Молитва из банды нью йорка

Молитва из банды нью йорка

Молитва из банды нью йорка

14 эпичных фактов о фильме «Банды Нью-Йорка»

Автор: Эрик Д. Снайдер (Eric D Snider)
Иллюстрации: кадры из фильма «Банды Нью-Йорка»

Жестокие преступники и «Большое яблоко» (известное прозвище Нью-Йорка – прим. перев.) всегда были любимыми темами Мартина Скорсезе, поэтому «Банды Нью-Йорка» выглядят логичным продолжением его фильмографии, даже несмотря на то, что речь здесь идет о старых бандах 1860-х годов, а не о преступниках, вроде того, что показывал нам Джо Пеши.

«Банды Нью-Йорка» представляют собой первую совместную работу Скорсезе и Леонардо ДиКаприо (сейчас их насчитывается уже пять), а также являются первым кассовым фильмом актера за десять лет карьеры после «Титаника». Что еще нужно знать об этой кровавой эпопее, которая была номинирована на 10 Оскаров, но не выиграла ни одного из них? Доставайте ваши ножи и мертвых кроликов и читайте дальше.

1. На создание фильма ушло 32 года.
В 1970 году Мартин Скорсезе прочитал документальную книгу Герберта Осбери 1928 года под названием Банды Нью-Йорка и сразу же решил, что из неё может получиться отличный фильм. Тогда у него еще не было ни денег, ни влияния, поэтому ему пришлось запастись терпением. Права на экранизацию он сумел купить только в 1979 году, тогда же был написан сценарий, а затем режиссеру пришлось потратить 20 лет на то, чтобы сдвинуть проект с мертвой точки. Получилось это, лишь когда Скорсезе нашел надежного финансового партнера в лице Харви Вайнштейна на студии «Miramax Films».

2. Фильм снимался на огромной съемочной площадке в Риме.
Что вы делаете, когда хотите снимать в месте, которого больше не существует? Вам придется либо отстроить его заново, либо нарисовать его на компьютере. Скорсезе пошел по первому пути и пригласил итальянского художника-постановщика Данте Ферретти, чтобы тот создал умопомрачительно аутентичную версию нью-йоркского района Пяти углов времен 1860-х годов. На легендарной студии «Cinecittà Studios» в Риме команда Ферретти отстроила целую милю декораций – магазины, салуны, жилые дома, главная площадь, даже гавань, доки и корабли – и всё это было настоящим, полностью функциональным, а не одни лишь фасады. Любой приходящий на съемочную площадку признавал, что оказаться здесь было похоже на путешествие назад во времени.

3. Книга, которой вдохновлялся Скорсезе, далека от исторической достоверности.
Современный историк по имени Тайлер Энбайндер (Tyler Anbinder), который написал книгу «Пять углов: Сосед Нью-Йорка в 19 веке, подаривший миру чечетку и махинации на выборах и ставший самыми печально известными трущобами в мире» и предоставлял Скорсезе некоторые материалы для сценария, считает, что книга Осбери сильно преувеличила опасность того соседства. Энбайндер при работе над своей книгой использовал статистику, чего не делал Осбери, и он сказал: «Не считая пьянства и проституции, в Пяти углах совершалось не больше преступлений, чем в любой другой части города». Осбери написал, что «это было место, где происходило по убийству в день», но на самом деле, по словам Энбайндера, в то время «во всем Нью-Йорке происходило не больше одного убийства в месяц».

4. Исполнителями главных ролей Скорсезе видел «Братьев Блюз».
В какой-то момент в конце 1970-х годов, когда Скорсезе впервые пытался запустить фильм в производство, он предполагал, что роль, позже доставшуюся Леонардо ДиКаприо, должен сыграть Дэн Эйкройд, а роль Дэниэла Дэй-Льюиса – Джон Белуши. В разное время на роль Билла «Мясника» пытались привлечь также Уиллема Дэфо и Роберта Де Ниро. А в начале 1970-х годов, только начав обдумывать эту идею, Скорсезе видел в главной роли «звезду» «Заводного апельсина» Малкольма МакДауэлла.

5. Дэй-Льюис учился у настоящих мясников.
Будучи страстным приверженцем Метода, Дэй-Льюис до начала съемок брал уроки у двух братьев-аргентинцев, владевших мясной лавкой в Квинсе, а потом еще у одного из лучших мясников, специально прилетевшего из Лондона. Слышите далекий крик? Это продюсер Харви Вайнштейн вопит о возросших расходах.

6. Джордж Лукас помог им решить проблему слона.
Создатель «Звездных войн», в то время работавший над «Атакой клонов», посетил огромную съемочную площадку в Риме и сказал Скорсезе, что она, вероятно, является последней в своем роде, поскольку сейчас такие вещи проще заменить работой на компьютере, чтобы сэкономить деньги. Ноу-хау Лукаса очень пригодилось создателям фильма позже, когда «Бандам» понадобился слон, но ни один из итальянских дрессировщиков не смог им его предоставить.

Вайнштейн потом вспоминал, что он велел Скорсезе продолжать съемку, а сам позвонил Лукасу и попросил его о помощи: «У нас тут всё летит ко всем чертям! У нас нет слона! Расскажи нам, как нужно его снять!». Лукас, будучи известным в таких вещах профессионалом, консультировал их на протяжении всего процесса съемки без слона и позже, при создании его цифровой версии. В фильме слон стал единственной вещью, полностью созданной при помощи компьютера.

7. Некоторые персонажи основаны на реальных людях.
Билл «Мясник» существовал на самом деле, хотя Скорсезе для фильма изменил его фамилию с Пул на Каттинг, чтобы в большей степени подчеркнуть его необычное увлечение («Cutting» может быть переведено с английского как «нарезка, разделка мяса» – прим. перев.). Правда, он не дожил до Гражданской войны (на самом деле, он был убит в 1855 году). Ученики американской старшей школы могут помнить, что Уильям «Босс» Твид (Джим Бродбент) был настоящим политиком, контролировавшим политическую машину Таммани-Холла (политическое общество Демократической партии США в Нью-Йорке, действовавшее с 1790-х по 1960-е годы и контролировавшее выдвижение кандидатов и патронаж в Манхэттене с 1854 по 1934 гг. – прим. перев.). Реальные прототипы имеют и Шермерхорны – богатая пара, выбравшаяся на экскурсию с целью увидеть нищету и пороки Пяти углов. (Интересная деталь: пятую жену Скорсезе, на которой он женился в 1999 году, звали Хелен Шермерхорн Моррис, и она была потомком представителей первой нью-йоркской элиты.) Но, пожалуй, самым удивительным является то, что свой прототип есть у Адской кошки Мэгги (Кэра Сеймур) – женщины-бойца, которая откусывает своим жертвам уши. Образ основан на реально существовавшей Чертовой кошке (её настоящее имя неизвестно) и еще нескольких женщинах-преступницах.

8. Скорсезе сыграл в фильме эпизодическую роль, но только ради своей дочери.
Скорсезе хотел, чтобы в фильме сыграла его дочь Франческа, потому что когда ты режиссер, то можешь себе такое позволить. Но поскольку в то время она была еще совсем маленькой, Скорсезе пришлось самому участвовать в сцене с ней, и он не хотел, чтобы сцена снималась в Пяти углах. «После двух недель работы на этой съемочной площадке, после реальных дождей и всего такого, декорации стали совсем настоящими. Улицы стали очень грязными», – рассказал он. Самым безопасным и чистым местом был дом, хозяев которых обкрадывает героиня Кэмерон Диас. Скорсезе сыграл в этой сцене отца семейства. (Хотя в комментариях на DVD Скорсезе уверяет нас, что предпочел бы сыграть жителя Пяти углов.)

9. На съемочной площадке Дэй-Льюис постоянно слушал Эминема.
Актер хорошо известен тем, как интенсивно он готовится к роли в каждом фильме и как потом не выходит из образа на протяжении всего периода съемок. Впрочем, это не означает, что он слушал только ту музыку, которую мог бы слушать Билл «Мясник». В интервью журналу «Rolling Stone» он рассказал, что на съемочной площадке слушал Эминема: «Каждое утро, около пяти, особенно песню «The Way I Am». Я наслаждался им долгое время. Всегда стараюсь найти музыку, которая могла бы быть полезной для роли». Вероятно, бравада и высокое самомнение Эминема, его умение привлечь к себе внимание имеют что-то общее с «Мясником».

10. Сыграть эту роль Дэй-Льюиса уговаривали Скорсезе, Леонардо ДиКаприо и… Тоби Магуайр?
Впоследствии Харви Вайнштейн будет преувеличивать «процесс ухаживания» за «звездой» фильма, однако Дэй-Льюис действительно далеко не сразу согласился на эту роль. Во время своего приезда в Нью-Йорк, где он обсуждал фильм со Скорсезе (с которым уже работал раньше над фильмом «Эпоха невинности»), Дэй-Льюис также встретился с ДиКаприо. Они поговорили по душам, сидя на лавочке в Центральном парке, а затем поужинали вместе с другом ДиКаприо Тоби Магуайром. По словам ДиКаприо, будущий Человек-Паук сказал Дэй-Льюису: «Знаешь, когда у кого-то есть такой талант, как у тебя, они просто обязаны сделать это – вернуться обратно в седло».

11. Скорсезе не стал менять последние кадры из-за событий 11 сентября.
Официальное объяснение Вайнштейна по поводу переноса выхода фильма с декабря 2001 года на декабрь 2002 года было связано с указанием на то, что после 11 сентября прошло слишком мало времени, чтобы показывать фильм о насилии, имеющем место в Нью-Йорке. Когда фильм вышел в прокат, он заканчивался особым эффектом смены кадров, на последнем из которых видны уничтоженные к тому моменту в результате атаки террористов башни-близнецы.

«Он должен был закончиться именно этим [современной панорамой города], или фильм вообще бы не состоялся, – пояснил Скорсезе. – Мы сделали эти кадры и смонтировали последовательность изменения панорамы до 11 сентября. Позже нам советовали убрать башни, но я чувствовал . изменение панорамы Нью-Йорка – это не моя работа. Люди в фильме . были частью того, что сформировало этот вид, а не уничтожило его. И если панорама разрушилась, в конечном счете, они построят еще одну».

12. Скорсезе нагрузил Харви Вайнштейна большим количеством «домашних заданий».
Чтобы дать продюсеру представление о том, каким он видит этот фильм, Скорсезе «заставил» Вайнштейна посмотреть 80 фильмов (возможно, это преувеличение), в том числе малопонятную классику, вроде немого фильма 1928 года «Человек, который смеется». «Восемьдесят. Вы можете себе такое представить? – вспоминал Вайнштейн. – И помните: никаких видеокассет или DVD-дисков. Каждый фильм нужно было посмотреть на большом экране. Всё равно что ходить в школу к профессору Скорсезе».

13. Есть более длинные версии фильма, но вы их не увидите.
Первая монтажная версия шла 3 часа 38 минут, почти на час дольше, чем окончательный вариант. Скорсезе и его бессменный монтажер Тельма Шунмейкер безостановочно возились с отснятым материалом и в итоге произвели на свет 18 различных версий, которые были показаны самой разной аудитории. Вайнштейн, который по праву носит в Голливуде прозвище «Харви Руки-ножницы», поскольку безжалостно режет любой фильм, что он выпускает, естественно, призвал Скорсезе сократить фильм, однако Скорсезе сказал, что его вполне устраивает версия на 2 часа и 47 минут.

«Ни об одной версии я не могу сказать: «Вот он, мой оригинал», – признался Скорсезе в DVD-комментарии. – Они все больше напоминали мне наброски. До того, как фильм попадает в кинотеатры, с ним происходит очень много изменений, его переписывают и перемонтируют».

14. Элмер Бернстайн написал для фильма музыку, которую Скорсезе в итоге отклонил.
Легендарный композитор, написавший более 200 партитур для кино и телевидения, работал со Скорсезе несколько раз (в том числе над «Эпохой невинности», которая принесла ему номинацию на Оскар). Он полностью написал музыку для «Банд Нью-Йорка», однако после долгого процесса монтажа режиссерское видение музыкального сопровождения совершенно поменялось. В конце концов, Скорсезе использовал оркестровую музыку Говарда Шора, а также отрывки из некоторых современных произведений, например, Питера Гэбриэла и U2. Кусочек написанной Бернстайном мелодии вы можете услышать здесь.

Дополнительные источники:
DVD-комментарий Мартина Скорсезе

Молитва из банды нью йорка

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 278 391
  • КНИГИ 657 651
  • СЕРИИ 25 211
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 614 090

Охраняется Законом РФ об авторском праве. Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

Посвящается Ореллу

МОНАХ ИСТМЕН, ТВОРЕЦ БЕЗЗАКОНИЯ

БАНДИТЫ ОДНОЙ АМЕРИКИ

На фоне синих стен или просто синего неба два бандита, затянутые в черные плащи и обутые в сапоги с высокими каблуками, кружатся в мрачном танце, танго двух неразличимых ножей, пока вдруг из-за уха одного из них не начинает капать кровь: это нож вошел в тело человека, он падает и умирает. Так заканчивается этот смертельный танец без музыки. Второй, удалившись от дел, посвящает свою старость рассказам об этой честно выигранной дуэли. Такова история преступного мира Аргентины. История же головорезов и хулиганов Нью-Йорка гораздо более динамична и менее красива.

Район Пять Точек в 1829 году

История банд Нью-Йорка, изложенная Гербертом Осбери в 1928 году в его солидной книге на четырех сотнях страниц, раскрывает всю мерзость варварского мироздания, его огромные размеры, царившие в нем беспорядок и жестокость. Действие в книге происходит в подвалах старых пивоварен, превратившихся в бараки негров и нищих ирландцев, в видавшем виды трехэтажном Нью-Йорке, заполненном бандами негодяев вроде «болотных ангелов», которые выбираются из канализации на мародерские вылазки; головорезов типа «рассветных», вербующих в свои ряды 10 – 11-летних убийц; лишенных совести громил-одиночек вроде «уродских цилиндров» или уличных хулиганов вроде «мертвых кроликов», которые шли в бой, прибивая на концы палок свой тотем. Его герои – люди типа денди Джонни Додана, прославившегося своим набриолиненным чубом, носившего трости с ручкой в виде обезьяньей головы и медный коготь на большом пальце, которым он выдавливал врагу глаз, или Кита Бернса, откусывающего голову живым крысам, или Динни Лайонса, на которого работали три проститутки. Там есть ряды домов с красными фонарями, вроде тех, которые содержали семь сестер из Новой Англии, отчислявшие всю прибыль за сочельник на благотворительные цели; собачьи и крысиные бои; китайские игорные притоны и опиумные курильни; женщины вроде Рыжей Норы, в которую влюблялись все вожаки знаменитой банды «гоферов», или Голубки Лиззи, надевшей траур после убийства Дэнни Лайонса, которой перерезала глотку Нежная Мэгги, вспомнив вдруг о давнем романе Лиззи с убитым; бунты вроде того, что произошел в 1863 году, когда за неделю была сожжена сотня домов, и счастье еще, что не сгорел весь город; уличные драки, где упавшего затаптывали насмерть; конокрады и отравители лошадей, такие, как Йоске Ниггер. Величайший же герой этой уникальной книги о преступном мире Нью-Йорка – это Эдвард Делани, он же Джозеф Моррис, он же Уильям Делани, он же Джозеф Марвин, он же Монах Истмен, «князь гангстеров», как его называли современники, главарь банды в 1200 человек.

Хорхе Луис Борхес

Эта книга не является социологическим исследованием и не предлагает рецептов решения социальных, экономических и криминологических проблем, создаваемых бандами. В ней нет модного анализа поступков гангстеров в манере «я думаю, он подумал», в ходе которого автор вводит читателя в сокровенные глубины души преступника и следит за работой его скудного мыслительного аппарата. Наоборот, это попытка проследить и отметить наиболее заметные проявления порочной активности людей, которые будоражили Нью-Йорк на протяжении почти целого столетия, достаточно сильно проявляя себя в атмосфере политической коррупции и борьбы за выживание. К счастью, сейчас эти люди исчезли из жизни великого города и уже почти десять лет существуют в основном в богатом воображении журналистов. В той или иной степени повторить их бурную деятельность не смог никто, и лишь журналисты продолжают с надеждой воскрешать их при каждом случае загадочного убийства в трущобном районе или при серебристом свете бродвейских огней. Не важно при этом, очевидна ли связь преступления с запретной торговлей спиртными напитками или наркотиками, его освещают как новое гангстерское убийство; слова и фразы, которые давно устарели и стали неупотребляемыми, вновь извлекаются на свет божий, и уже на следующее утро, затаив дыхание, народ читает, что взошла кровавая луна и надвигается новая гангстерская война.

Но ничего не случается, и не похоже, что когда-нибудь случится опять, так как сейчас в Нью-Йорке нет банд и нет гангстеров в том смысле этого слова, в котором его обычно употребляют. В свое время гангстеры процветали в условиях защиты и манипуляций со стороны нечестных политиков, которым они нужны были для фальсификации выборов, но сейчас эти времена прошли. Благодаря достижениям в социальной, экономической и образовательной сферах социальная база для нового поколения бандитов все уменьшалась, и организованные банды были уничтожены полицией, которая всегда достигала успеха в репрессивных кампаниях, когда ей политики давали отмашку. Инспектор Александр С. Уильямс нанес первый удар по гангстерам, когда провозгласил и осуществил на практике свое знаменитое заявление – «На конце полицейской дубинки больше закона, чем в решении Верховного суда», и упадок гангстеров продолжался по мере того, как менялись к лучшему политики и возмущенная общественность больше не желала терпеть массовые драки и разборки. Банды были окончательно разгромлены, когда Джон Пуррой Митчелл был избран мэром в 1914 году, а Дуглас Мак-Кей и Артур Вудс завершили начатое, отправив в тюрьму около 300 гангстеров, в том числе многих прославленных героев преступного мира.

Правда, остались небольшие группы, которые время от времени тщетно прикрываются такими громкими именами, как «гоферы» или «гудзонские чистильщики», но они могут называться гангстерами на тех же правах, на которых вооруженный сброд может называться армией; это просто хулиганы, которые пытаются воспользоваться чьей-то былой славой. За несколько последних лет появились также некоторые объединения молодых преступников, всякие «плаксы», «сладкоежки» и другие банды, каждую из которых в газетных сообщениях называют гангстерской. Но тогда как в старые времена банды могли состоять из тысячи человек, ни одна из новых групп не насчитывала и шести, и ни одна не действовала более чем несколько месяцев, после чего их разгоняла полиция, а главари оказывались в тюрьме или на электрическом стуле. Они не имели ничего общего с такими знаменитыми бандами, как «мертвые кролики», «парни Бауэри», «истмены», «гоферы», они были больше похожи на банды профессиональных воров и грабителей банков, которые наводнили крупные города вскоре после Гражданской войны. В преступном мире такие группы даже не считаются бандами; их называют воровскими шайками; члены этих шаек объединяются для серии грабежей или других преступлений и не имеют никаких обязательств и свободны от преданности своим главарям. Это примитивные убийцы и воры, но все их убийства и грабежи не имеют ничего общего с соперничеством между бандами и гангстерским правосудием. Им не хватает эффектности поступков, которая отличала гангстеров в старые времена, и, возможно, не будет хватать, пока они не отойдут в область легенд. Однако они скорее даже более опасны, если сделать скидку на численность, чем те, кто когда-то держал в страхе Бауэри, «Адскую кухню» и бывшие Пять Точек, так как большинство из них – наркоманы, а они очень раздражительны и легко возбудимы.

Гангстер, чья власть закончилась с убийством Кида Дроппера, был в первую очередь продуктом своей среды, бедности и ущербного воспитания; само общество толкнуло его к этой жизни, а коррупция и все сопутствующее этому зло негативно влияло на его взросление. Как правило, он начинал как член подростковой банды, со временем пополняя ряды взрослых гангстеров. Так он достигал зрелости без малейшего представления о добре и зле, с презрением к честному труду, которое доходило фактически до отвращения, и с подлинным восхищением перед людьми, которые могут получить почти все даром. Более того, единственное спасение от нищеты он видит в постоянном возбуждении и не может придумать другого пристанища для своего мятежного духа, кроме секса и драки. И многие молодые люди становились гангстерами только из-за сокрушающего желания превзойти подвиги выдающихся главарей преступного мира либо мечтая о славе или хотя бы известности, достичь которых можно было, став жестоким, безжалостным человеком и отъявленным негодяем.

Банды Нью Йорка

Действие книги происходит в видавшем виды трехэтажном Нью-Йорке, заполненном бандами «болотных ангелов», головорезами типа «рассветных» или уличных хулиганов, «мертвых кроликов», которые шли в бой, прибивая на концы палок свой тотем. Крысиные бега, игорные притоны, китайские опиумные курильни и их завсегдатаи, но подлинным героем преступного мира этого огромного города был Эдвард Делани – родоначальник организованной преступности, главарь банды в 1200 человек, князь гангстеров, как его называли современники.

Предисловие — МОНАХ ИСТМЕН, ТВОРЕЦ БЕЗЗАКОНИЯ 1

БАНДИТЫ ОДНОЙ АМЕРИКИ 1

Глава 1 — КОЛЫБЕЛЬ БAHД 2

Глава 2 — ПЕРВЫЕ БАНДЫ БАУЭРИ И ПЯТИ ТОЧЕК 5

Глава 3 — ГРЕШНИКИ С ПОБЕРЕЖЬЯ 10

Читайте также  Молитва о тревоге на душе

Глава 4 — РЕЧНЫЕ ПИРАТЫ 12

Глава 5 — УБИЙСТВО МЯСНИКА БИЛЛА 16

Глава 6 — ПОЛИЦЕЙСКИЙ МЯТЕЖ И БУНТ «МЕРТВЫХ КРОЛИКОВ» 19

Глава 7 — ПРИЗЫВНОЙ БУНТ 22

Глава 8 — ПРИЗЫВНОЙ БУНТ — (продолжение) 27

Глава 9 — ВОИСТИНУ ПОРОЧНЫЕ ВРЕМЕНА 31

Глава 10 — КОРОЛЬ ГРАБИТЕЛЕЙ БАНКОВ 36

Глава 11 — «ХИОС» И ИХ ВРЕМЯ 40

Глава 12 — ГАНГСТЕРСКИЕ КОРОЛЕВСТВА 43

Глава 13 — КНЯЗЬ ГАНГСТЕРОВ 48

Глава 14 — ВОЙНЫ ТОНГОВ 53

Глава 15 — ПОСЛЕДНЯЯ ВОЙНА ГАНГСТЕРОВ 57

Глава 16 — КОНЕЦ ГАНГСТЕРОВ 60

Герберт Осбери
Банды Нью-Йорка

Охраняется Законом РФ об авторском праве. Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

Предисловие
МОНАХ ИСТМЕН, ТВОРЕЦ БЕЗЗАКОНИЯ

БАНДИТЫ ОДНОЙ АМЕРИКИ

На фоне синих стен или просто синего неба два бандита, затянутые в черные плащи и обутые в сапоги с высокими каблуками, кружатся в мрачном танце, танго двух неразличимых ножей, пока вдруг из-за уха одного из них не начинает капать кровь: это нож вошел в тело человека, он падает и умирает. Так заканчивается этот смертельный танец без музыки. Второй, удалившись от дел, посвящает свою старость рассказам об этой честно выигранной дуэли. Такова история преступного мира Аргентины. История же головорезов и хулиганов Нью-Йорка гораздо более динамична и менее красива.

Район Пять Точек в 1829 году

История банд Нью-Йорка, изложенная Гербертом Осбери в 1928 году в его солидной книге на четырех сотнях страниц, раскрывает всю мерзость варварского мироздания, его огромные размеры, царившие в нем беспорядок и жестокость. Действие в книге происходит в подвалах старых пивоварен, превратившихся в бараки негров и нищих ирландцев, в видавшем виды трехэтажном Нью-Йорке, заполненном бандами негодяев вроде «болотных ангелов», которые выбираются из канализации на мародерские вылазки; головорезов типа «рассветных», вербующих в свои ряды 10 – 11-летних убийц; лишенных совести громил-одиночек вроде «уродских цилиндров» или уличных хулиганов вроде «мертвых кроликов», которые шли в бой, прибивая на концы палок свой тотем. Его герои – люди типа денди Джонни Додана, прославившегося своим набриолиненным чубом, носившего трости с ручкой в виде обезьяньей головы и медный коготь на большом пальце, которым он выдавливал врагу глаз, или Кита Бернса, откусывающего голову живым крысам, или Динни Лайонса, на которого работали три проститутки. Там есть ряды домов с красными фонарями, вроде тех, которые содержали семь сестер из Новой Англии, отчислявшие всю прибыль за сочельник на благотворительные цели; собачьи и крысиные бои; китайские игорные притоны и опиумные курильни; женщины вроде Рыжей Норы, в которую влюблялись все вожаки знаменитой банды «гоферов», или Голубки Лиззи, надевшей траур после убийства Дэнни Лайонса, которой перерезала глотку Нежная Мэгги, вспомнив вдруг о давнем романе Лиззи с убитым; бунты вроде того, что произошел в 1863 году, когда за неделю была сожжена сотня домов, и счастье еще, что не сгорел весь город; уличные драки, где упавшего затаптывали насмерть; конокрады и отравители лошадей, такие, как Йоске Ниггер. Величайший же герой этой уникальной книги о преступном мире Нью-Йорка – это Эдвард Делани, он же Джозеф Моррис, он же Уильям Делани, он же Джозеф Марвин, он же Монах Истмен, «князь гангстеров», как его называли современники, главарь банды в 1200 человек.

Хорхе Луис Борхес

Вступление

Эта книга не является социологическим исследованием и не предлагает рецептов решения социальных, экономических и криминологических проблем, создаваемых бандами. В ней нет модного анализа поступков гангстеров в манере «я думаю, он подумал», в ходе которого автор вводит читателя в сокровенные глубины души преступника и следит за работой его скудного мыслительного аппарата. Наоборот, это попытка проследить и отметить наиболее заметные проявления порочной активности людей, которые будоражили Нью-Йорк на протяжении почти целого столетия, достаточно сильно проявляя себя в атмосфере политической коррупции и борьбы за выживание. К счастью, сейчас эти люди исчезли из жизни великого города и уже почти десять лет существуют в основном в богатом воображении журналистов. В той или иной степени повторить их бурную деятельность не смог никто, и лишь журналисты продолжают с надеждой воскрешать их при каждом случае загадочного убийства в трущобном районе или при серебристом свете бродвейских огней. Не важно при этом, очевидна ли связь преступления с запретной торговлей спиртными напитками или наркотиками, его освещают как новое гангстерское убийство; слова и фразы, которые давно устарели и стали неупотребляемыми, вновь извлекаются на свет божий, и уже на следующее утро, затаив дыхание, народ читает, что взошла кровавая луна и надвигается новая гангстерская война.

Но ничего не случается, и не похоже, что когда-нибудь случится опять, так как сейчас в Нью-Йорке нет банд и нет гангстеров в том смысле этого слова, в котором его обычно употребляют. В свое время гангстеры процветали в условиях защиты и манипуляций со стороны нечестных политиков, которым они нужны были для фальсификации выборов, но сейчас эти времена прошли. Благодаря достижениям в социальной, экономической и образовательной сферах социальная база для нового поколения бандитов все уменьшалась, и организованные банды были уничтожены полицией, которая всегда достигала успеха в репрессивных кампаниях, когда ей политики давали отмашку. Инспектор Александр С. Уильямс нанес первый удар по гангстерам, когда провозгласил и осуществил на практике свое знаменитое заявление – «На конце полицейской дубинки больше закона, чем в решении Верховного суда», и упадок гангстеров продолжался по мере того, как менялись к лучшему политики и возмущенная общественность больше не желала терпеть массовые драки и разборки. Банды были окончательно разгромлены, когда Джон Пуррой Митчелл был избран мэром в 1914 году, а Дуглас Мак-Кей и Артур Вудс завершили начатое, отправив в тюрьму около 300 гангстеров, в том числе многих прославленных героев преступного мира.

Правда, остались небольшие группы, которые время от времени тщетно прикрываются такими громкими именами, как «гоферы» или «гудзонские чистильщики», но они могут называться гангстерами на тех же правах, на которых вооруженный сброд может называться армией; это просто хулиганы, которые пытаются воспользоваться чьей-то былой славой. За несколько последних лет появились также некоторые объединения молодых преступников, всякие «плаксы», «сладкоежки» и другие банды, каждую из которых в газетных сообщениях называют гангстерской. Но тогда как в старые времена банды могли состоять из тысячи человек, ни одна из новых групп не насчитывала и шести, и ни одна не действовала более чем несколько месяцев, после чего их разгоняла полиция, а главари оказывались в тюрьме или на электрическом стуле. Они не имели ничего общего с такими знаменитыми бандами, как «мертвые кролики», «парни Бауэри», «истмены», «гоферы», они были больше похожи на банды профессиональных воров и грабителей банков, которые наводнили крупные города вскоре после Гражданской войны. В преступном мире такие группы даже не считаются бандами; их называют воровскими шайками; члены этих шаек объединяются для серии грабежей или других преступлений и не имеют никаких обязательств и свободны от преданности своим главарям. Это примитивные убийцы и воры, но все их убийства и грабежи не имеют ничего общего с соперничеством между бандами и гангстерским правосудием. Им не хватает эффектности поступков, которая отличала гангстеров в старые времена, и, возможно, не будет хватать, пока они не отойдут в область легенд. Однако они скорее даже более опасны, если сделать скидку на численность, чем те, кто когда-то держал в страхе Бауэри, «Адскую кухню» и бывшие Пять Точек, так как большинство из них – наркоманы, а они очень раздражительны и легко возбудимы.

В Нью-Йорке застрелили босса одного из крупнейших преступных кланов США

В Нью-Йорке застрелили 53-летнего ​Франческо Кали, известного по прозвищу Фрэнки Бой (​Franky Boy). Reuters и Fox News со ссылкой на полицейских называют его бандитом и предполагаемым лидером одного из крупнейших мафиозных кланов Нью-Йорка — ​семьи Гамбино.

Мужчину убили накануне вечером прямо перед его домом в районе Стейтен-Айленд. Источники издания New York Post в правоохранительных органах уточняют, что, по их данным, в Кали выстрелили по меньшей мере шесть или семь раз, а после его тело переехал синий пикап, которым управлял стрелок. Впоследствии Кали госпитализировали в Университетскую больницу Статен-Айленда, там врачи констатировали его смерть.

NBC News отмечает, что выяснять обстоятельства случившегося продолжает полиция, сотрудники органов правопорядка разыскивают исполнителя преступления. Арестов после убийства Кали пока не было.

В 2008 году Кали был среди 62 человек, которых арестовали по обвинению в рэкете, пишет газета New York Daily News. Позже он признал себя виновным в сговоре с целью вымогательства. По этому делу Кали отбыл 16-месячный тюремный срок. В 2015 году, по информации издания, он возглавил клан Гамбино, заменив 68-летнего Доменико Чефалу. С тех пор Кали, как указывает газета, считался в семье «объединяющей фигурой». Ему приписывают привлечение новых «гангстеров-иммигрантов из Италии» и активизацию торговли героином и оксикодоном.

Кроме того, по данным PIX 11, Кали имел корни в Сицилии и был связан с местной мафией. Убийство в Нью-Йорке криминального авторитета такого уровня стало первым с 1985 года, отмечает телеканал. Тогда на Манхэттене убили Пола Кастеллано, возглавлявшего семью Гамбино.

Как отмечает Reuters, Гамбино — это одна из крупнейших итальянско-американских мафиозных группировок в Нью-Йорке. Обвинения, которые выдвигались против членов семьи Гамбино, касались убийств, ростовщичества, организации азартных игр и торговли наркотиками.

Клан входит в число так называемых пяти семей мафии Нью-Йорка: для разделения сфер «ответственности» и предотвращения затяжных конфликтов мафиози в начале 1930-х годов создали комиссию, состоящую из семей мафии равной «силы». Изначально они действовали в пределах города, позже расширили свое влияние.

  • Семья Гамбино. Влиятельна в Бруклине, Квинсе, Манхэттене, на Стейтен-Айленде и Лонг-Айленде. Также имеет вес в Бронксе, Нью-Джерси, округе Вестчестер, в Коннектикуте, Мичигане, Флориде и Лос-Анджелесе. В 1985 году клан возглавил Джон Готти, которого называли одним из величайших мафиози последних десятилетий двадцатого столетия после Аль Капоне. Привлечь Готти к уголовной ответственности удалось только в 1992-м, его признали виновным в шести убийствах и бандитских нападениях. В 2002 году он умер, семью возглавил его брат, Питер Готти. С 2011 года главой клана был Чефалу, на замену которому и пришел Кали.
  • Семья Боннано. «Работает» в том числе в Бруклине и Квинсе, а также на Лонг-Айленде. С 2013 года босс — Майкл Манкузо, находится в заключении.
  • Семья Дженовезе. Босс — Либори Белломо. Влиятельна на Манхэттене, в Бронксе, Бруклине, Нью-Джерси, округе Уэстчестер, а также в Коннектикуте, Массачусетсе и Флориде.
  • Семья Коломбо: Бруклин, Квинс и Лонг-Айленд, также влиятельна на Манхэттене, в Бронксе, Нью-Джерси и Флориде. Возглавляет клан Эндрю Руссо, предыдущий босс Кармине Персико, стоявший во главе семьи, умер в марте 2019-го. В 1980-х Персико был приговорен более чем к ста​ годам заключения. Продолжал руководить кланом из заключения, где общался в том числе с Берни Мэддофом, осужденный за создание одной из крупнейших в истории финансовых пирамид.
  • Семья Луккезе. Босс Мэттью Мадонна, осужден в 2017 году. Клан «работает» в основном в Бронксе, на Манхэттене, в Бруклине и Нью-Джерси.

Герберт Осбери: Банды Нью-Йорка

Здесь есть возможность читать онлайн «Герберт Осбери: Банды Нью-Йорка» — ознакомительный отрывок электронной книги, а после прочтения отрывка купить полную версию. В некоторых случаях присутствует краткое содержание. Город: Москва, год выпуска: 2004, ISBN: 5-9524-1239-4, издательство: Array Литагент «Центрполиграф», категория: История / Прочая документальная литература / Биографии и Мемуары / на русском языке. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

  • 100
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • Описание
  • Другие книги автора
  • Правообладателям
  • Похожие книги

Банды Нью-Йорка: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «Банды Нью-Йорка»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Герберт Осбери: другие книги автора

Кто написал Банды Нью-Йорка? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Эта книга опубликована на нашем сайте на правах партнёрской программы ЛитРес (litres.ru) и содержит только ознакомительный отрывок. Если Вы против её размещения, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи.

Банды Нью-Йорка — читать онлайн ознакомительный отрывок

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «Банды Нью-Йорка», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Поставьте закладку, и сможете в любой момент перейти на страницу, на которой закончили чтение.

Охраняется Законом РФ об авторском праве. Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

МОНАХ ИСТМЕН, ТВОРЕЦ БЕЗЗАКОНИЯ

БАНДИТЫ ОДНОЙ АМЕРИКИ

На фоне синих стен или просто синего неба два бандита, затянутые в черные плащи и обутые в сапоги с высокими каблуками, кружатся в мрачном танце, танго двух неразличимых ножей, пока вдруг из-за уха одного из них не начинает капать кровь: это нож вошел в тело человека, он падает и умирает. Так заканчивается этот смертельный танец без музыки. Второй, удалившись от дел, посвящает свою старость рассказам об этой честно выигранной дуэли. Такова история преступного мира Аргентины. История же головорезов и хулиганов Нью-Йорка гораздо более динамична и менее красива.

Район Пять Точек в 1829 году

История банд Нью-Йорка, изложенная Гербертом Осбери в 1928 году в его солидной книге на четырех сотнях страниц, раскрывает всю мерзость варварского мироздания, его огромные размеры, царившие в нем беспорядок и жестокость. Действие в книге происходит в подвалах старых пивоварен, превратившихся в бараки негров и нищих ирландцев, в видавшем виды трехэтажном Нью-Йорке, заполненном бандами негодяев вроде «болотных ангелов», которые выбираются из канализации на мародерские вылазки; головорезов типа «рассветных», вербующих в свои ряды 10 – 11-летних убийц; лишенных совести громил-одиночек вроде «уродских цилиндров» или уличных хулиганов вроде «мертвых кроликов», которые шли в бой, прибивая на концы палок свой тотем. Его герои – люди типа денди Джонни Додана, прославившегося своим набриолиненным чубом, носившего трости с ручкой в виде обезьяньей головы и медный коготь на большом пальце, которым он выдавливал врагу глаз, или Кита Бернса, откусывающего голову живым крысам, или Динни Лайонса, на которого работали три проститутки. Там есть ряды домов с красными фонарями, вроде тех, которые содержали семь сестер из Новой Англии, отчислявшие всю прибыль за сочельник на благотворительные цели; собачьи и крысиные бои; китайские игорные притоны и опиумные курильни; женщины вроде Рыжей Норы, в которую влюблялись все вожаки знаменитой банды «гоферов», или Голубки Лиззи, надевшей траур после убийства Дэнни Лайонса, которой перерезала глотку Нежная Мэгги, вспомнив вдруг о давнем романе Лиззи с убитым; бунты вроде того, что произошел в 1863 году, когда за неделю была сожжена сотня домов, и счастье еще, что не сгорел весь город; уличные драки, где упавшего затаптывали насмерть; конокрады и отравители лошадей, такие, как Йоске Ниггер. Величайший же герой этой уникальной книги о преступном мире Нью-Йорка – это Эдвард Делани, он же Джозеф Моррис, он же Уильям Делани, он же Джозеф Марвин, он же Монах Истмен, «князь гангстеров», как его называли современники, главарь банды в 1200 человек.

Хорхе Луис Борхес

Эта книга не является социологическим исследованием и не предлагает рецептов решения социальных, экономических и криминологических проблем, создаваемых бандами. В ней нет модного анализа поступков гангстеров в манере «я думаю, он подумал», в ходе которого автор вводит читателя в сокровенные глубины души преступника и следит за работой его скудного мыслительного аппарата. Наоборот, это попытка проследить и отметить наиболее заметные проявления порочной активности людей, которые будоражили Нью-Йорк на протяжении почти целого столетия, достаточно сильно проявляя себя в атмосфере политической коррупции и борьбы за выживание. К счастью, сейчас эти люди исчезли из жизни великого города и уже почти десять лет существуют в основном в богатом воображении журналистов. В той или иной степени повторить их бурную деятельность не смог никто, и лишь журналисты продолжают с надеждой воскрешать их при каждом случае загадочного убийства в трущобном районе или при серебристом свете бродвейских огней. Не важно при этом, очевидна ли связь преступления с запретной торговлей спиртными напитками или наркотиками, его освещают как новое гангстерское убийство; слова и фразы, которые давно устарели и стали неупотребляемыми, вновь извлекаются на свет божий, и уже на следующее утро, затаив дыхание, народ читает, что взошла кровавая луна и надвигается новая гангстерская война.

Пять мафиозных семей: приключения итальянских кланов в современном Нью-Йорке

Думаете, знаменитая итало-американская мафия умерла? А вот и нет. В конце ХХ века «Коза Ностра», действительно, дышала на ладан, но ФБР отвлеклись на исламистских террористов, китайских шпионов и наркоторговцев из Латинской Америки. А мафия перешла на «беловоротничковые» преступления: восстанавливается благодаря деньгам от профсоюзного рэкета, мусорного бизнеса и интернет-тотализаторов. Разбираемся, как живут некогда правившие преступным миром «Пять Семей» итальянской мафии Нью-Йорка.

I. Самые таинственные: Семья Дженовезе

Это самый могущественный клан итало-американской «Коза Ностры» с девяностых годов.

Дженовезе знамениты своей склонностью к таинственности, скрытности и высокой организованности: в семью никогда не принимали не стопроцентных итальянцев. Кроме того, клан с 2005 года не имеет официального босса. Можно только предполагать, кто на самом деле управляет семьей.

По одной из версий, это ветеран организованной преступности 62-летний Либорио Белломо. По другой, Белломо — лишь громоотвод для ФБР, а на деле семья децентрализована и управляет ей совет из трех капитанов. По третьей и наиболее вероятной, Белломо принимает финальные и глобальные стратегические решения, но встречается лишь с избранным кругом помощников, которые заправляют повседневными делами клана.

У Дженовезе от 220 до 250 бойцов, часть из которых в тюрьме или принадлежит к «старой гвардии», но в достатке и молодых солдат. Дженовезе особо активны на Манхэттене, в Вестчестере, в других районах Нью-Йорка, северном Нью-Джерси, Новой Англии, Неваде, Лос-Анджелесе, Коннектикуте и Флориде.

Дженовезе называют мафиозной «Лигой Плюща»: члены клана отличаются более высокой компетентностью по сравнению с их конкурентами. Более того, мафиози из семьи более преданы, поскольку со времен Винсента Джиганте Дженовезе разрешают своим рядовым оставлять себе большую часть доходов, чем в других организациях.

Лишь восемь членов семьи за всю историю давали показания в суде, это рекорд для любой из семей «Коза Ностры».

Семья регулярно выступает в качестве «делателя королей»: к их сателлитам причисляют семьи из Филадельфии, Нью-Джерси, Питтсбурга, Бостона и Буффало.

II. Павшие титаны: Семья Гамбино

С начала шестидесятых и вплоть до начала девяностых семья Гамбино была самой могущественной в стране, имея в строю 500 полноценных «солдат», разделенных на 20-25 команд по состоянию на конец семидесятых годов. Сейчас в строю около 200-220 человек. Гамбино понесли большие потери в девяностых годах, чтобы оправиться, им пришлось рекрутировать новых солдат на Сицилии.

Гамбино обладают огромным влиянием в Бруклине, Квинсе и на Лонг-Айленде, но действуют и в других районах Нью-Йорка. Гангстеры из клана Гамбино были замечены также в Нью-Джерси, Флориде и даже Калифорнии, куда они отправились захватить территорию распавшейся в результате показаний мафиозо Джимми Фратианно семьи из Лос-Анджелеса.

Согласно информации правоохранительных органов США, Гамбино более всех остальных связаны с сицилийскими кланами «Коза Ностры», в особенности с семьей Инзерилло.

Инзерилло и Гамбино давно связывают особые узы: после кровавой войны между двумя фракциями сицилийских гангстеров в 1981-1983 годах клан Инзерилло оказался на стороне проигравших. По законам кровной мести их должны были перебить, но родственники Инзерилло из числа солдат Гамбино вмешались и защитили их. Инзерилло разрешили перебраться в Америку при условии, что ни они, ни их потомки, никогда не вернутся на Сицилию. В Америке их прозвали ‘gil Scappati’ — «беглецы».

Читайте также  Свет от Света молитва

В начале нулевых клан Инзерилло вернулся на Сицилию после того, как их враги — Тото Риина и Бернардо Провенцано — были заключены под стражу. Семьи заключили между собой союз, направленный на межатлантическую торговлю наркотиками.

Официальным боссом остается брат Джона Готти, Питер «Одноглазый Пит» Готти. Однако у него нет власти, в последние годы она принадлежала лидерам фракции «зипов»: сначала это был Доменико «Итальянский Дон» Чефалу, а потом — Фрэнк Кали.

С Гамбино связана главная новостная сенсация последних лет: 13 марта на Стейтен-Айленд был застрелен босс семьи Франческо «Малыш Фрэнки» Кали. В него выпустили десять пуль и сбили на машине на дорожке около дома на глазах у жены и детей.

Теории выдвигались самые разные: кто-то подозревал в убийстве сицилийских мафиози, кто-то — нападение со стороны, а третьи — что освободившийся после 29 лет заключения Джин Готти, брат печально знаменитого лидера семьи Джона Готти, пытался захватить власть. Самая невероятная версия — месть мексиканских наркокартелей за захваченный таможенниками в феврале груз в полторы тонны кокаина. Однако груз был захвачен в доках Нью-Джерси, которые традиционно принадлежат территории Дженовезе, в то время как Гамбино имеют влияние на профсоюзы докеров в Бруклине.

Выяснилось, что реальность намного более тривиальна: Кали застрелил 24-летний строитель Энтони Комелло, который, по одной из версий, был взбешен тем, что босс семьи запретил ему встречаться со своей молодой племянницей. Хотя прокуратура Нью-Йорка рассматривает все версии, манера смерти Фрэнка Кали указывает на то, что мафия непричастна к убийству — и крупной войны кланов за власть не предвидится.

Эксперты считают Энтони Комелло практически живым трупом, поскольку Коза Ностра не может спустить убийство своего лидера. В тюрьме он будет находиться в блоке для особо охраняемых заключенных, но ликвидировать его может как кто-то из боевиков Гамбино, так и кто-то из заключенных, желающих заработать очков в глазах семьи или авторитет в преступном мире.

III. Сицилийские реднеки: Семья Бонанно

Бонанно активны в Нью-Йорке, Нью-Джерси, Флориде и Канаде.

Это самая неуправляемая и дикая семья, прославившаяся своей кровожадностью, большим количеством сицилийских зипов и торговлей героином в альянсе с семьей Ризутто из Монреаля.

Изначально почти все члены семьи были родственниками и приехали в Америку из одного и того же городка Кастелламмаре-дель-Гольфо в провинции Трапани, из-за чего коллеги считали членов клана провинциалами. В семье сейчас 120 официальных мафиози. Бонанно находятся в состоянии очередной перестройки, так как официальный босс семьи Майкл «Носатый» Манкузо находится под стражей.

Клан Бонанно понес немалые репутационные потери, когда в 2005 году под угрозой смертной казни босс семьи Джозеф «Большой Джо» Массино дал показания против своего преемника Винсента «Красавчика Винни» Басчиано.

В девяностые Массино был относительно компетентным боссом: он привлек много новых солдат, начал заниматься мошенничеством на Уолл-стрит, восстановил влияние семьи в профсоюзах.

Массино запретил своим приближенным пользоваться мобильниками, организовывал встречи в удаленных местах и свел контакты между даже своими капитанами к минимуму. Он даже запретил контактировать с любыми другими семьями Коза Ностры и не принимал участия в общих операциях с другими кланами. Более того, он снова стал принимать в семью только 100-процентных итальянцев, не пускал к себе наркопотребителей и подталкивал своих капитанов делать их сыновей членами организации. Таким образом уменьшалась вероятность того, что капитаны будут «стучать» ФБР.

В последнее время клан Бонанно дважды появлялся в новостях. Четвертого октября 2018 года 71-летний подельник Сильвестр Зоттола был застрелен в своем автомобиле на парковке около ресторана «Макдональдс». Убийство Зоттолы — часть борьбы за территорию между итальянцами и албанцами в Бронксе. Зоттола и его сын Сальваторе занимались установкой в ночных клубах и барах района игровых автоматов и оказались на передовой этой борьбы. В декабре 2017 года Зоттолу-отца пытались похитить из его собственного дома, в мае он же обстрелял одного из своих конкурентов на улице, в июне на его сына совершили покушение, которое было заснято на видео. 11 октября 2018 года был арестован член афро-американской группировки Bloods, которого наняли для убийства Зоттолы.

12 марта 2019 года действующий босс семьи Джозеф «Джоуи Си» Каммарано-младший и консильери Джон «Свинья» Занкоккио, обвиняемые в рэкете, сговоре и вымогательстве, были освобождены в зале суда из под стражи. Обвинения с них сняли.

В зале суда гангстеры напирали на то, что прокуратура действовала на основании расовых стереотипах об итальянцах и в принципе отрицали существование мафии.

IV. Добрым словом и пистолетом: Семья Луккезе

Особо влиятельна в Бронксе, Восточном Гарлеме, прочих районах Нью-Йорка и северном Нью-Джерси, а также Флориде.

Вплоть до девяностых годов семья Луккезе не давала журналистам повода много писать о себе. Только когда во главе семьи стали кровожадные Виктор Амьюзо и Энтони «Газовая труба» Кассо — знаменитые убийцы и торговцы наркотиками — Луккезе «прославились».

Эта парочка убивала всех, кого только подозревали в осведомительстве. Они отдали приказ перебить всю команду семьи в Нью-Джерси, когда те отказались выплачивать руководству повышенный «налог». Амузо и Кассо заказывали даже жен своих врагов, что шло вразрез с любыми мафиозными понятиями.

Главными орудиями их жажды крови были два продажных офицера полиции Нью-Йорка — Луис Эпполито и Стивен Каракаппа. Они совершили для них как минимум восемь убийств, за которые их посадили в 2006 года, уже после выхода в отставку.

Кассо и Амузо сели в тюрьму в 1991 после того, как против них дали показания доведенные до отчаяния и боявшиеся за свою жизнь ближайшие подручные. «Газовая труба» свидетельствовал против своего босса два года спустя.

Хотя в семье всего лишь около 100-110 солдат, Луккезе всегда умело выстраивали свою «внешнюю политику» и заключали выгодные альянсы с другими группировками. Греческая группировка — семья Велентзас — находится под их покровительством с восьмидесятых годов и до сих пор. Когда в 2003 году албанец Алекс Рудай попытался отобрать у греков их операции, связанные с игорным бизнесом, в дело вмешались Луккезе и их союзники Гамбино, которые уберегли греков и сохранили их территорию.

Луккезе первые стали вести дела с русской мафией в Бруклине. Русская группировка Марата Балагулы занималась торговлей контрабандным бензином, собирала деньги за его продажу и не платила при этом налогов. Эта операция стала главным источником дохода семьи после наркотиков.

Амузо до сих продолжает управлять семьей из-за решетки через своих эмиссаров. Так же, как и остальные кланы, в 2018-2019 годах Луккезе попали в новости. Десять мафиози были арестованы по обвинению в управлении самой крупной ростовщической операцией, расследованием которой когда-либо занималась генеральная прокуратура США. Члены клана Луккезе принимали ставки на спортивные состязания и давали проигравшим деньги в долг под огромный процент, что приносило полтора миллиона в год только этим десятерым.

V. Уничтоженные войной: Семья Коломбо

Действует во всем Нью-Йорке, особенно в Бруклине, а также в Лос-Анджелесе и Флориде. В настоящий момент это слабейшая из «Пяти Семей». Группировка прославилась множеством крупных «гражданских» войн. Последняя из них также стала и последней крупной мафиозной войной.

В 1986 году босс семьи Кармайн Персико (для друзей — «Бессмертный», для врагов — «Змей») получил пожизненное заключение. На суде он защищал себя сам и заслужил комплимент от федерального судьи Джона Кинана, который назвал его «одним из умнейших людей, которых я видел» и назвал трагедией то, что Персико избрал для себя криминальную карьеру.

Стареющий Кармайн начал готовиться к передаче правления кланом своему сыну Альфонсу по кличке «Малыш Алли». Однако Персико-младшего отправили в тюрьму по другому обвинению, и действующим боссом стал влиятельный капитан Виктор Орена. Орена был амбициозен и не желал передавать власть Альфонсу, когда тот освободился бы. Более того, Персико-старший вызвал его недовольство тем, что намеревался дать в тюрьме интервью телевизионщикам.

Война началась в 1991 и продолжалась два года. Погибли 27 мафиози и 3 невинных гражданских лица, а еще 12 гангстеров стали осведомителями ФБР. Тем не менее, Кармайн Персико одержал верх, но его мечте сделать сына боссом не суждено было сбыться: Малыш Алли останется в тюрьме до конца жизни.

Как и остальные семьи, в этому году Коломбо попали в заголовки новостей. Кармайн Персико, разрушивший свой клан из-за личных амбиций и жажды передать власть сыну, умер в федеральной тюрьме Батнер в Северной Каролине 7 марта. По оценке эксперта по истории мафии Сельвина Рааба, интриги Персико привели к тому, что 70 его людей оказались за решеткой, а несколько десятков — мертвы.

Кто теперь возглавит полуразрушенную и нуждающуюся в передышке семью, неизвестно.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector