Молитва фарисея и мытаря

Молитва фарисея и мытаря

Молитва фарисея и мытаря

Притча о мытаре и фарисее

Продолжая обличать Своих противников, особенно фарисеев, Христос произносит притчу, дополняющую предыдущие две – о заблудшей овце и о блудном сыне. Следующая притча – о мытаре и фарисее – записана в 18-ой главе Евангелия от Луки:

«Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как сей мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть от всего, что приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне, грешнику! Сказываю вам, что сей пошёл оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится» ( Лк. 18: 9–14 ).

«Два человека вошли в храм помолиться», – так начинает притчу Господь. В их молитве Христос раскрывает состояние того и другого. «Молитва – есть зеркало духовного устроения, – говорят св. Отцы Церкви, – посмотри в это зеркало, посмотри, как ты молишься – и ты можешь сказать безошибочно, каково твоё духовное устроение». В молитве наиболее полно открываются наши хорошие и тёмные стороны, духовное умирание и духовное возрастание. Не случайно церковная книга «Триодь Постная» (заключающая в себе все богослужения, начиная с приготовительных к Великому Посту недель и кончая Великой Субботой) открывается с многозначительной стихиры: «Не помолимся фарисейски, братие. ».

В притче фарисей предстоит перед нами как воплощение абсолютного самодовольства. Фарисей, исполнитель закона, соблюдающий все религиозные правила, приходит и молится в благодарении: «Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как сей мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть от всего, что приобретаю и вот я прихожу и благодарю Тебя». Нужно сказать, что фарисей имел некоторые основания быть довольным собой. Ведь он был представителем интеллигентного слоя общества, был по-своему религиозен, образован и начитан; он, по-видимому, твердо хранил религиозные верования и традиции, выполнял религиозные предписания, давал на нужды своей религии десятую часть от своего имения. Очевидно, будучи человеком по-своему религиозным, он не делал явного зла и вполне возможно в житейском смысле был неплохим человеком, к которому, может быть, многие относились с большим уважением.

Но самодовольство фарисея как бы доминировало в том духовном состоянии, в котором он находился, настолько доминировало, что совершенно затмевало от него самого подлинную картину того, что происходило в его душе. Ничем не ограниченное самодовольство настолько его захватило, что он совершенно забыл, что все его так называемые добродетели теряют всю свою ценность и смысл перед судом Божиим.

А вот другой – мытарь, сборщик налогов. Эта профессия в древнем мире была окружена всеобщим презрением. Мытарь, по-видимому, ничего не исполняет от закона, но, чувствуя своё ничтожество, только бьёт себя в грудь и молится: «Боже, милостив буди мне, грешному!» Скромный мытарь сконцентрировал свои духовные силы на своей греховности, на своем несовершенстве перед лицом Бога. Он понимал всю тщетность оправдания внешними делами.

Вот эти два различных состояния. С одной стороны, молитва, начинающаяся с благодарения: «Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди». Это как будто призывание Бога, а на самом деле – утверждение своего «я», ибо сердцевина гордости, по преп. Иоанну Лествичнику, есть «бесстыдное проповедание своих трудов». Господь ведь знает душу фарисея, а он говорит: «Я не таков, как все прочие – грабители, обидчики, прелюбодеи, – я не таков, как сей мытарь». Фарисей как будто и верит, и любит Господа, как будто ищет Его помощи, а на самом деле унижает ближнего и бесстыдно превозносится, он подходит уже к величайшей степени гордости – отвержению Бога.

Зачем ему Бог, когда он всё выполнил и только хвалится перед Богом своими добродетелями? Иоанн Лествичник говорит, что «страсть гордости получает пищу от благодарения». Пока еще фарисей молится, но ещё немного – и он перестанет молиться, потому что молитва есть стремление к Богу, чтобы получить от Него помощь.

«Видал я людей, – говорит преп.Иоанн Лествичник, – устами благодаривших Бога и велихвалившихся в мыслях своих. Ясное доказательство на это представляет фарисей, описанный в Евангелии, когда он сказал: «Боже, благодарю Тебя».

Самодовольный фарисей всерьез думает, что он достиг совершенства, что он знает всё. Тот, кто думает, что ему нечему больше учиться, никогда большему и не научится. Мало того, он откатывается назад. Откатился и фарисей, и самым большим его падением оказалось, что он стал осуждать других. Самодовольный всегда замыкается в себе, отделяется от других. Тогда неизбежно иссякает в нём любовь и вместо неё появляется осуждение других, презрение к ним. Самодовольство ослепляет и понуждает довольствоваться малым, делает человека нравственно минималистом, который доволен своими легкими внешними успехами и думает о количестве, а не качестве своих добрых дел. Вот и фарисей называет цифры: два раза пощусь, отдаю десятую часть.

Эти счёты не нужны Богу. Ему нужно наше сердце. Думание о количестве добрых дел приводит к законничеству, формализму. Все это было свойственно тем, кто принадлежал к секте фарисеев. «Если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, – говорит Господь, – то вы не войдёте в Царство Небесное» ( Мф. 5: 20 ). Важно здесь отметить слова Спасителя: «. если не превзойдёт». Этим словом Господь указывает на ограниченность фарисеев и их подхода к духовной жизни. А есть и другой подход. Авва Антоний сказал однажды авве Пимену: «В том состоит делание человека, чтобы грехи свои полагать на главу свою перед Богом». Это подход к Богу того, кто нуждается в Нём, чтобы очистить свои грехи. Поэтому-то мытарь и молится: «Боже, милостив буди мне, грешному», – он нуждается в Боге, он просит, понимая, что ничего еще не сделал, он не проповедует своих, может быть, и имеющихся добродетелей, но не их, а «грехи свои полагает на главу свою перед Богом».

«Гордость есть уничтожение добродетели», – говорит Иоанн Лествичник. В древних книгах и на старых народных лубках можно встретить изображение мытаря и фарисея; изображается фарисей, мчащийся на колеснице, и мытарь, идущий пешком. Стремятся они оба в Царство Небесное. Мчится фарисей на колеснице и надеется на ней въехать в Царство Небесное, его колесница снабжена всем необходимым для достижения цели, но в последний момент она ломается, и мы видим на древних картинках, что пешеходящий мытарь его перегоняет.

Для настоящей духовной жизни нужно себя приучить соблюдать равновесие между проявлениями внутренней и внешней религиозности. Необходимо соблюдать закон – заповеди Божии и церковные уставы. Но этого мало. Если бы мы так стали работать для Господа, то в этой работе были бы подобны человеку, который, по словам Лествичника, «думает выплыть из пучины, гребя одной рукой». Нужно обладать еще смирением мытаря.

Нужно ненавидеть возношение фарисея и падения мытаря. Мытарь вышел из храма более оправданным, но это еще не значит, что он уже в Царствии Небесном. Ефрем Сирин, учитель покаяния, автор великопостной молитвы «Господи и Владыка живота моего», заповедует нам в этой молитве зреть (видеть) наши прегрешения и не осуждать брата.

Молитва и добрые дела тщетны, если они совершаются не для Бога, а для мира, для нашего тщеславия. Тщетно всякое доброе дело, делаемое напоказ.

Тщеславие в своей основе есть, по единодушному определению Отцов Церкви, «упование на своё тщание», «отвержение Бога», «отгнание Его помощи». Ибо делая что-либо напоказ, я совершаю это вовсе не для того, чтобы воздать должное Богу, возвратить Ему приумноженный талант: «Это Твоё»,– но для того, чтобы люди меня хвалили. Этим я только утверждаю своё «я», ибо люди мне нужны здесь только для того, чтобы они мне воздали хвалу. Это «видимый» идол, по определению Святых Отцов. Я служу здесь не Богу, а людям, но и им-то служу не для них, а для себя. Фарисей уже отвергает Бога. Он приходит в храм и говорит: «Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как сей мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть от всего, что приобретаю. Стало быть, я хорош. Ты меня создал, я ещё Тебя благодарю, Твоя помощь может быть нужна тому мытарю, но не мне, я ещё кланяюсь Тебе, но Ты мне уже не нужен». Это отношение человека, который во главу своей жизни ставит своё «я», свою добродетель.

Фарисей исполняет закон и закон трудный, ибо нелегко следовать всем предписаниям закона, хотя бы и Ветхого, но тщетно это, ибо у него нет смирения.

Одному Святому Отцу встретился диавол и сказал ему: «Во всём я подобен тебе, кроме одного: ты не спишь, и я бодрствую, ты постишься, и я ничего не ем, но ты побеждаешь меня смирением». Верные последователи Христа познаются не делами, а смирением. Я могу накормить кого-нибудь во имя Божие, не приписывая ничего себе, и буду иметь в этом случае истинное христианское делание. А если я буду делать то же самое, но по каким-либо другим соображениям, для каких-либо других целей, каковы бы они ни были, дело это будет не Христовым.

Притча о мытаре и фарисе – это призыв Христа подумать и искоренить фарисейство, живущее в каждом из нас. Церковь спешит на помощь. В первую приготовительную к Великому Посту неделю Церковь в своих богослужениях говорит нам: «Иди, обучайся и у фарисея, и у мытаря. У одного учись его делам, но отнюдь не гордости, ибо дело само по себе ничего не значит и не спасает, но помни, что и мытарь ещё не спасён, а является только более оправданным перед Богом, чем украшенный добродетелями фарисей».

Крепко запомним слова Христа: «Всякий, возвышающий сам себя, унижен будет; а унижающий себя, возвысится» ( Лк. 18: 14 ).

Толкование Евангелия на каждый день года.
Неделя о мытаре и фарисее

Сказал Господь такую притчу: два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику! Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится.

Два человека вошли в храм помолиться. Один фарисей, а другой мытарь. Два человека, два грешника с одной только разницей, что фарисей не видел себя грешником, а мытарь глубоко сознавал и переживал это. Фарисей стал на видном месте, посередине храма или перед самым алтарем, он – достойная личность в обществе и в Церкви, а мытарь, не смея пройти вперед, стал у самого порога, как сказано в Евангелии, вдали.

Гордость фарисея и уверенность его в собственной праведности были таковы, что он искал первого места не только в глазах людей, но и перед Богом, и занимал лучшее место не только за обедами и собраниями, но и за молитвой. Одного этого достаточно, чтобы понять, какой страшной неправедностью поражен фарисей и как ослепил его грех. Грех ослепляет. «Если говорим, что не имеем греха, – обманываем самих себя, и истины нет в нас» (1 Ин. 1, 8). Предел нечестия заключается в том, что мы, будучи лживыми, как свидетельствует слово Божие, считаем себя праведными, а «Пришедшего в мир грешныя спасти» представляем лживым (Сравн.1 Ин. 5, 10).

Обратим внимание на то, что о фарисее сказано: он молился сам в себе: «Боже, благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди». Святитель Феофан Затворник говорит, что наружно в Церкви все молятся истинными словами, теми, которые поются и читаются за богослужением, и все эти слова исполнены покаяния. Но Богу важнее, как молится каждый из нас сам в себе. Бог слушает более внимательно то, что сердце говорит, а не уста, то, что человек думает и чувствует во время молитвы. Язык может обманывать, но сердце не обманывает, оно показывает человека таким, каков он есть. Блаженный Максим Христа ради юродивый говорит: «Знай, что ни Бог не может тебя обмануть, ни ты Его». «Всяк крестится, да не всяк молится». Фарисей тот, кто «бородой Авраам, а делами – Хам».

Грешный человек пришел в храм, чтобы бесчестить других людей и похвалиться своими добрыми делами. Он не грабитель, не обидчик, не прелюбодей, как другие. Мало того! Он постится два раза в неделю и десятую часть из всего, что имеет, отдает на Церковь и нищим. Запомним, братья и сестры, с самого начала нашего пути к Великому Посту: пост и молитва, и добрые наши дела, оказывается, могут не приближать нас к Богу, а наоборот, удалять от Бога и от людей. Пост и молитва, и милостыня существуют для того, чтобы мы научились смирению и любви к Богу и человеку. Фарисей постился и давал милостыню, но он презирал и ненавидел других, надмевался и превозносился перед Богом. И вообще, зачем ему было в храм приходить, если Бог отправляет его домой ни с чем! Господь показывает ложное благочестие – то фарисейство, которое неистребимо в человечестве и живо до сих пор среди христиан. Оно – как высокое, до времени зеленое дерево, не имеющее плода и гнилое внутри.

Как научиться молиться? Вот как надо молиться: мытарь, стоя вдали, не смел поднять глаз к небесам, но ударял себя в грудь, говоря: «Боже, милостив будь ко мне, грешнику». Он стоял вдали. Бог видит его так же хорошо, когда он стоит неприметно в толпе, как если бы он стоял один в середине храма . Подлинно, молитва – всегда молитва покаяния. «Покаяние человека – Божий праздник», – говорит преподобный Ефрем Сирин. Он стоит вдали, он чувствует свое ничтожество перед Богом и исполняется смирения перед величием Божиим. Господь заканчивает притчу словами «Ибо всякий, возвышающий себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится». «Пока человек не достигнет смирения, он не получит награды за свои труды, – говорит преподобный Ефрем Сирин. – Награда дается за смирение, а не за труды». Не за пост, не за молитву, не за добрые дела. Но кто унижает себя? Не тот, кто старается показаться меньше, чем он есть, говорят святые отцы, но тот, кто видит свою малость из-за своих грехов. Поистине, человек, даже если он желает, не может унизить себя больше, чем грех унижает его. Для человека, который чувствует и сознает глубины, в которые опустил его грех, невозможно опуститься ниже. Грех всегда может столкнуть нас вниз, в бездну вечной погибели, ниже, чем мы можем представить. Только через смирение в познании собственной нашей греховности может открыться нам тайна смирения Христова, в котором сокрыта красота и совершенство Божественной любви.

Наше чувство греха, говорят святые отцы, зависит от нашей близости к Богу. Чувство греха – мера знания душою Бога. Святой Иоанн Предтеча, величайший из рожденных женами, исполняется страха при приближении Христа: «Я недостоин, наклонившись, развязать ремень обуви Его» (Мк. 1, 7). Когда пророк Исаия оказался в Божием присутствии в видении Господа, сидящего на Престоле, он осознал свою греховность: «Горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами. – и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа» (Ис. 6, 5). Когда апостолу Петру открылась в чудесной ловле рыб сила Божия, он припал к ногам Христа, умоляя: «Отойди от меня, Господи, ибо я человек грешный».

Из-за близости ко Христу апостол Павел мог называть себя первым из грешников. Эти слова повторяет святой Иоанн Златоуст и вся Церковь до скончания века, и каждый из нас, когда мы приступаем к таинству причащения Тела и Крови Христовых. Горе нам, если мы повторяем их одними устами.

Мы живем в мире, где все меньше чувство греха. Можно подумать, в »безгрешном обществе», у которого одна забота – чтобы был «безопасный грех». Современного человека уже не тревожит грех, его беспокоят последствия греха: болезни, катастрофы, войны, внутренняя пустота и отчаяние. Пока мы будем тратить все силы на то, чтобы победить последствия греха, пряча грех, пока мы не принесем его Богу в смиренном покаянии, последствия греха будут делать нашу жизнь все более несчастной.

Самое важное, что происходит сегодня в мире, это то, что люди теряют чувство греха. Например, древний грех прелюбодеяния воспринимается сейчас большинством – как выражение любви и свободы, и потому это вовсе не грех, а добродетель. Древний грех мужеложства – просто как иной стиль жизни. И если это не добродетель, то, по крайней мере, это уже как бы не безнравственно. Просто это – другое.

И еще две очевидных и существенных закономерности. Чем больше в мире греха, тем меньше грех ощущается как грех. И пока человек не начнет чувствовать, что грех – это грех, и что такое грех, он будет видеть других большими грешниками, чем он сам, он будет фарисеем.

И, наконец, самое главное, что мы должны запомнить сегодня навеки. Как бы ни был велик грех, есть нечто большее греха, это – Божия благодать. Божия благодать всегда больше греха, и потому апостол Павел говорит: «Верно слово и всякого приятия достойно, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, от которых я первый».

Кажется, безумие мира уже достигло предела. Но святые отцы говорят, что мы не видим тысячной доли зла, которое в мире, и точно так же тысячной доли любви Бога к миру. Мы знаем, что никогда зло не одолеет до конца любовь. Никогда! Что никогда грех не будет сильнее милосердия. Более того, мы знаем: чем больше неистовствует зло – пусть зверь уже кажется сорвавшимся с цепи – тем более Дух Божий ведет нас. Там, где зло наглеет, там становится очевидным для верных присутствие Духа. «А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать» (Рим. 5, 20).

Никогда, может быть, еще не была явлена сила Христова Его Церкви так, как сегодня. И призываются войти в эту славу, как никогда, грешники кающиеся, ибо, как никогда, приблизилось Царство Небесное.

Николо-Иоасафовский собор города Белгорода

По благословению Высокопреосвященнейшего Иоанна, митрополита Белгородского и Старооскольского

  • Главная
  • Катехизация
  • Закон Божий
  • Молитвослов
  • Библиотека

Глава 40. Притча о мытаре и фарисее. Молитва Господня.

(Лк. 18 , 10-14; Мф. 6 , 9-13)

Однажды Христос рассказал ученикам притчу о том, как надо молиться Богу.

Два человека пришли в Иерусалимский храм помолиться. Один был фарисей, старавшийся исполнять все правила закона Моисея, другой — мытарь.

Мытарями назывались люди, которым было поручено собирать налоги в пользу римлян. Они часто брали больше денег, чем нужно, обижали людей, и их все презирали.

Фарисей молился так:

— Боже, благодарю тебя, что я не такой, как другие люди, грабящие и обижающие, или, например, как этот мытарь. Я пощусь по закону, жертвую то, что закон предписывает.

А мытарь даже не смел поднять своих глаз, он стоял у порога храма и, чувствуя свои грехи, говорил:

— Боже, милостив будь ко мне грешному!

И Господь сказал:

— Для Бога угоднее молитва мытаря, чем фарисея. Бог прощает смиренного, видящего грехи свои, а гордящегося собой и своей праведностью Он смирит.

Мытарь знал, что он грешен, и каялся перед Богом. Фарисей же считал себя праведным, гордился и был доволен собой: в этом был его грех. Мы не должны осуждать друг друга. Только Бог может справедливо судить о каждом человеке. Сам Христос осудил фарисея и одобрил молитву мытаря.

Читайте также  Молитва анне и иоакиму о даровании

МОЛИТВА ГОСПОДНЯ

Однажды ученики просили Иисуса Христа научить их молиться, и Господь дал им молитву, которая поэтому называется Молитвой Господней. Они научили этой молитве всех христиан, и теперь по всему миру, во всех странах, и православные, и католики, и протестанты молятся словами Молитвы Господней. Каждый из нас должен твердо знать ее.

Отче наш, Иже еси на небесех!
Да святится имя Твое.
Да приидет Царствие Твое.
Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли:
Хлеб наш насущный даждь нам днесь
И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим.
И не введи нас во искушение,
Но избави нас от лукаваго.
Яко Твое есть царство и сила и слава во веки веков.
Аминь.

ОБЪЯСНЕНИЕ МОЛИТВЫ ГОСПОДНЕЙ

1. Отче наш, Иже еси на небесех.

Мы называем Бога Отцом, потому что мы Его дети. Мы дети Божии, так как наш общий Отец, Бог, дает нам жизнь и все необходимое для нее. Мы не называем Его в этой молитве «Отче мой», а говорим «Отче наш», потому что Он общий наш Отец, и мы молимся о всех людях, а не только за себя. Если же мы называем Бога Отцом, то должны и жить так, чтобы быть достойными детьми небесного Отца.

2. Да святится имя Твое.

Мы просим, чтобы святилось имя Божие, чтобы оно прославлялось людьми на земле. Поэтому наша жизнь должна быть чистой, такой, чтобы другие люди, даже не знающие о Боге, видя добрую нашу жизнь, хвалили и прославляли Бога, дающего нам силу делать добро.

3. Да приидет Царствие Твое.

Этими словами мы молимся о том, чтобы все люди стали участниками Царствия Божия, т. е. христианами, чтобы Господь воцарился в их сердцах и чтобы скорее наступило второе и славное Его пришествие.

ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ:

  1. Как молился фарисей и как молился мытарь?
  2. Почему молитва «отче наш» называется Господней?
  3. Почему мы называем Бога Отцом?
  4. Почему мы говорим «Отец наш», а не «Отец мой»?
  5. Как мы должны жить, чтобы слова наши «Отче наш» были правдой?
  6. Что мы должны желать для других людей?

Самостоятельная работа:

Мы читаем Молитву Господню, как и все церковные молитвы, на церковно-славянском языке. Некоторые слова нам не совсем понятны. С помощью следующих объяснений напиши молитву Господню понятными для тебя словами:

Отче — Отец;
Иже — который;
Да — пусть (пример: да святится — пусть святится);
Яко — как;
Насущный — необходимый, ежедневный, сегодняшний;
Остави — прости, отпусти;
Искушение — соблазн, дурное желание;
Лукавый — нечистый дух, диавол.

В этой главе ожидается публикация иллюстраций! 05.10.2013 // Admin

Полный текст молитвы мытаря на русском, когда и как правильно нужно читать

Короткое обращение к Господу, сопровождаемое тремя поясными поклонами, называется молитвой мытаря. Его происхождение связано с одной из притч, которую рассказал Иисус Христос своим ученикам во время своего земного служения. Эта молитва символизирует осознание человеком своих грехов и смирение перед Высшей силой. Слова необходимо произносить искренно, только в этом случае обращение будет услышано Господом.

История происхождения молитвы мытаря

Гордыня и превозношение в православии считаются одними из самых страшных грехов, ведь именно эти пороки привели к падению ангела света. Поэтому истинно верующий человек постоянно просит Бога сохранить его от этого греха и проверяет свое духовное состояние, обращаясь с молитвами к святым и ангелу-хранителю.

Чтобы понимать, что означает молитва мытаря, и в каких случаях ее необходимо произносить, стоит разобраться, кем являлся этот человек. Современному человеку, не изучающему Библию и не посещающему храм, сложно понять значение слова «мытарь», ведь сегодня таких людей нет. Однако мытаря, или сборщика податей, можно сравнить с современным налоговым инспектором. В древние времена такие люди отвечали за наполнение казны императора и собирали подати со всех жителей подконтрольной территории. В те времена, когда Христос совершал свое земное служение, к мытарям относились пренебрежительно и не любили за то, что они брали с народа намного больше податей, чем это полагалось по закону.

Иудейские священники считали сборщиков податей оскверненными из-за того, что те общались с язычниками, и старались не находиться в их обществе. В притче, которую рассказал Иисус своим ученикам, речь шла о фарисее, уважаемом члене иудейского общества, и всеми презираемом мытаре, которые зашли в храм помолиться. Первый благодарил Бога за то, что живет праведной жизнью и не похож на стоящего рядом сборщика податей. Второй же не смел поднять головы и, осознавая свои грехи, каялся и просил прощения у Господа. Христос сказал, что из этих двоих мытарь пойдет более оправданным, чем священник, так как искренне покаялся в своих деяниях.

С тех пор в православии этой молитве придается большое значение, так как сам Господь обратил на нее внимание в Святом Письме.

Когда нужно читать

Добрые дела, совершаемые человеком, не могут принести ему спасения и прощения совершенных грехов, так как Богу нужны смиренное сердце и искреннее покаяние. Именно поэтому молитва мытаря имеет такое большое значение в православии.

Эти несколько слов, которые оставил верующим людям Господь на страницах Библии, помогают правильно построить духовную жизнь христианина и примирить его с Богом.

Читают молитву сборщика податей в нескольких случаях:

  • когда человек чувствует беспричинный страх или тревогу за себя и своих ближних;
  • проходя мимо церкви или любого христианского храма;
  • собираясь на богослужение и перед входом в церковь;
  • перед обращением к Господу с любой просьбой;
  • когда человек чувствует, что поступил неправильно, и у него тяжело на сердце;
  • при возникновении тяжелых жизненных обстоятельств или проблем;
  • перед входом в любое помещение;
  • при начале важного дела;
  • перед тем, как лечь в больницу;
  • после пробуждения и перед отходом ко сну;
  • когда необходимо срочно обратиться к Господу, а времени на долгие молитвы нет;
  • в начале первой части семипоклонного начала;
  • при окончании основной молитвы дома или в храме;
  • перед началом принятия пищи и после окончания трапезы.

Полный текст на русском языке

Боже, милостив буди мне грешному

Расширенный утроенный вариант:

Боже, милостив, буди мне грешному (1-й поклон)

Боже, очисти мя, грешнаго, и помилуй мя (2-й поклон)

Создавый мя, Господи, прости мя! (3-й поклон)

На русском языке:

Боже, будь милостив ко мне, грешнику,

Ты создал меня, Господи, Ты и помилуй меня,

Невозможно сосчитать мои грехи, но помилуй меня, Господи, и прости меня, грешника.

Правила чтения

Даже такую молитву, как обращение мытаря, необходимо читать правильно, чтобы она принесла пользу, а не была статичным произношением заученных слов. Человек должен осознать свою греховность и необходимость в Господе для борьбы с темными силами. Также молящийся должен искренне захотеть изменить свою жизнь и понимать, что это возможно только с Божьей помощью.

В том случае, если текст произносит женщина, ей необходимо покрыть голову косынкой или шарфиком, и менять слова на «грешную», «грешной». Также молитва сопровождается тремя поясными поклонами, по одному на каждую строчку произносимого текста.

Если человек с полным смирением произносит молитву, Бог всегда придет к нему на помощь в сложной ситуации и защитит от зла.

Молитва мытаря

Практически каждый более-менее образованный человек знает или даже видел в жизни или кино, что у христиан принято совершать краткую молитву, сопровождая её троекратным поклоном. Однако что это за молитва и почему во время неё делается именно три поклона, остается неизвестным для многих. Чтобы разобраться в этом вопросе, сегодня мы рассказываем о самой краткой и самой часто употребляемой в старообрядческом Богослужении и быту молитве. Эта молитва носит наименование «Молитва мытаря».

Евангельская притча о мытаре и фарисее учит людей правильной молитве. Что же гласит эта притча?

«Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь (мытарь — мелкий сборщик налогов и недоимок, человек крайне презираемой в древнем Израиле профессии). Фарисей, став, молился сам в себе так: «Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди: грабители, обидчики, прелюбодеи (люди, ведущие распутный образ жизни — прим.), или как этот мытарь — пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что́ приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: «Боже! Будь милостив ко мне грешнику!» Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк. 18, 10-14).

Фарисей знал и соблюдал все положения закона Моисеева и потому считал себя человеком праведным. Мытарь — это сборщик податей, человек, презираемый обществом: налоги шли в казну завоевателей-римлян. Можно сказать, что фарисей — праведник, а мытарь — грешник. Каждый из них молится по-разному. Фарисей благодарит Бога за то, что он не такой грешный, «как прочие люди». В его молитве слышно восхваление себя: какой я хороший, как правильно все делаю. А мытарь приходит к Богу с покаянием и смирением. Он не смеет даже глаза поднять вверх, а только смиренно просит у Бога милости и прощения.

Мытарь и фарисей

Глубокий смысл этой молитвы и её простота стали причиной её повсеместного распространения в христианстве.

Издавна в Церкви существует обычай совершать молитву мытаря в расширенном, утроенном варианте:

Текст молитвыПеревод и значение молитвы
Боже, милостив, буди мне грешному (поклон)Боже, будь милостив ко мне, грешнику
Создавыи мя, Господи, и помилуй мя (поклон)Ты создал меня, Господи, Ты и помилуй меня
Без числа согреших, Господи, помилуй и прости мя грешнаго (поклон)Невозможно сосчитать мои грехи, но помилуй меня, Господи, и прости меня, грешника

​Когда женщина или девочка молится наедине, то изменяет окончания мужского рода на женский: «грешней», «грешную». Чаще всего эта молитва совершается с тремя поясными поклонами. Старообрядцы так и называют ее «три поклона». Они совершаются обычно в следующих случаях:

  • перед тем, как войти в храм, на паперти (крыльце);
  • при входе в жилой дом или иное помещение, где есть Крест или иконы;
  • перед тем, как выйти из храма или из дома (даже на короткое время);
  • первая часть семипоклонного начала;
  • в конце исходных поклонов после совершения молитвы в храме или дома;
  • самый краткий вариант молитвы перед едой и после нее; а также после пробуждения или перед сном.
  • проходя мимо своего храма, старообрядцы также останавливаются и молятся три поклона.
  • во все остальные моменты жизни, когда необходимо срочно обратиться к Богу.
  • этой молитве также легко учить малолетних детей по причине краткости и простоты.

Мытарь и фарисей. Суть притчи

Знаменитая притча о мытаре и фарисее является одной из основных в Евангелии от Луки (Лк.18,10-14). Именно эту притчу вспоминают во время литургии в православной церкви накануне великого поста. По этой причине она рассмотрена уже многими и, казалось бы, нет никакой необходимости на ней подробно останавливаться. Всё в ней разобрано от и до. И всё же к ней возвращаются снова и снова. А причина этого – в особой символичности данной притчи. Она хорошо показывает тот особый контраст людей в обществе на примере двух её ярких героев. Не смотря на то, что этой притче уже около двух тысяч лет, звучит она актуально и в наши дни. Ведь тема, затронутая здесь, даёт о себе знать на самом деле во все времена, поскольку касается людей, «которые уверены были в себе, что они праведны, и унижали других» (Лк.18,9). Такова присказка данной притчи, и о таких людях она рассказывает.
Начинается притча так: «Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь». Храм являлся центром всей духовной жизни древнего Израиля, и, конечно, одним из самых посещаемых мест Иерусалима. Это было довольно крупное здание, фактически вновь возведённое царём Иродом Великим. Место в храме, где могло произойти данное действо, скорее всего, так называемый Двор Израильтян, в непосредственной близости от жертвенника, куда могли войти все мужчины, кроме язычников. Поэтому вряд ли там посетителей было только двое. Скорее всего, были и ещё – мы к этому вернёмся. Но двое из них – особые. Первый, это, конечно, фарисей.
Так называемое движение фарисеев зародилось о II веке до Р.Х. после очищения храма от последствий предыдущего греческого завоевания. Слово «фарисей» по смыслу означало «отделившийся». Тогда встал вопрос о сохранении чистоты веры, подверженной в то время сторонним влияниям. Но в этом, несомненно, благородном деле фарисеи успели отчасти переусердствовать. Ими было установлено немало различных внешних формальностей, которые начинали уже затмевать собой духовную сущность истинной веры. Как говорил о них Иисус Христос: «очищаете внешность чаши и блюда, между тем, как внутри они полны хищения и неправды» (Мф.23,25). Однако ради справедливости следует сказать, что таковыми были не все фарисеи. Некоторые из них разделили и учение Христово, стали впоследствии учениками, как например апостол Павел. Но большая часть, всё-таки, были горды собой, считая себя чуть ли не высшими последователями религиозной истины. Именно один из таких фарисеев и зашёл, согласно притче, в храм помолиться.
«Фарисей, став, молился сам в себе так». «Став» — значит, что он специально встал на видное место, скорее всего для того, что его все видели. Для таковых было вообще характерно «молиться, чтобы показаться перед людьми» (Мф.6,5). Фарисей, при этом, «молился сам в себе». Что это значит? Древние иудеи возносили молитву, подняв вверх голову, устремив свой взгляд к небу, и приподняв руки ладонями вверх. То есть, как бы непосредственно обращаясь к Богу. Несомненно, что фарисей молился именно в такой позе, всю молитву обратив строго на себя. Молитва фарисея начинается со слов «Боже! Благодарю тебя». Толкователи указывают на то, что именно с этих слов начиналась любая молитва фарисеев. И это имело немалый смысл. Фарисей, видимо, понимает, что всё то, чего он достиг, получено им благодаря Богу, а не чисто собственными усилиями. Но хорошее начало молитвы содержит в себе далее неприглядное продолжение: «…что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь». Кто прочие люди? Я уже говорил о том, что фарисей зашёл в храм, вероятнее всего, не один, если, конечно, не считать мытаря. Иначе как бы его молитва была бы показной, если бы там, кроме несчастного мытаря, никого больше бы не было? Вот эти люди и были для него «прочими», которых он не постеснялся назвать грабителями, обидчиками и прелюбодеями. Дескать, он только один среди них праведный. Все остальные ему уже не равны, включая и вошедшего в храм мытаря, которого фарисей сразу приравнял к предыдущим категориям «прочих людей».
Что же такого особенного сказал про себя этот фарисей? Только исключительно о собственных заслугах: «…пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю». То, что он начал говорить о соблюдении поста означает, что он взял для соблюдения собственного благочестия больше, чем для этого полагалось. Устав фарисеев такого правила в себе не предусматривал. Тем самым фарисей начал, прежде всего, как бы подчёркивать собственные «сверхзаслуги». А вот дальше он уже говорит об обязательной уплате десятины, как требовал этого Закон (Втор.26,12). Заметим, что в притче не сказано о том, что какие-либо приобретения фарисея не носят какого-то негативного характера. Всё, что данный фарисей заимел, добыто им было, очевидно, вполне честным путём. Впоследствии, как мы увидим, ему это вполне зачтётся.
Мытарь представлен здесь как полная противоположность фарисею. Мытарь – означает сборщик. Но во времена Иисуса Христа мытари были не просто сборщики пошлин. Территория Палестины была тогда завоёванной римской провинцией, а самой Иудеей управлял римский прокуратор, или, как его называли историки, префект. Его власть олицетворяла собой правление как наместника самого императора Рима на данной территории. И мытари собирали пошлины именно в римскую казну. Это обстоятельство неизбежно накладывало своеобразную форму отношения к мытарям со стороны местного населения. Их считали предателями и изменниками собственного народа, сотрудничавших с завоевателями. Многие мытари были «нечисты на руку», то есть собирали с населения больше положенного, обманывая тем самым людей собственной страны, не гнушаясь никакими причинёнными им обидами. Естественно, полученную таким нечестным способом дополнительную мзду, они обычно присваивали себе. Как бы сказали, клали прямо себе в карман. Ведь именно от этого предостерегал мытарей в своей проповеди Иоанн Креститель, чтобы они не брали себе ничего лишнего (Лк.3,13). Но следовали такому совету, конечно же, не все. Неудивительно, что общение с мытарями воспринималось тогда как прямое совершение греха. Ни один фарисей не позволил бы себе даже присесть рядом с мытарем, не говоря уже о дальнейших действиях. Именно поэтому они обвиняли Иисуса Христа в том, что он ел и пил вместе с мытарями и грешниками (Мф.9,11), сочтя это за недостойное поведение. И одного из таких мытарей увидел в храме фарисей, который, несомненно, знал этого человека, раз он его сразу назвал мытарем.
«Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо». «Стоя вдали» — мытарь фактически стоял у входа во Двор, на котором молился фарисей. В отличие от последнего мытарь счёл себя весьма недостойным даже войти на эту территорию, не говоря уже о том, чтобы встать рядом с фарисеем. Тот уж точно не потерпел бы такой «фамильярности». Тем более мытарь «не смел поднять даже глаз на небо». Не смог обратить свой взгляд туда, откуда на людей взирает Сам Господь Бог. Тяжесть грехов, которую, несомненно, ощущал в себе мытарь, не позволяло просто поднять свою голову. Тяжело было смотреть, очевидно, не только в сторону Божьего взгляда, но и, можно сказать, в глаза тех людей, которые тоже находились в храме, включая того же фарисея, который себя, как мы уже сказали, считал чуть ли не сосредоточением высшей нравственности.
«Но, ударяя себя в грудь, говорил». Ударять себя в грудь на Востоке означает искреннее раскаяние, эмоциональное свидетельство того, что человек говорит правду. Можно добавить, что эмоциональные выражения при обращении к Богу имели место в древнем Израиле. В Новом Завете есть эпизод, где исцелённый после неизлечимой болезни, находясь в храме, «ходил и скакал славя Бога» (Деян.3,8). Мытарь, соответственно, тоже делает со своей стороны эмоциональный жест, но только в качестве чувства в понимании собственных грехов. Слова же его были следующие: «Боже, будь милостив мне грешнику». В отличие от фарисея мытарю нечего даже сказать Богу в качестве благодарности. Он не знает, за что же он может благодарить Бога. Разве только за то, что он, мытарь, ещё ходит по этой земле, и что его ещё не постигла жестокая кара. Но он, возможно, понимает, что Бог долготерпелив (2Петр3,9), и не торопится с наказанием, давая время человеку для исправления. Ни одной заслуги своей перед Богом мытарь назвать не в состоянии. Однако, вместе с этим, мытарь не перечисляет и собственных грехов. Видимо, тяжесть их такова, что у него не хватает ни моральных, ни физических сил (как говорят – «язык не поворачивается»), для того чтобы эти грехи хотя бы просто перечислить. Мытарю стыдно за них не только перед стоящими в храме людьми, возможно из которых он тоже кого-то обидел. Ему, в первую очередь, стыдно перед Самим Богом. А ведь Бог, как известно, не смотря на всё, «поругаем не бывает» (Гал.6,7). Мытарь просил только об одном – о милости к нему, которую проявить к нему может только Бог. Признавая себя грешником, и, конечно же, являясь на деле таковым, мытарь мог просить прощения своих грехов только у Всевышнего, у Того, Кто только может отпустить ему их (Мих.7,18).
«Сказываю вам, что сей пошёл оправданным в свой дом более, нежели тот». Обратим внимание на мысль: мытарь покинул храм более оправданным, нежели находившийся там же фарисей. Здесь выражение «более оправданным» имеет, в сущности, два значения. С одной стороны, оправданы были они оба – фарисей и мытарь. Да, фарисей вёл себя вызывающе, но Бога он не обманывал. Судя по содержанию притчи, фарисей действительно делал всё, что он говорил, соблюдал требования Закона и вёл, как мы уже говорили, вполне добродетельную жизнь. Не будем забывать, что Господь справедлив одинаково ко всем, «нелицеприятно судит каждого по делам» (1Петр.1,17), что «каждый понесёт своё бремя» (Гал.6,3). И фарисей здесь не стал исключением. В то же время, фарисей был оправдан не полностью, но об этом чуть позже.
Но за что же был оправдан мытарь? Ведь грехи его, судя по всему, были явно несопоставимы с грехами того же фарисея. А дело в том, что мытарь сумел проявить крайнее смирение, полностью осознавая всю тяжесть совершённого им греха, с трудом вымаливая у Бога за всё прощения. Фарисей, напротив, даже не пытался вспомнить, был ли он грешен в чём, тем более, просить у Бога за что-либо прощения. Вместо смирения фарисей только возгордился собой, не забыв ещё поставить в уничижительное положение других людей. Мытарь через своё искреннее раскаяние по-настоящему приблизил себя к Богу, тогда как фарисей, через проявленную им гордыню, через непомерное возвышение самого себя, только отдалился тем самым от Всевышнего. Фарисей как бы уже «расквитался» с Богом за свои собственные заслуги, а теперь как бы наступила очередь Самого Бога дарить те или иные блага фарисею. Как и сказано об этом в самой притче: «ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится». Как говорил апостол Пётр, Господь Бог «гордым противится, а смиренным даёт благодать» (1Петр.5,5). Вот почему мытарь вышел из храма более оправданным, чем фарисей. Мытарь предстал пред Богом таким, как писал в своё время пророк Исаия: «А вот на кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим» (Ис.66,2). То есть, не имело никакого значения, какое место в храме занял фарисей, а какое мытарь. Бог смотрит, в первую очередь, на человеческое сердце, а не на географическое положение молящегося. И это обстоятельство было только на пользу мытарю.
В то же время, ради справедливости следует заметить, что мытарь ушёл именно «более оправданным», но всё же не полностью. Что можно на это сказать? С одной стороны, тяжесть совершённых мытарем грехов не позволяло ему полностью от них освободиться. Но с другой – достаточно ли для прощения грехов только один раз зайти в храм, пусть даже и для искреннего покаяния? Конечно же, нет. Здесь уже нужна постоянная работа над собой. Но если мытарь всё же положил этому начало, то фарисей собственное благочестие своим недальновидным поступком только остановил в своём поступательном развитии. Мытарь же через своё смирение только поднялся, тогда, как фарисей фактически опустил себя однозначно вниз. И в этом итог всей притчи.
Важность данной притчи состоит ещё и в том, что она очень актуальна сама по себе, как я уже говорил, и в наши дни. Нет, конечно, таких фарисеев и подобных мытарей теперь уже нет. Но сейчас, как и в древнем мире, человеческое общество имеет как бы расслоенный характер. Кто-то чувствует в нём себя как фарисей, а кто-то здесь в душе является мытарем. И между этими двумя полюсами общества образуется своего рода прослойка – такие же «прочие люди», как говорил в притче о них фарисей. Но ведь кто-то из них склоняется именно к фарисею, тогда как другие невольно ассоциируются с мытарем, хотя таковыми могут и не являться. По крайней мере, в отличие от мытаря, они вряд ли осознают всю тяжесть своих грехов, но терпят всё, что претерпел уже знакомый нам мытарь. И это расслоение на два полюса всё продолжает и продолжает усиливаться, что бесконечно вот так развиваться, разумеется, не может. А вот когда, как и во что в итоге всё выльется – то это уже совершенно отдельный вопрос.

Читайте также  Молитвы на удачу на русском

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector