делать, тем меньше будет у нас возможностей употреблять ругань для связки слов. Это касается не только мата, но и всех слов-паразитов, которыми порой изобилует наша речь. Медленная вдумчивая речь всегда отличала людей благообразных. Сложно представить святого, который тараторил бы и болтал. Все известные подвижники отличались глубокомыслием. Прежде чем что-то сказать, они обдумывали, не ранят ли их слова человека, и каждое их слово было как драгоценность, обретало особую силу и целительные для души свойства.

Для того чтобы бороться со сквернословием, нужно иметь стыд. Ругающийся человек подобен эксгибиционисту. Как эти люди показывают всем свои срамные части тела, так и сквернослов, ругаясь, показывает всю мерзость его обнаженной души, нечистоту и страсти, бушующие в нём. Сквернословие, по словам святого апостола Павла и Иоанна Златоуста, приравнивается к греху блуда. Совершая блуд, человек использует для потакания страстям своё тело, а сквернословие — это блуд нашей души. Поэтому оно и стоит в одном ряду с развратом и прелюбодеянием.

Нужно понимать, что перед Богом не бывает грехов маленьких и больших. Об этом говорят многие святые отцы. Каждый грех — это мерзость. Самое страшное в так называемых «маленьких грехах» — это привычка. Мы до такой степени к ним привыкаем, что зачастую даже не обращаем внимания на то, что делаем. Не осознаём, что грешим.

Многие считают сквернословие мелочью, но оно, как мы уже говорили, приравнивается к блуду. Блуд — один из смертных грехов. Эти страсти и пороки отличает то, что с ними очень сложно бороться. Именно поэтому преодоление сквернословия становится неподъёмной глыбой для того, кто хочет идти духовным путём. А ведь на вид эта глыба представляется маленьким камешком! Так что грех этот очень каверзный.

Сквернословие тяжело преодолеть ещё и потому, что оно обычно идёт об руку с гневом. Ещё раз вспомним совет Иоанна Златоуста стараться говорить медленно и обдуманно — он не случаен. Гнев — это импульс, взрыв эмоций, когда человек себя не контролирует. Христианину нужно учиться сдерживать себя. Когда мы говорим медленно, продумываем слова, то в этом процессе отвлекаемся, подавляем нежелательные эмоции.

Как перестроить себя? Ведь, когда накрывает волна гнева, легко наступить на те же грабли и снова впасть в грех сквернословия. Можно ли измениться? — можно. Но только вместе с Богом. Без Его помощи невозможно спастись. Когда чувствуем, что накрывает гнев или раздражение, надо стараться читать Иисусову молитву — об этом тоже говорят святые отцы. Нужно переключиться на другую волну — на волну прославления Бога. И Господь в этот момент даст силы, чтобы вовремя остановиться и не наговорить лишнего.

Есть и простые способы. Многие священники рекомендуют не только тем, кто ругается матом, но и людям, которым тяжело донести свои мысли другим и чья речь полна слов-паразитов, стараться как можно больше читать. Я поддерживаю эту идею. Нужно читать как можно больше, причём не только православную литературу. Чем чаще человек берётся за художественное литературное произведение, тем лучше. Тогда он невольно пополняет свой словарный запас, расширяет кругозор. Сопоставив себя с некоторыми героями, обращая внимание на их речь и поступки, он может корректировать своё поведение.

Сквернословие несёт в себе ещё одну опасность. Ругающийся человек заражает вокруг себя других людей, и прежде всего тех, кто наиболее беззащитен — детей. «А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Мф. 18:6) — сказал Христос.

Есть сквернословы, которые умеют «красиво» облекать свои мысли в матерную ругань и гордятся этим, считая себя чуть ли не художниками слова. Это всё равно, как если бы раб похвалялся своими кандалами. Да, эти люди считают себя свободными, но всё равно они рабы — рабы тех демонических сил, в руки которых себя отдали.

Словом мы освящаемся. Когда священник читает молитву на освящение воды или плодов, они меняют свои свойства. Сквернословящий человек тоже меняет свой внутренний мир, свою душу — но только в худшую сторону. В наших силах сделать так, чтобы благодаря нашим словам мир освящался, а не облекался во всё большее зло.

Именем матери

Предлагаем вниманию читателей статью из журнала «Православный паломник».

«За всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься».

Ничто в наше время не обесценено больше слова. Так и хочется вслед за св. праведным Иоанном Кронштадтским воскликнуть: «Что у нас пользуется меньшим уважением как слово? Что у нас изменчивее как слово? Что мы бросаем подобно грязи поминутно как не слово?»

Докатились

Сквернословие, а проще говоря, мат стал в последнее время явлением повсеместным и распространенным в самых широких слоях общества. Появились даже специальные курсы для детей, где за деньги их родителей (!) малышей учат ругаться матом и устраивают отчетные концерты перед мамами и папами, где ребятишки со сцены читают совсем не детского содержания стишки, написанные исключительно нецензурными словами. Все это происходит официально в стенах досуговых культурных центров! И чего еще ждать, когда мат по-хозяйски расположился на страницах газет, книг и модных журналов, когда его можно услышать с театральной сцены, экрана телевизора, когда почти во всех кинофильмах последнего времени (особенно иностранных) герои говорят на этом мерзком наречии.

Спорт и мат стали почти синонимами. Чтобы понять это, достаточно один раз побывать на футбольном матче или пожить рядом со школьным стадионом. В интернетовских соцсетях существуют целые сообщества так называемых самодеятельных (и не очень) литераторов, творящих на языке гениталий.

Так что же это за зараза такая? Откуда она взялась? И так ли уж она страшна?

Светский взгляд на проблему

Есть много мнений о том, что представляет собой мат. Так, некоторые ученые считают, что это просто невинные слова, которые раньше употреблялись без постыдного оттенка, а потом вдруг (с чего бы это?) стали неприличными. Например, на русской свадьбе пели так называемые корильные песни, в которых содержались непристойные на современный взгляд оскорбления жениха, чтобы невесте потом не пришлось корить избранника. Или крестьянин отпугивал нечистую силу нецензурной лексикой, уверенный в том, что «черт матюгов боится».

Однако как бы наши предки не относились к «невинным» словам, думается, что и они понимали, что это сквернословие. В XVII веке один анонимный автор написал даже «Поучение о матерной брани», где объяснил, что такой бранью оскорб­ляются три матери: Матерь Божия, родная мать каждого человека и Мать-сыра Земля. Как вы думаете, чего хорошего может ждать от жизни человек, который постоянно нарушает Божию заповедь: «Почитай отца твоего и мать твою, [чтобы тебе было хорошо и] чтобы продлились дни твои на земле…» (Исх. 20, 12)? Правильно– ничего!

Светские психологи утверждают, что использование мата является свидетельством низкого уровня контроля собственных эмоций, повышенным уровнем агрессии.

А что думает об этом Церковь?

«Сквернословие – гнусный порок, который в Священном Писании приравнивается к смертному греху (Еф. 5, 4-5), – пишет епископ Васильсурский, викарий Нижегородской епархии Варнава (Беляев). – Срамо­словие присуще всем векам, местам и народам. Порок этот есть наследие чисто языческое. Он всецело коренится в фаллических культах Древнего Востока, начиная с “глубин сатанинских” (Откр. 2, 24) и темных бездн разврата в честь Ваала, Астарты и прочих и кончая классическими наследниками библейского Хама. Причем порок этот и какое-то тайное странное тяготение к нему находятся в прямой зависимости от того, насколько близко стоит человек к Богу. И если он отодвигается от Божества, то тотчас же начинает входить в область сатанинскую и приобретать эту скверную привычку – призывать вместо Бога имя лукавого и вместо божественных вещей поминать срамные».

Вопрос о сквернословии Церковь выносила даже на обсуждение своих соборов и считала необходимым обращаться к содействию государственной власти, особенно в тех случаях, когда язычники позволяли себе непристойно выражаться в священных для христиан местах. Вот выписка из решения Карфагенского собора 419 года: «В сии дни, что и изрещи стыд есть, совершают на полях и на стогнах непристойныя плясания, и непотребными словами оскорбляют честь матерей семейств, и целомудрие других безчисленных благочестивых жен, собирающихся во святый день, так что от прибежища самыя святыя веры почти убегати нужно бывает» (71 правило).

Бесы рукоплещут

Святитель Иоанн Златоуст огромное значение придавал словам, выходящим из наших уст, и предостерегал: «Подлинно, есть много путей погибели чрез уста, например, когда кто сквернословит, когда насмехается, когда пустословит, когда тщеславится как фарисей…»

Употребляя нецензурные слова, подумайте, кому вы служите вместо Бога, кому «молитесь». «Ты не просто совершаешь легкомысленное дело, не простую грубую шутку допускаешь, – говорит епископ Варнава (Беляев), – слова твои не простое колебание воздушных волн. Но ты произносишь – хотя, несчастный, и не веришь в это – страшные заклинания, ты накликаешь и привлекаешь гнуснейших бесов, ты в это время сатане приносишь противоестественную словесную жертву. Ты делаешься, посредством самых смрадных приемов, колдуном, магом, чародеем, быть может, не зная и не хотя того. Однако дело остается делом – и бесы тебя окружают и рукоплещут».

Святые отцы о сквернословии

Апостол Павел пишет: «Блуд и всякая нечистота не должны даже именоваться у вас, как прилично святым. Также сквернословие и пустословие и смехотворство не приличны вам, а напротив благодарение, ибо знайте, что никакой блудник, или нечистый… не имеет наследия в Царстве Христа и Бога» (Еф. 5, 3–5). В Послании к Колоссянам тот же Павел призывает: «А теперь вы отложите все: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших» (Кол. 3, 8).

Климент Александрийский еще в конце II века по Рождестве Христовом на своих лекциях поучал слушателей катехизаторской школы в Александрии, готовившихся к принятию Крещения: «От неблагопристойных речей мы не только сами должны воздерживаться, но строгостью своего взгляда, отворачиванием головы, так называемым морщением носа, а часто и жестким словом намордник набрасывать на уста и тем, кто вдается в такие речи. Ибо исходящее из уст, говорится, оскверняет человека» (Мф. 15, 18).

А вот Иоанн Златоуст: «Хочешь ли знать, сколь великое зло – говорить срамное и постыдное? Всмотрись, как краснеют от твоего бесстыдства те, которые тебя слушают. В самом деле, что может быть хуже и презреннее человека, бесстыдно срамословящего. Как же ты можешь научить целомудрию жену, когда бесстыдными глазами возбуждаешь ее идти в распутство? Лучше извергать гнилость изо рта, нежели сквернословие. Если у тебя дурно пахнет изо рта, то ты не прикасаешься к общей трапезе; но когда в душе твоей такой смрад, скажи мне, как ты дерзаешь приступать к Тайнам Господним. Ничто так не прогневляет Его, Святейшего и Чистейшего, как такие слова; ничто не делает людей столь наглыми и бесстыдными, как когда они говорят и слушают подобные слова; ничто так легко не расстраивает нервы целомудрия, как возгорающийся от таких слов пламень. Бог вложил в уста твои благовоние, а ты влагаешь в них слова, зловоннее всякого трупа, убиваешь самую душу и соделываешь ее нечувствительною».

Как спасаться

Во-первых, обратиться умом к Богу и вооружиться Иисусовой молитвой. «Если ты научишься не говорить ничего лишнего, – советует Иоанн Златоуст, – но постоянно ограждать и мысль и уста свои беседою из Божественных Писаний, то хранение твое будет крепче адаманта… Видел ли наказываемых за злословие? Посмотри на получающих награду за благословение. Благословящии тя благословени, и проклинающии тя прокляти (Чис. 24, 9). Благословите изгоняющия вы, молитеся за творящих вам напасть, да будете подобни Отцу вашему, Иже есть на небесех (Мф. 5, 44-45)…

Но ты болтлив, ты имеешь этот недостаток? Говори лучше о своих делах Богу, – и это не будет недостатком, а будет приобретением… Хочешь быть далеким от скверных слов? – избегай не только скверных слов, но и беспорядочного смеха и всякой похоти…

Прежде всех других членов умерим этот (язык), его обуздаем и изгоним из уст ругательства и брани, и сквернословие, и злоречие, и злую привычку к клятвам. Поучимся побеждать злого беса. Он обыкновенно вредит нам всеми мерами, но особенно посредством языка и уст. Ибо никакой другой член так не пригоден ему для обольщения и погибели нашей, как невоздержанный язык и необузданные уста».

«Бог вложил в уста твои благовоние, а ты влагаешь в них слова, зловоннее всякого трупа, убиваешь самую душу и соделываешь ее нечувствительною».

«Сквернословие – гнусный порок, который в Священном Писании приравнивается к смертному греху».

«Положи Господи хранение устом моим, и дверь ограждения о устнах моих».

«Хочешь быть далеким от скверных слов? Избегай не только скверных слов, но и беспорядочного смеха и всякой похоти».

Свт. Иоанн Златоуст

«Цветок розы не издает голоса, а благо­ухание его далеко расходится молча; так надо жить и всем христианам».

Сквернословие в жизни православного христианина неприемлемо!

«Уста тех, которые говорят срамное, изрыгают из своей гортани слова зловонные и непотребные, есть гроб, вместилище мертвых костей и тел», — говорил в своих проповедях святой Иоанн Златоуст.

Матерщина — не просто ругань, стремление одержать верх над противником в словесной стычке. В конечном счете, она направлена не против людей, а против Бога, за что получила именование «черной ругани».

Материться значит «ругаться по-черному». С дохристианских времен мат носит чисто магический, сакральный характер. Он — элемент служения сатане, проникший в светскую жизнь.

Каждое матерное слово — это хуление Бога и прославление сатаны. Поэтому не случайно, что нецензурные слова у матерщинника заменяют молитвы.

Мат — это вызов Божиим заповедям, вызов Богу.

Святитель Иоанн Златоуст наставлял: «Не подобает, братие, православным христианам ругаться во брани, понеже есть Мати Божия». Матерящийся оскорбляет, во-первых, Пресвятую Деву Марию Богородицу, во-вторых, землю-мать, а в третьих, собственную мать. Хулитель, пока не раскается, считает Иоанн Златоуст, не должен даже входить в храм, прикладываться к иконам, кресту, подходить к причастию.

Необходимо сознавать, что речь нашу слышат не только люди, которых мы привыкли не стесняться, но слышат и Ангелы и Сам Господь.

Неужели не остережемся от сквернословия, чтобы срамной речью не оскорбить Ангелов, не доставить радование бесам и не прогневить этим Бога?

И в русском народе издавна матерщинников именовали богохульниками.

Для убедительности того, как мерзостен перед Богом грех сквернословия, приведем несколько примеров явного наказания Божия за дерзкое срамословие.

Свящ. Порфирий Амфитеатров вспоминал:

«На первых порах своей пастырской службы я усмотрел, что мои прихожане, помимо многих других нравственных недостатков, особенно заражены были привычкой к сквернословию. Немедленно начав борьбу с разного рода пороками своих пасомых, я особенно ополчился против их сквернословия. Обличал и бичевал этот порок. Благие результаты борьбы сказались: сквернословие сперва перестало оглашать улицы, а потом стало и совсем исчезать. Но вот, гуляя по своему саду, я был неприятно изумлен и возмущен ужасной матерщиной, разражавшейся на дороге. Я увидел парня лет 16, Василия, который, бичуя палкой волов, осыпал их отборным сквернословием. На мои обличения парень оправдывался, что его раздражали волы, медленно тащившие бочку с бардой, и что он и рад бы не сквернословить, да не может сладить с собой. Объяснив гнусность и греховность сквернословия, я постарался внушить парню немедленно и навсегда оставить свою дурную привычку, чтобы не подвергнуться гневу Божию.

Парень на мои увещевания должного внимания не обратил и в тот же день подвергся грозному наказанию Божию. Направляясь с бардой вторично из винокуренного завода в барскую усадьбу, парень по-прежнему начал осыпать волов ударами и сквернословием. Вдруг раздался треск, бочка лопнула, и кипящая барда обдала парня с головы до ног. Страдания и стоны его были услышаны. Немедленно он был отправлен в больницу, где пролежал около трех месяцев. По выходе его из больницы я беседовал с ним по поводу постигшего его несчастья, которое он сам всецело приписывает праведной каре Божией за грех сквернословия». (Свящ. Порфирий Амфитеатров, Корм. 1905г.).

Вслед за святым крещением через помазание освященным миром на уста крещаемого налагается печать даров Святого Духа.

Срамословием оскорбляется Дух Святой, освятивший уста христианина для употребления их во славу Божию. Оскверняясь сквернословием, человек отталкивает от себя Духа Божия.

По слову Христа Спасителя «за всякое праздное слово люди дадут ответ в день Суда» (Мф. 12, 36).

Однако грех сквернословия намного тяжелее греха празднословия. Стало быть, и наказание будет куда более тяжким! Горе сквернословам. «Гортань их — открытый гроб» (Рим.3, 13).

Сквернословие наносит вред не только духовному, но и физическому здоровью человека. Ученые Российской Академии наук под руководством Петра Горяева пришли к ошеломляющему выводу о том, что при помощи словесных мыслеобразов человек созидает или разрушает свой наследственный аппарат. Оказывается, ДНК способна воспринимать человеческую речь и читаемый текст по электромагнитным каналам. Одни сообщения оздоравливают гены, другие травмируют, подобно радиации. Например, добрые слова молитвы пробуждают резервные возможности генетического аппарата, а проклятия, матерщина вызывают мутации, ведущие к вырождению. Причем ДНК не разбирается, общаемся ли мы с живым человеком или с героем телеэкрана. Любое произнесенное слово не что иное, как волновая генетическая программа, влияющая на нашу жизнь и жизнь наших потомков.

Первое из ожидающих душу после смерти испытаний — это мытарство за злые и бранные слова, «от слов своих оправдаешься, от слов своих осудишься». А наша «родословная» означает «род» в «слове».

Матерясь в драке или в бою, человек неосознанно призывает бесов на помощь и получает от них силу и жестокость. Но долги приходиться платить, и сатана собирает щедрую дань с матерящегося воинства в виде пьянства, курения, половой распущенности. Все звенья этой порочной цепи поддерживают друг друга и ведут к смерти духовной и телесной.

Надо помнить великую значимость слова. Однажды произнесенное, оно уже не исчезает, а уходит в бесконечную память Божию и на Суде нам будет предъявлено.

Человек, имея образ Божий, наделен даром слова в образ безначального Слова. По замыслу Творца человеку дано слово, прежде всего для молитвенного обращения к Своему Небесному Родителю, общения с людьми на началах любви и мира, а также для реализации своих творческих талантов. Человек, который сквернословит, использует этот особый дар для проявления своей внутренней нечистоты, изливает через него из себя грязь. Этим он оскверняет в себе образ Божий.

Поэтому святая Библия называет сквернословие наряду с другими тяжкими грехами: «А теперь вы отложите все: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших» (Кол.3:8). Святые апостолы обличают грехи, которые люди совершают через слово: «язык — огонь, прикраса неправды; язык в таком положении находится между членами нашими, что оскверняет все тело и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны» (Иак.3:6); «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших» (Еф.4:29).

Церковь предупреждает, что злоречивые. Царства Божия не наследуют (1 Кор. 6, 10)

Неустойчив, хрупок мир в семье сквернослова. Брань возбуждает и раздражает человека. Но самое большое несчастье в такой семье — это судьбы детей. Дети, слыша грязную речь, сами приучаются сквернословить. Умственное развитие таких детей заторможено. Чем раньше внимание ребенка обратится к половой сфере, тем более в таком низменном и примитивном отображении, тем медленнее будет идти его духовное и умственное развитие.

Те родители, которые не стесняются в выражениях, должны помнить, что сквернословие, уничтожая в ребенке чувство стыда, является мостиком к последующим преступлениям.

Ведь изгоняя из дома стыд, эти родители изгоняют и лучшего воспитателя. «Ибо стыд часто больше страха обучал избегать дел несообразных» (святитель Григорий Нисский). Пусть они не ищут потом виноватых, в случае несчастья с сыном или дочерью, — они сами запланировали его.

«В 1711 году, в апреле месяце, один монастырский старец, по имени Иаков, внимательно слушал Божественную литургию и старался отрешиться мыслию от всего земного.

Тихо стоял он в молитвенном умилении. Вдруг, при возгласе: «Со страхом Божиим и верою Приступите», он упал ниц и лежал долгое время без чувств. Когда же он пришел в себя, то рассказал следующее:

При взгляде на образ Пресвятой Богородицы, именуемый «Одигитрия», его вдруг объял страх. Что с ним дальше было — он не помнит, лишь помнит одно, как предстал пред ним праведный Симеон и, прикоснувшись к нему, сказал: «Встань, пойди и объяви всем, чтобы воздерживались от сквернословия и от слов бранных, иначе Господь пошлет на людей и на скот их голод и мор. Пусть все усердно молятся Господу, Его Пречистой Матери и всем святым, пусть весь народ отслужит молебное пение об отвращении гнева Божия».

Кроме того праведный Симеон приказал Иакову рассказать о сем архимандриту и воеводе, дабы люди раскаялись в своих прегрешениях и молились бы об избавлении от праведного гнева Божия, что и было исполнено всеми с величайшим усердием».

Нам только кажется, что сегодня мы сильны и независимы со своим научно-техническим прогрессом. Что способны строить свое благополучие исключительно по своему желанию. Но что мы можем, если Господь за наше нечестие не даст нам Своей благодати, не благословит наши труды? От нашей, как нам кажется, небольшой, слабости страдает вся наша жизнь.

И личная, и семейная, и государственная. Поэтому, устраивая эту жизнь, прежде всего послушаемся голоса Церкви, говорящей нам через апостола Павла: Отложите. сквернословие уст ваших (Кол. 3,8).

Впрочем, чем более молитв, священных и духовных текстов произносит и читает человек, тем проще и естественнее ему бывает отказаться от грубых слов. Потому что, как говорит Апостол, не может (не должно) из одних уст исходить благословение и проклятие, как один источник не может изливать соленую и сладкую воду (Иак. 3,12).

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Что нам говорит православие о матерной брани

«Уста тех, которые говорят срамное, изрыгают из своей гортани слова зловонные и непотребные, есть гроб, вместилище мертвых костей и тел», — говорил в своих проповедях святой Иоанн Златоуст.

Матерщина — не просто ругань, стремление одержать верх над противником в словесной стычке. В конечном счете, она направлена не против людей, а против Бога, за что получила именование «черной ругани».

Материться значит «ругаться по-черному». С дохристианских времен мат носит чисто магический, сакральный характер. Он — элемент служения сатане, проникший в светскую жизнь.

Каждое матерное слово — это хуление Бога и прославление сатаны. Поэтому не случайно, что нецензурные слова у матерщинника заменяют молитвы.

Мат — это вызов Божиим заповедям, вызов Богу.

Святитель Иоанн Златоуст наставлял: «Не подобает, братие, православным христианам ругаться во брани, понеже есть Мати Божия». Матерящийся оскорбляет, во-первых, Пресвятую Деву Марию Богородицу, во-вторых, землю-мать, а в третьих, собственную мать. Хулитель, пока не раскается, считает Иоанн Златоуст, не должен даже входить в храм, прикладываться к иконам, кресту, подходить к причастию.

Необходимо сознавать, что речь нашу слышат не только люди, которых мы привыкли не стесняться, но слышат и Ангелы и Сам Господь.

Неужели не остережемся от сквернословия, чтобы срамной речью не оскорбить Ангелов, не доставить радование бесам и не прогневить этим Бога?

И в русском народе издавна матерщинников именовали богохульниками.

Для убедительности того, как мерзостен перед Богом грех сквернословия, приведем несколько примеров явного наказания Божия за дерзкое срамословие.

Свящ. Порфирий Амфитеатров вспоминал:

«На первых порах своей пастырской службы я усмотрел, что мои прихожане, помимо многих других нравственных недостатков, особенно заражены были привычкой к сквернословию. Немедленно начав борьбу с разного рода пороками своих пасомых, я особенно ополчился против их сквернословия. Обличал и бичевал этот порок. Благие результаты борьбы сказались: сквернословие сперва перестало оглашать улицы, а потом стало и совсем исчезать. Но вот, гуляя по своему саду, я был неприятно изумлен и возмущен ужасной матерщиной, разражавшейся на дороге. Я увидел парня лет 16, Василия, который, бичуя палкой волов, осыпал их отборным сквернословием.

На мои обличения парень оправдывался, что его раздражали волы, медленно тащившие бочку с бардой, и что он и рад бы не сквернословить, да не может сладить с собой. Объяснив гнусность и греховность сквернословия, я постарался внушить парню немедленно и навсегда оставить свою дурную привычку, чтобы не подвергнуться гневу Божию. Парень на мои увещевания должного внимания не обратил и в тот же день подвергся грозному наказанию Божию.

Направляясь с бардой вторично из винокуренного завода в барскую усадьбу, парень по-прежнему начал осыпать волов ударами и сквернословием. Вдруг раздался треск, бочка лопнула, и кипящая барда обдала парня с головы до ног. Страдания и стоны его были услышаны. Немедленно он был отправлен в больницу, где пролежал около трех месяцев. По выходе его из больницы я беседовал с ним по поводу постигшего его несчастья, которое он сам всецело приписывает праведной каре Божией за грех сквернословия». (Свящ. Порфирий Амфитеатров, Корм. 1905г.).

Вслед за святым крещением через помазание освященным миром на уста крещаемого налагается печать даров Святого Духа.

Срамословием оскорбляется Дух Святой, освятивший уста христианина для употребления их во славу Божию. Оскверняясь сквернословием, человек отталкивает от себя Духа Божия.

По слову Христа Спасителя «за всякое праздное слово люди дадут ответ в день Суда» (Мф. 12, 36).

Однако грех сквернословия намного тяжелее греха празднословия. Стало быть, и наказание будет куда более тяжким! Горе сквернословам. «Гортань их — открытый гроб» (Рим.3, 13).

Сквернословие наносит вред не только духовному, но и физическому здоровью человека. Ученые Российской Академии наук под руководством Петра Горяева пришли к ошеломляющему выводу о том, что при помощи словесных мыслеобразов человек созидает или разрушает свой наследственный аппарат. Оказывается, ДНК способна воспринимать человеческую речь и читаемый текст по электромагнитным каналам. Одни сообщения оздоравливают гены, другие травмируют, подобно радиации. Например, добрые слова молитвы пробуждают резервные возможности генетического аппарата, а проклятия, матерщина вызывают мутации, ведущие к вырождению. Причем ДНК не разбирается, общаемся ли мы с живым человеком или с героем телеэкрана. Любое произнесенное слово не что иное, как волновая генетическая программа, влияющая на нашу жизнь и жизнь наших потомков.

Первое из ожидающих душу после смерти испытаний — это мытарство за злые и бранные слова, «от слов своих оправдаешься, от слов своих осудишься». А наша «родословная» означает «род» в «слове».

Матерясь в драке или в бою, человек неосознанно призывает бесов на помощь и получает от них силу и жестокость. Но долги приходиться платить, и сатана собирает щедрую дань с матерящегося воинства в виде пьянства, курения, половой распущенности. Все звенья этой порочной цепи поддерживают друг друга и ведут к смерти духовной и телесной.

Надо помнить великую значимость слова. Однажды произнесенное, оно уже не исчезает, а уходит в бесконечную память Божию и на Суде нам будет предъявлено.

Человек, имея образ Божий, наделен даром слова в образ безначального Слова. По замыслу Творца человеку дано слово, прежде всего для молитвенного обращения к Своему Небесному Родителю, общения с людьми на началах любви и мира, а также для реализации своих творческих талантов. Человек, который сквернословит, использует этот особый дар для проявления своей внутренней нечистоты, изливает через него из себя грязь. Этим он оскверняет в себе образ Божий.

Поэтому святая Библия называет сквернословие наряду с другими тяжкими грехами: «А теперь вы отложите все: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших» (Кол.3:8). Святые апостолы обличают грехи, которые люди совершают через слово: «язык — огонь, прикраса неправды; язык в таком положении находится между членами нашими, что оскверняет все тело и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны» (Иак.3:6); «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших» (Еф.4:29).

Церковь предупреждает, что злоречивые. Царства Божия не наследуют (1 Кор. 6, 10)

Неустойчив, хрупок мир в семье сквернослова. Брань возбуждает и раздражает человека. Но самое большое несчастье в такой семье — это судьбы детей. Дети, слыша грязную речь, сами приучаются сквернословить. Умственное развитие таких детей заторможено. Чем раньше внимание ребенка обратится к половой сфере, тем более в таком низменном и примитивном отображении, тем медленнее будет идти его духовное и умственное развитие.

Те родители, которые не стесняются в выражениях, должны помнить, что сквернословие, уничтожая в ребенке чувство стыда, является мостиком к последующим преступлениям.

Ведь изгоняя из дома стыд, эти родители изгоняют и лучшего воспитателя. «Ибо стыд часто больше страха обучал избегать дел несообразных» (святитель Григорий Нисский). Пусть они не ищут потом виноватых, в случае несчастья с сыном или дочерью, — они сами запланировали его.

«В 1711 году, в апреле месяце, один монастырский старец, по имени Иаков, внимательно слушал Божественную литургию и старался отрешиться мыслию от всего земного.

Тихо стоял он в молитвенном умилении. Вдруг, при возгласе: «Со страхом Божиим и верою Приступите», он упал ниц и лежал долгое время без чувств. Когда же он пришел в себя, то рассказал следующее:

При взгляде на образ Пресвятой Богородицы, именуемый «Одигитрия», его вдруг объял страх. Что с ним дальше было — он не помнит, лишь помнит одно, как предстал пред ним праведный Симеон и, прикоснувшись к нему, сказал: «Встань, пойди и объяви всем, чтобы воздерживались от сквернословия и от слов бранных, иначе Господь пошлет на людей и на скот их голод и мор. Пусть все усердно молятся Господу, Его Пречистой Матери и всем святым, пусть весь народ отслужит молебное пение об отвращении гнева Божия».

Кроме того праведный Симеон приказал Иакову рассказать о сем архимандриту и воеводе, дабы люди раскаялись в своих прегрешениях и молились бы об избавлении от праведного гнева Божия, что и было исполнено всеми с величайшим усердием».

Нам только кажется, что сегодня мы сильны и независимы со своим научно-техническим прогрессом. Что способны строить свое благополучие исключительно по своему желанию. Но что мы можем, если Господь за наше нечестие не даст нам Своей благодати, не благословит наши труды? От нашей, как нам кажется, небольшой, слабости страдает вся наша жизнь.

И личная, и семейная, и государственная. Поэтому, устраивая эту жизнь, прежде всего послушаемся голоса Церкви, говорящей нам через апостола Павла: Отложите. сквернословие уст ваших (Кол. 3,8).

Впрочем, чем более молитв, священных и духовных текстов произносит и читает человек, тем проще и естественнее ему бывает отказаться от грубых слов. Потому что, как говорит Апостол, не может (не должно) из одних уст исходить благословение и проклятие, как один источник не может изливать соленую и сладкую воду (Иак. 3,12).

Читайте также  Молитва помогающая вернуть любимого человека
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector