Молитва благообразный иосиф

Молитва благообразный иосиф

Молитва благообразный иосиф

Песнопения Страстной седмицы

«Се, Жених грядет в полунощи…»

Тро­парь, глас 8

Се, Жени́х гряде́т в полу́нощи,/ и блаже́н раб, его́же обря́щет бдя́ща,/ недосто́ин же па́ки, его́же обря́щет уныва́юща./ Блю­ди́ у́бо, душе́ моя́,/ не сно́м отяготи́ся,/ да не сме́рти пре­да­на́ бу́деши/ и Ца́рствия вне затвори́шися,/ но вос­пря­ни́ зову́щи:/ Свят, Свят, Свят еси́, Бо́же,// Богоро́дицею поми́луй нас.

Пере­вод: Вот, Жених при­хо­дит в пол­ночь, и бла­жен тот раб, кого най­дет Он бодр­ству­ю­щим, но, напро­тив, недо­сто­ин тот, кого Он най­дет бес­печ­ным. Смот­ри же, душа моя, не будь побеж­де­на сном, да не будешь смер­ти пре­да­на, и заклю­че­на вне Цар­ствия, но вос­прянь, взы­вая: Свят, Свят, Свят Ты, Боже, по молит­вам Бого­ро­ди­цы поми­луй нас!

Тро­парь поет­ся на утрене в пер­вые три дня Страст­ной сед­ми­цы. В этом тро­па­ре Цер­ковь вну­ша­ет нам спа­си­тель­ный страх вне­зап­но­го при­ше­ствия Судии мира и побуж­да­ет нас к духов­но­му бодр­ство­ва­нию. В его осно­ве лежит прит­ча о деся­ти девах ( Мф.25:1–13 ).

«Чертог Твой вижду, Спасе мой…»

Черто́г Твой ви́жду, Спа́се мой, украше́нный, и оде́жды не и́мам, да вни́ду в онь: про­све­ти́ одея́ние души́ моея́, Светода́вче, и спа­си́ мя.

Пере­вод: Чер­тог Твой вижу я, Спа­си­тель мой, укра­шен­ным, но одеж­ды не имею, что­бы вой­ти в него. Сде­лай свет­лым оде­я­ние души моей, Пода­тель све­та, и спа­си меня.

Экса­по­сти­ла­рий поет­ся в пер­вые четы­ре дня Страст­ной сед­ми­цы. В этом пес­но­пе­нии мы испо­ве­ду­ем перед Гос­по­дом свое недо­сто­ин­ство, сокру­ша­ем­ся и пла­чем, подоб­но неве­сте, остав­лен­ной вне брач­но­го чертога.

«Егда славнии ученицы…»

Тро­парь, глас 8

Егда́ сла́внии ученицы́/ на умове́нии ве́чери просвеща́хуся,/ тогда́ Иу́да злочести́вый/ сребролю́бием неду́говав омрача́шеся,/ и беззако́нным судия́м Тебе́, Пра́веднаго Судию́, предае́т./ Виждь, име́ний рачи́телю,/ сих ра́ди удавле́ние употреби́вша!/ Бежи́, несы́тыя души́,/ Учи́телю такова́я дерзну́вшия;// И́же о всех Благи́й, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Пере­вод: Когда слав­ные уче­ни­ки при умо­ве­нии на вече­ре про­све­ща­лись, тогда Иуда нече­сти­вый, забо­лев­ший среб­ро­лю­би­ем, омра­чал­ся и без­за­кон­ным судьям Тебя, Пра­вед­но­го Судию, пре­да­ет. Смот­ри, люби­тель стя­жа­ний, на удав­ле­ние из-за них стя­жав­ше­го! Беги от нена­сыт­ной души, на такое про­тив Учи­те­ля дерз­нув­шей! Гос­по­ди, ко всем бла­гой, сла­ва Тебе!

Пес­но­пе­ние «Егда слав­нии уче­ни­цы…» поет­ся в Вели­кий Чет­верг и на утрене Вели­кой Пят­ни­цы. В тече­ние Вели­ко­го поста оно так­же чита­ет­ся в после­до­ва­нии ко Свя­то­му Причащению.

«Вечери Твоея тайныя…»

Тро­парь, глас 6

Ве́чери Тво­ея́ та́йныя днесь, Сы́не Бо́жий, прича́стника мя при­и­ми́; не бо враго́м Твои́м та́йну пове́м, ни лобза́ния Ти дам, я́ко Иу́да, но я́ко разбо́йник испове́даю Тя: помя­ни́ мя, Го́споди, во Ца́рствии Твое́м.

Пере­вод: Вече­ри Тво­ей таин­ствен­ной участ­ни­ком в сей день, Сын Божий, меня при­ми. Ибо не пове­даю я тай­ны вра­гам Тво­им, не дам Тебе поце­луя, тако­го, как Иуда. Но как раз­бой­ник испо­ве­даю Тебя: «Помя­ни меня, Гос­по­ди, в Цар­стве Твоём!»

Пес­но­пе­ние «Вече­ри Тво­ея тай­ныя…» поет­ся во Свя­той и Вели­кий Чет­верг вме­сто Херу­вим­ской песни.

«Днесь висит на древе…»

Анти­фон 15, глас 6

Днесь ви́сит на дре́ве, И́же на вода́х зе́млю пове́сивый: венце́м от те́рния облага́ется, И́же А́нгелов Царь: в ло́жную багряни́цу облача́ется, одева́яй не́бо о́блаки: зауше́ние прия́т, и́же во Иорда́не свободи́вый Ада­ма: гвоздь­ми́ пригвозди́ся Жени́х Церко́вный: копие́м прободе́ся Сын Де́вы. Покланя́емся страсте́м Твои́м, Хри­сте́. Покланя́емся страсте́м Твои́м, Хри­сте́. Покланя́емся страсте́м Твои́м, Хри­сте́: пока­жи́ нам и сла́вное Твое́ Воскресе́ние.

Пере­вод: Ныне висит на дре­ве Тот, Кто пове­сил зем­лю на водах; тер­но­вым вен­цом покры­ва­ет­ся Анге­лов Царь; в пор­фи­ру шутов­скую оде­ва­ет­ся Оде­ва­ю­щий небо обла­ка­ми; поще­чи­ны при­ни­ма­ет Осво­бо­див­ший (от гре­ха) Ада­ма в Иор­дане; гвоз­дя­ми при­би­ва­ет­ся Жених Церк­ви; копьем прон­за­ет­ся Сын Девы. Покло­ня­ем­ся стра­да­ни­ям Тво­им, Хри­сте, покло­ня­ем­ся стра­да­ни­ям Тво­им, Хри­сте, покло­ня­ем­ся стра­да­ни­ям Тво­им, Хри­сте, пока­жи нам и все­слав­ное Твое Воскресение.

«Днесь висит на дре­ве…» — пес­но­пе­ние утре­ни Вели­кой Пят­ни­цы, име­ю­щей осо­бое назва­ние: После­до­ва­ние Свя­тых и спа­си­тель­ных Стра­стей Гос­по­да наше­го Иису­са Христа.

«Разбойника благоразумнаго…»

Экса­по­сти­ла­рий

Разбо́йника благоразу́мнаго, во еди́ном часе́ ра́еви сподо́бил еси́, Го́споди, и мене́ дре́вом кре́стным про­све­ти́, и спа­си́ мя.

Пере­вод: Раз­бой­ни­ка бла­го­ра­зум­но­го в тот же день Ты рая удо­сто­ил, Гос­по­ди. И меня дре­вом Крест­ным про­све­ти и спа­си меня.

Бла­го­ра­зум­ный раз­бой­ник — один из двух раз­бой­ни­ков, рас­пя­тых на Гол­го­фе рядом с Иису­сом Хри­стом, рас­ка­яв­ший­ся, уве­ро­вав­ший во Хри­ста, сми­рен­но выра­зив­ший перед Ним свою веру и полу­чив­ший от Него обе­то­ва­ние, что «ныне же» будет пре­бы­вать с Ним в раю. Пока­я­ние бла­го­ра­зум­но­го раз­бой­ни­ка вос­по­ми­на­ет­ся в пес­но­пе­нии на утрене Вели­кой Пят­ни­цы при чте­нии Две­на­дца­ти Евангелий.

«Благообразный Иосиф…»

Тро­парь, глас 2

Благообра́зный Ио́сиф,/ с дре́ва снем пречи́стое Те́ло Твое́,/ плащани́цею чи́стою обви́в,// и воня́ми во гро́бе но́ве покры́в положи́.

Пере­вод: Бла­го­род­ный Иосиф, с дре­ва (с Кре­ста) сняв пре­чи­стое тело Твое, чистым полот­ном обвив и пома­зав бла­го­во­ни­я­ми, в гроб­ни­це новой положил.

Иосиф Ари­ма­фей­ский, о кото­ром гово­рит­ся в тро­па­ре, был бога­тым иуде­ем, чле­ном синед­ри­о­на и тай­ным уче­ни­ком Хри­ста. После смер­ти Спа­си­те­ля Иосиф испро­сил Его тело у Пила­та для погре­бе­ния. Когда поз­во­ле­ние было полу­че­но, вме­сте с Нико­ди­мом он снял тело Спа­си­те­ля с кре­ста, обвил его пла­ща­ни­цей, с бла­го­во­ни­я­ми, как обык­но­вен­но погре­ба­ли иудеи, и поло­жил в новом гро­бе, недав­но высе­чен­ном в ска­ле в его саду, при­ва­лив боль­шой камень к две­ри гроба.
Тро­парь «Бла­го­об­раз­ный Иосиф» поет­ся во вре­мя выно­са Пла­ща­ни­цы на вечерне Вели­кой Пят­ни­цы и на утрене Вели­кой Суб­бо­ты (совер­ша­ет­ся вече­ром в Вели­кую Пятницу).

«Да молчит всякая плоть человеча…»

Тро­парь, глас 8

Да молчи́т вся́кая плоть челове́ча, и да стои́т со стра́хом и тре́петом, и ничто́же земно́е в себе́ да помышля́ет: Царь бо Ца́рствующих и Госпо́дь госпо́дствующих прихо́дит закла́тися и да́тися в снедь ве́рным. Предхо́дят же сему ли́цы А́нгельстии со вся́ким Нача́лом и Вла́стию, многоочи́тии Херуви́ми и шестокрила́тии Серафи́ми, ли́ца закрыва́юще и вопию́ще песнь: Аллилу́иа, Аллилу́иа, Аллилу́иа.

Пере­вод: Да умолк­нет вся­кая плоть чело­ве­че­ская, и да сто­ит со стра­хом и тре­пе­том, и ни о чем зем­ном в себе да не помыш­ля­ет, ибо Царь цар­ству­ю­щих и Гос­подь гос­под­ству­ю­щих при­хо­дит заклать­ся и дать Себя в пищу вер­ным. Пред Ним шеству­ют сон­мы Анге­лов со вся­ким их началь­ством и вла­стью, мно­го­окие Херу­ви­мы и шести­кры­лые Сера­фи­мы, закры­вая лица и воз­гла­шая песнь: Алли­лу­ия, Алли­лу­ия, Аллилуия.

Во Свя­тую и Вели­кую Суб­бо­ту на Литур­гии, вме­сто Херу­вим­ской пес­ни, поют «Да мол­чит вся­кая плоть человеча».

«Не рыдай Мене, Мати…»

Ирмос, глас 6

Не рыда́й Мене́, Ма́ти, зря́щи во гро́бе, Его́же во чре́ве без се́мене зача­ла́ еси́ Сы́на: воста́ну бо и просла́влюся, и воз­не­су́ со сла́вою непреста́нно я́ко Бог, ве́рою и любо́вию Тя велича́ющыя.

Пере­вод: Не рыдай надо Мною, Матерь, видя, что Тот Самый Сын, Кото­ра­го Ты без семе­ни зача­ла во чре­ве, во гро­бе: вот Я вос­ста­ну и про­слав­люсь и, как Бог, пре­воз­не­су навсе­гда и во сла­ве тех, кото­рые с верою и любов­но про­слав­ля­ют Тебя

Ирмос 9‑й пес­ни кано­на утре­ни «Не рыдай Мене, Мати» поет­ся как задо­стой­ник на Литур­гии в Вели­кую Субботу.

«Приидите, ублажим Иосифа приснопамятнаго…»

Сти­хи­ра на цело­ва­ние Пла­ща­ни­цы

Прииди́те, ублажи́м Ио́сифа приснопа́мятнаго, в нощи́ к Пила́ту прише́дшаго и Живо­та́ всех испроси́вшаго: даждь ми Сего стра́ннаго, Иже не име­ет где гла­вы́ подклони́ти; даждь ми Сего стра́ннаго, Его́же уче­ник лука́вый на смерть пре­да­де́; даждь ми Сего стра́ннаго, Его́же Ма́ти зря́щи на кре­сте́ ви́сяща, рыда́ющи вопия́ше и ма́терски восклица́ше: увы Мне, Ча́до Мое! Увы Мне, Све́те Мой и утро́ба Моя возлю́бленная! Симео́ном бо предрече́нное в церк­ви днесь собы́стся: Мое серд­це ору­жие про́йде, но в радость Вос­кре­се­ния Тво­е­го плач пре­ло­жи́. Покланя́емся страсте́м Тво­им, Хри­сте, покланя́емся страсте́м Тво­им, Хри­сте, покла­ня­ем­ся страсте́м Тво­им, Хри­сте, и Свя­то­му Воскресению.

Пере­вод: При­ди­те, про­сла­вим Иоси­фа, наве­ки памят­но­го, ночью к Пила­ту при­шед­ше­го и Жизнь всех испро­сив­ше­го: «Отдай мне Сего Стран­ни­ка, Кото­рый не име­ет, где гла­ву при­к­ло­нить; отдай мне Сего Стран­ни­ка, Кото­ро­го уче­ник ковар­ный пре­дал на смерть; отдай мне Сего Стран­ни­ка, Кото­ро­го Матерь, видя вися­щим на Кре­сте, с рыда­ни­я­ми взы­ва­ла и по-мате­рин­ски вос­кли­ца­ла: «Увы Мне, Дитя Мое! Увы Мне, Свет Мой и Жизнь Моя воз­люб­лен­ная! Ибо пред­ска­зан­ное в хра­ме Симео­ном в сей день сбы­лось: Мое серд­це меч прон­зил, но в радость о вос­кре­се­нии Тво­ем плач пре­тво­ри!» Покло­ня­ем­ся стра­да­ни­ям Тво­им, Хри­сте. Покло­ня­ем­ся стра­да­ни­ям Тво­им, Хри­сте. Покло­ня­ем­ся стра­да­ни­ям Тво­им, Хри­сте, и свя­то­му воскресению!

При пении этой сти­хи­ры люди под­хо­дят при­ло­жить­ся к Пла­ща­ни­це в Вели­кую Пят­ни­цу. В пес­но­пе­нии вспо­ми­на­ет­ся тай­ный уче­ник Хри­ста Иосиф Ари­мо­фей­ский, кото­рый после смер­ти Спа­си­те­ля пошел к Пила­ту и попро­сил у него Тело Гос­по­да, кото­рое затем пре­дал погре­бе­нию вме­сте с пра­вед­ным Нико­ди­мом, тоже тай­ным Его уче­ни­ком. Они сня­ли с Кре­ста Тело Спа­си­те­ля, обер­ну­ли пла­ща­ни­цей и поло­жи­ли в новом гро­бе, в кото­ром никто ранее не был погре­бен (этот гроб свя­той Иосиф при­го­то­вил зара­нее для себя) в Геф­си­ман­ском саду, в при­сут­ствии Бого­ма­те­ри и свя­тых жен-мироносиц.

«Воскресни, Боже…»

Вос­крес­ни́, Бо́же, суди́ зем­ли́, я́ко Ты насле́диши во всех язы́цех.

Пере­вод: Вос­стань, Боже, суди зем­лю, ибо Ты полу­чишь удел во всех народах!

«Вос­крес­ни, Боже, суди зем­ли…» — этот текст из 81-го псал­ма мы слы­шим в Вели­кую суб­бо­ту на литур­гии, в послед­ний день перед Пас­хой. Во вре­мя этой молит­вы свя­щен­но­слу­жи­те­ли пере­об­ла­ча­ют­ся из чер­ных вели­ко­пост­ных обла­че­ний в белые. Это озна­ча­ет, что мы уже зна­ем о побе­де над смер­тью, раду­ем­ся тихой радо­стью в ожи­да­нии Вос­кре­се­ния Христова.

Великая Суббота Страстной седмицы Великого поста

Сия суббота есть преблагословенная, в ней же Христос уснув воскреснет тридневен.
Заключительная строка кондака и икоса

В Великую субботу Православная Церковь воспоминает телесное погребение Иисуса Христа и сошествие Его во ад.

Снятие с креста. Мозаика храма Воскресения Христова в Иерусалиме. Фото: А.Поспелов / Православие.Ru

Первосвященники и фарисеи знали, что Иисус Христос предрекал о Своем воскресении, но не веря сему предсказанию и опасаясь, чтобы Апостолы не похитили Тела Иисуса Христа и не сказали народу: воскрес из мертвых, – в субботу выпросили у Пилата военную стражу, приставили ко гробу и самый гроб запечатали (Мф. 27, 57-66; Ин. 19, 39-42) и тем доставили истине новое подтверждение.

Святитель Иоанн Златоуст пишет: «Христос положен был в новом гробе, в котором никто прежде не был положен, чтобы воскресение не могло быть приписано кому-нибудь другому, вместе с Ним лежащему; чтобы ученики, по близости этого места, легко могли придти и быть зрителями случившегося и чтобы свидетелями погребения были не только они, но и враги. То, что положены были печати на гроб и приставлена стража из воинов, это действительно, с их стороны было свидетельством погребения, так как Христос хотел, чтобы и погребение Его было не менее достоверно, чем воскресение. Потому-то и ученики ревностно стараются доказать, что Он действительно умер. Воскресение Его было подтверждаемо всем последующим временем: между тем, если бы смерть Его в то время была скрыта и не сделалась совершенно известною, то это могло бы повредить слову о воскресении».

Положение во гроб. Мозаика храма Воскресения Христова в Иерусалиме. Фото: А.Поспелов / Православие.Ru

Все дни превосходит святая Четыредесятница, но больше Четыредесятницы святая и Великая Седмица (Страстная) и больше самой седмицы Страстной есть Великая и святая Суббота. Ибо как в первом миротворении Бог, создав все твари и в шестой день окончательно сотворив человека, в седьмой день почил от всех дел Своих, и освятил его, наименовав субботою, то есть покоем: так и в делании умного творения, совершив все (дело искупления), и в шестой день – пяток, паки возсоздавши истлевшего грехом человека и обновив его живоносным крестом и смертью, в настоящий седьмой день Господь успокоился, уснув животоестественным и спасительным сном. Бог Слово плотию снисходит во гроб, снисходит же и во ад (1 Петр. 3, 19-20) с естественною и Божественною душою, через смерть отделившеюся от тела и преданною им в руки Отца, Которому Он принес и Кровь Свою, сделавшеюся нашим избавлением. Но душа Господня во аде не была удержана, подобно душам святых, ибо она не подлежала прародительской клятве. Вселился Господь наш Иисус Христос во гробе телесно и с Божеством, соединившимся с плотию; но в то же время Он был и в раю с разбойником и, как прежде сказано, во аде с обнаженною Своею душою, преестественно же был яко Бог неописанный, неограниченный. Испытало Господне тело и тление, то есть разрешение души от тела, но не разрушение плоти и членов и совершенную порчу их. Святое тело Господне Иосиф, сняв с древа, погребает в новом гробе и в вертограде, над входом гроба полагает весьма великий камень. Отселе ад содрогается и изумевается, ощутив могущественнейшую силу; и в скором времени он, неправедно поглотивший, изрыгает и Христа, – твердейший и краеугольный камень, и тех, коих заключал во чреве своем, как снедь и наслаждение для себя.

Сошествие во ад

На утрени Великой Субботы, после Великого славословия, Плащаница при пении «Святый Боже…» выносится священнослужителями из храма на главе, при участии народа, и обносится вокруг храма в воспоминание сошествия Иисуса Христа во ад и победы Его над адом и смертью. Затем, по внесению Плащаницы во храм, она подносится к открытым Царским Вратам, в знамение того, что Спаситель неразлучно пребывает с Богом Отцом и что Он Своими страданиями и смертью снова отверз нам двери рая.

По окончании Литургии бывает благословение хлебов и вина, а в большинстве храмов происходит освящение куличей, пасох и яиц.

В двенадцатом часу ночи совершается полунощница, на которой поется канон Великой Субботы. В конце полунощницы священнослужители молча переносят Плащаницу с середины храма в алтарь Царскими Вратами и кладут ее на Престол, где она остается до праздника Вознесения Господня, в память сорокадневного пребывания Иисуса Христа на земле по Воскресении Его из мертвых.

В исследовании Православной веры, кн. 3, гл. 28

Песнопения из службы в субботу Страстной седмицы Великого Поста

Тропарь: Благообразный Иосиф, с древа снем Пречистое тело Твое, плащаницею чистою обвив, и вонями во гробе нове покрыв положи.«Благообразный Иосиф, сняв с креста пречистое Твое Тело, обвил плащаницей и благоуханиями умастив, положил в новом гробе».
Тропарь: Егда снизшел еси к смерти, Животе Безсмертный, тогда ад умертвил еси блистнием Божества. Егда же и умершия от преисподних воскресил еси, вся Силы небесныя взываху: Жизнодавче Христе Боже наш, слава Тебе.«Когда Ты вкусил смерти, о Жизнь бессмертная, тогда Ты Своим Божественным светом умертвил ад. Когда же Ты воскресил мертвых в преисподней, все Небесные Силы воззвали: Жизнодавец Христе Боже наш, слава Тебе!»
Тропарь: Мироносицам женам, при гробе представ Ангел вопияше: мира мертвым суть прилична, Христос же истления явися чужд.«Ангел, представ женам-мироносицам у гроба, воскликнул: миро требуется мертвым, а Христос не подвергся тлению».

Евангелие от Матфея

По прошествии же субботы, на рассвете первого дня недели, пришла Мария Магдалина и другая Мария посмотреть гроб.

И вот, сделалось великое землетрясение, ибо Ангел Господень, сошедший с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба и сидел на нем; вид его был, как молния, и одежда его бела, как снег; и устрашившись его, стрегущие пришли в трепет и стали, как мертвые;

Ангел же, обратив речь к женщинам, сказал: не бойтесь, ибо знаю, что вы ищите Иисуса распятого: Его нет здесь – Он воскрес, как сказал. Подойдите, посмотрите место, где лежал Господь, и пойдите скорее, скажите ученикам Его, что Он воскрес из мертвых и предваряет вас в Галилее; там Его увидите. Вот я сказал вам. И, выйдя поспешно из гроба, они со страхом и радостью великою побежали возвестить ученикам Его.

Когда же шли они возвестить ученикам Его, и се Иисус встретил их и сказал: радуйтесь! И они , приступив, ухватились за ноги Его и поклонились Ему. Тогда говорит им Иисус: не бойтесь; пойдите, возвестите братьям Моим, чтобы шли в Галилею, и там они увидят Меня. Когда же они шли, то некоторые из стражи, войдя в город, объявили первосвященникам от всем бывшем. И сии, собравшись со старейшинами и сделав совещание, довольно денег дали воинам, и сказали: скажите, что ученики Его, придя ночью, украли Его, когда мы спали; и, если слух об этом дойдет до правителя, мы убедим его, и вас от неприятности избавим. Они, взяв деньги, поступили, как научены были; и пронеслось слово сие между иудеями до сего дня.

Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус, и, увидев Его, поклонились Ему, а иные усомнились. И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь.

Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним.
Рим. 6, 8

Вот слова святого Апостола Павла, которые мы слышали с вами мои возлюбленные во Христе братья и сестры, сегодня за Божественной Литургией во время апостольского чтения. Спасительно нам прежде всего знать, что значит умереть со Христом.

Конечно, здесь разумеется смерть не телесная, ибо Апостол употребил слово умерли в отношении к людям живым, а смерть для мира, то есть для страстей. Об этом тот же Апостол говорит в послании к Галатам: те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями (Гал. 5, 24). Ясно отсюда, что мы умрем со Христом только в том случае, если умертвим свои страсти чревоугодия, блуда, сребролюбия, гнева, печали, уныния, тщеславия и гордости. А умерщвление страстей есть подвиг, который можно назвать добровольным мученичеством. Так учил и святой Феодор Студит, говоря, что иноки каждый день умирают через отсечение своей страстной, греховной воли. Поэтому они наследуют мученические венцы, как и святые мученики.

Христос во гробе

Правда, эти святоотеческие слова сказаны были инокам. Но мученическая борьба со страстями, по мысли Апостола Павла, неизбежна в жизни всех, которые стремятся быть Христовыми. Да и как может быть иначе, когда Господь заповедал всем своим последователям узкий и тернистый путь, говоря: и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня (Мф. 10, 38). Таким образом, чтобы жить со Христом, надо сначала умереть с Ним, то есть умертвить свои страсти.

Что же значит: жить со Христом? – Жить со Христом, значит, находиться с Ним в единении. А единение со Христом есть ничто иное, как наша любовь к Нему, стремление нашего сердца всегда помышлять о Нем, всегда молитвенно беседовать с Ним и творить одно только Ему угодное. Любовь ко Христу, как учит Сам Господь, есть, в своей сущности, исполнение нами Его Божественных заповедей: Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди (Ин. 14, 15). Поэтому мы будем исполнять Его заповеди.

Мы будем жить со Христом, если в нашей жизни будет проявляться плод исполнения нами всех Его заповедей, то есть Божественная радость Христа, о которой Он говорит: Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей… радость Моя в вас пребудет, и радость ваша будет совершенна (Ин. 15, 10-11).

Эта радость Христа в особенности, как нигде, подается всем истинным Его последователям в Таинстве святого Причащения. Делая нас едино с Богом по благодати, сие Таинство дает нам еще в земной жизни небесное, райское блаженство. И если мы не испытываем от святого Причастия того блаженства, которое ощущали святые угодники Божии, то только в силу того, что плохо исполняем спасительные заповеди, не хотим расстаться со своими страстями и их в себе не умерщвляем.

Поэтому будем, мои возлюбленные о Христе чада, иметь своею главною заботою твердую решимость бороться со страстями до их умерщвления. Тогда мы будем жить со Христом, то есть исполнять неуклонно все Его заповеди, и обладать еще здесь, на земле, плодом их – Божественной радостью, черпая ее из многих благодатных источников нашей Православной Церкви и, в особенности, в Таинстве святой Евхаристии.

Читайте также  Молитва домовому при переезде

Во всей же полноте эту радость за умерщвление своих страстей и исполнение Божественных заповедей мы будем испытывать в загробной жизни, когда соединимся на веки с умершим за нас и воскресшим Господом для нескончаемого блаженства в Его Небесном Царстве, чего да сподобит нас Господь по Своей неизреченной милости к нам грешным. Аминь.

Песнопения Великой Субботы

Стихиры самогласны.

Глас 1: Вся тварь изменя́шеся стра́хом, / зря́щи Тя на Кресте́ ви́сима, Христе́: / со́лнце омрача́шеся, и земли́ основа́ния сотряса́хуся, / вся сострада́ху Созда́вшему вся. / Во́лею нас ра́ди претерпе́вый / Го́споди, сла́ва Тебе́.

Глас 2: Лю́дие злочести́вии и беззако́ннии, / вску́ю поуча́ются тще́тным? / Вску́ю Живота́ всех на смерть осуди́ша? / Ве́лие чу́до, / я́ко Созда́тель ми́ра в ру́ки беззако́нных предае́тся, / и на дре́во возвыша́ется Человеколю́бец, / да я́же во а́де у́зники свободи́т, зову́щия: / долготерпели́ве Го́споди, сла́ва Тебе́.

Днесь зря́щи Тя Непоро́чная Де́ва, / на Кресте́, Сло́ве, возвыша́ема, / рыда́ющи ма́тернею утро́бою, / уязвля́шеся се́рдцем го́рце, / и стеня́щи боле́зненно из глубины́ души́, / лице́ со власы́ терза́ющи. / Те́мже и пе́рси бию́щи, взыва́ше жа́лостно: / увы́ Мне, Боже́ственное Ча́до! / Увы́ Мне, Све́те ми́ра! / Что заше́л еси́ от о́чию Мое́ю, А́гнче Бо́жий? / Те́мже во́инства безпло́тных, / тре́петом содержи́ми бя́ху, глаго́люще: / Непостижи́ме Го́споди, сла́ва Тебе́.

На дре́ве ви́дящи ви́сима, Христе́, / Тебе́ всех Зижди́теля и Бо́га, / безсе́менно Ро́ждшая Тя вопия́ше го́рько: / Сы́не Мой, где добро́та за́йде зра́ка Твоего́? / Не терплю́ зре́ти Тя непра́ведно распина́ема. / Потщи́ся у́бо, воста́ни, я́ко да ви́жу и Аз / Твое́ из ме́ртвых тридне́вное Воскресе́ние.

Глас 6: Днесь Влады́ка тва́ри предстои́т Пила́ту, / и Кресту́ предае́тся Зижди́тель всех, / я́ко а́гнец приводи́мь Свое́ю во́лею. / Гвоздьми́ пригвожда́ется, и в ре́бра пробода́ется, / и гу́бою напоя́ется ма́нну одожди́вый, / по лани́те зауша́ется Изба́витель ми́ра, / и от Свои́х раб поруга́ется Созда́тель всех. / О Влады́чняго Человеколю́бия! / О распина́ющих моля́ше Своего́ Отца́, глаго́ля: О́тче, / оста́ви им грех сей, / не ве́дят бо, беззако́ннии, / что непра́ведное содева́ют.

Слава, глас тойже: О ка́ко беззако́нное со́нмище, / Царя́ тва́ри осуди́ на смерть, / не устыде́вся благодея́ния, / я́же воспомина́я предутвержда́ше, глаго́ля к ним: / лю́дие Мои́, что сотвори́х вам? / Не чуде́с ли испо́лних Иуде́ю? / Не мертвецы́ ли воскреси́х еди́нем сло́вом? / Не вся́кую ли боле́знь исцели́х и неду́г? / Что у́бо Ми воздаете́? / Вску́ю не по́мните Мя? / За исцеле́ния ра́ны Мне наложи́вше, / за живо́т умерщвля́юще, / ве́шающе на дре́ве, я́ко злоде́я, Благоде́теля, / я́ко беззако́нна, Законода́вца, / я́ко осужде́нна, всех Царя́. / Долготерпели́ве Го́споди, сла́ва Тебе́.

И ныне, глас тойже: Стра́шное и пресла́вное та́инство днесь де́йствуемо зри́тся: / неосяза́емый удержава́ется, / вя́жется, разреша́яй Ада́ма от кля́твы, / испыту́яй сердца́ и утро́бы, непра́ведно испыту́ется, / в темни́це затворя́ется, И́же бе́здну затвори́вый, / Пила́ту предстои́т, Ему́же тре́петом предстоя́т небе́сныя си́лы, / зауша́ется руко́ю созда́ния Созда́тель, / на дре́во осужда́ется, судя́й живы́м и ме́ртвым, / во гро́бе заключа́ется Разори́тель а́да. / И́же вся терпя́й милосе́рдно / и всех спасы́й от кля́твы, / Незло́биве Го́споди, сла́ва Тебе́.

Стихиры, Глас 2:

Егда́ от дре́ва Тя ме́ртва, / Аримафе́й снят всех Живота́, / сми́рною и плащани́цею Тя, Христе́, обви́в, / и любо́вию подвиза́шеся, / се́рдцем и устна́ми / Те́ло нетле́нное Твое́ облобыза́ти. / Оба́че одержи́мь стра́хом, / ра́дуяся, вопия́ше Ти: / сла́ва снизхожде́нию Твоему́, Человеколю́бче.

Стих: Госпо́дь воцари́ся, в ле́поту облече́ся.

Егда́ во гро́бе но́ве / за всех положи́лся еси́, Изба́вителю всех, / ад всесмехли́вый, ви́дев Тя, ужасе́ся, / вереи́ сокруши́шася, сломи́шася врата́, / гро́би отверзо́шася, / ме́ртвии воста́ша, / тогда́ Ада́м, благода́рственно ра́дуяся, / вопия́ше Тебе́: / сла́ва снизхожде́нию Твоему́, Человеколю́бче.

Стих: И́бо утверди́ вселе́нную, я́же не подви́жится.

Егда́ во гро́бе пло́тски / хотя́ заключи́лся еси́, / И́же естество́м Божества́ / пребыва́яй Неопи́санный и Неопределе́нный, / сме́рти заключи́л еси́ сокро́вища, / и а́дова вся истощи́л еси́, Христе́, ца́рствия, / тогда́ и суббо́ту сию́, / Боже́ственнаго благослове́ния и сла́вы, / и Твоея́ све́тлости сподо́бил еси́.

Стих: До́му Твоему́ подоба́ет святы́ня, Го́споди, в долготу́ дний.

Егда́ си́лы зря́ху Тя, Христе́, / я́ко преле́стника от беззако́нных оклевета́ема, / ужаса́хуся неизглаго́ланному долготерпе́нию Твоему́, / и ка́мень гро́ба рука́ми запеча́танный, / и́миже Твоя́ нетле́нная ре́бра прободо́ша. / Оба́че на́шему спасе́нию / ра́дующеся вопия́ху Ти: / сла́ва снизхожде́нию Твоему́, / Человеколю́бче.

Слава, и ныне, глас 5: Тебе́ оде́ющагося све́том, я́ко ри́зою, / снем Ио́сиф с дре́ва с Никоди́мом / и, ви́дев ме́ртва на́га непогребе́на, / благосе́рдный плач восприи́м, / рыда́я, глаго́лаше: / увы́ мне, Сладча́йший Иису́се! / Его́же вма́ле со́лнце на Кресте́ ви́сима узре́вшее / мра́ком облага́шеся, / и земля́ стра́хом колеба́шеся, / и раздира́шеся церко́вная заве́са, / но се ны́не ви́жу Тя, / мене́ ра́ди во́лею подъе́мша смерть. / Ка́ко погребу́ Тя, Бо́же мой, / или́ ка́кою плащани́цею обвию́? / Ко́има ли рука́ма прикосну́ся нетле́нному Твоему́ Те́лу? / Или́ ки́я пе́сни воспою́ Твоему́ исхо́ду, Ще́дре? / Велича́ю Стра́сти Твоя́, / песносло́влю и погребе́ние Твое́ со Воскресе́нием, зовы́й: / Го́споди, сла́ва Тебе́.

Тропарь, глас 2:

Благообра́зный Ио́сиф, / с Дре́ва снем Пречи́стое Те́ло Твое́, / плащани́цею чи́стою обви́в и воня́ми, / во гро́бе но́ве покры́в положи́.

Слава: Егда́ снизше́л еси́ к сме́рти, Животе́ Безсме́ртный, / тогда́ ад умертви́л еси́ блиста́нием Божества́. / Егда́ же и уме́ршия от преиспо́дних воскреси́л еси́, / вся Си́лы Небе́сныя взыва́ху: / Жизнода́вче, Христе́ Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

И ныне: Мироно́сицам жена́м при гро́бе предста́в, А́нгел вопия́ше: / ми́ра ме́ртвым суть прили́чна, / Христо́с же истле́ния яви́ся чуждь.

Седален дне, глас 1.

Плащани́цею чи́стою и арома́ты Боже́ственными / Те́ло Честно́е, испроси́в у Пила́та миропомазу́ет, / и полага́ет Ио́сиф в но́вом гро́бе. / Те́мже ура́нше мироно́сицы жены́, возопи́ша: / покажи́ нам, я́коже предре́кл еси́, Христе́, Воскресе́ние.

Слава: Покажи́ нам, я́коже предре́кл еси́, Христе́, Воскресе́ние.

И ныне: Ужасо́шася ли́цы А́нгельстии, / зря́ще Седя́щаго в не́дрех О́тчих: / ка́ко во гроб полага́ется, я́ко мертв, Безсме́ртный! / Его́же чи́ни А́нгельстии окружа́ют / и сла́вят с ме́ртвыми во а́де, / я́ко Зижди́теля и Го́спода.

Седален, глас 1:

Гроб Твой, Спа́се, во́ини стрегу́щии, / ме́ртви от облиста́ния я́вльшагося А́нгела бы́ша, / пропове́дающа жена́м Воскресе́ние. / Тебе́ сла́вим, тли потреби́теля! / Тебе́ припа́даем, Воскре́сшему из гро́ба, / и Еди́ному Бо́гу на́шему!

Кондак, глас 6:

Бе́здну заключи́вый мертв зри́тся, / и сми́рною и плащани́цею обви́вся, / во гро́бе полага́ется, я́ко сме́ртный, Безсме́ртный, / жены́ же приидо́ша пома́зати Его́ ми́ром, / пла́чущия го́рько и вопию́щия: / сия́ суббо́та есть преблагослове́нная, / в не́йже Христо́с усну́в, воскре́снет тридне́вен.

Содержа́й вся на Крест вознесе́ся, / и рыда́ет вся тварь, Того́ ви́дящи на́га ви́сяща на дре́ве, / со́лнце лучи́ сокры́ и зве́зды отложи́ша свет, / земля́ же со мно́гим стра́хом поколеба́ся и мо́ре побеже́, / и ка́мение распаде́ся, гро́би же мно́ги отверзо́шася, / и телеса́ воста́ша святы́х муже́й. / Ад ни́зу сте́нет, / и иуде́е сове́туют оклевета́ти Христо́во Воскресе́ние. / Жены́ же взыва́ют: / сия́ суббо́та есть преблагослове́нная, / в не́йже Христо́с усну́в, воскре́снет тридне́вен.

Стихиры, глас 2:

Днесь содержи́т гроб Содержа́щаго дла́нию тварь, / покрыва́ет ка́мень Покры́вшаго доброде́телию небеса́, / спит Живо́т и ад трепе́щет, / и Ада́м от уз разреша́ется. / Сла́ва Твоему́ смотре́нию, / и́мже соверши́в все упокое́ние ве́чное, / дарова́л еси́ нам, Бо́же, / всесвято́е из ме́ртвых Твое́ Воскресе́ние.

Что зри́мое виде́ние? / Ко́е настоя́щее упокое́ние? / Царь веко́в, И́же стра́стию соверши́в смотре́ние, / во гро́бе суббо́тствует, но́вое нам подая́ суббо́тство. / Тому́ возопии́м: / воскресни́ Бо́же, судя́й земли́, / я́ко Ты ца́рствуеши во ве́ки, / неизме́рную име́яй ве́лию ми́лость.

Прииди́те ви́дим Живо́т наш во гро́бе лежа́щь, / да во гробе́х лежа́щия оживи́т. / Прииди́те днесь И́же из Иу́ды спя́ща зря́ще, / проро́чески Ему́ возопии́м: / возле́г усну́л еси́ я́ко лев, / кто воздви́гнет Тя, Царю́? / Но воста́ни самовла́стно, / да́вый Себе́ о нас во́лею, / Го́споди, сла́ва Тебе́.

Глас 6: Проси́ Ио́сиф те́ло Иису́сово, / и положи́ е́ в но́вем свое́м гро́бе, / подоба́ше бо Ему́ из гро́ба, / я́ко из черто́га проити́. / Сокруши́вый держа́ву сме́рти, / и отве́рзый врата́ ра́йская челове́ком, / Го́споди, сла́ва Тебе́.

Слава и ныне, глас 6: Дне́шний день та́йно вели́кий Моисе́й / прообразова́ше, глаго́ля: / и благослови́ Бог день седьмы́й, / сия́ бо есть благослове́нная суббо́та. / Сей есть упокое́ния день, / во́ньже почи́ от всех дел Свои́х Единоро́дный Сын Бо́жий, / смотре́нием е́же на смерть, пло́тию суббо́тствовав, / и во е́же бе, па́ки возвра́щься Воскресе́нием, / дарова́ нам живо́т ве́чный, / я́ко Еди́н Благ и Человеколю́бец.

Стихира, глас 5:

Прииди́те, ублажи́м Ио́сифа приснопа́мятнаго, / в нощи́ к Пила́ту прише́дшаго, / и Живота́ всех испроси́вшаго: / даждь ми Сего́, Стра́ннаго, / И́же не име́ет где главы́ подклони́ти; / даждь ми Сего́, Стра́ннаго, Его́же учени́к лука́вый на смерть предаде́; / даждь ми Сего́, Стра́ннаго, / Его́же Ма́ти зря́щи на Кресте́ ви́сяща, / рыда́ющи вопия́ше, / и ма́терски восклица́ше: / увы́ Мне, Ча́до Мое́! / Увы́ Мне, Све́те Мой, / и утро́ба Моя́ возлю́бленная! / Симео́ном бо предрече́нное в це́ркви днесь собы́сться, / Мое́ се́рдце ору́жие про́йде, / но в ра́дость Воскресе́ния Твоего́ / плач преложи́. / Покланя́емся Страсте́м Твои́м, Христе́, / покланя́емся Страсте́м Твои́м, Христе́, / покланя́емся Страсте́м Твои́м, Христе́, / и Свято́му Воскресе́нию.

Великия Субботы стихиры, глас 8:

Днесь ад стеня́ вопие́т: / у́не мне бя́ше, а́ще бых от Мари́и Ро́ждшагося не прия́л; / прише́д бо на мя, держа́ву мою́ разруши́, / врата́ ме́дная сокруши́; / ду́ши, я́же содержа́х пре́жде, Бог сый воскреси́. / Сла́ва, Го́споди, Кресту́ Твоему́ и Воскресе́нию Твоему́.

Днесь ад стеня́ вопие́т: / разруши́ся моя́ власть, / прия́х Ме́ртваго я́ко еди́наго от уме́рших, / Сего́ бо держа́ти отню́д не могу́, / но погубля́ю с Ним, и́миже ца́рствовах, / аз име́х мертвецы́ от ве́ка, / но Сей [се] всех воздвиза́ет. / Сла́ва, Го́споди, Кресту́ Твоему́ и Воскресе́нию Твоему́.

Днесь ад стеня́ вопие́т: / поже́рта моя́ бысть держа́ва, / Па́стырь распя́тся и Ада́ма воскреси́, / и́миже ца́рствовах, лиши́хся, / и я́же пожро́х возмоги́й, всех изблева́х. / Истощи́ гро́бы Распны́йся, / изнемога́ет сме́ртная держа́ва. / Сла́ва, Го́споди, Кресту́ Твоему́ и Воскресе́нию Твоему́.

Слава, глас 6: Дне́шний день та́йно вели́кий Моисе́й прообразова́ше, глаго́ля: / и благослови́ Бог день седьмы́й. / Сия́ бо есть благослове́нная Суббо́та, / сей есть упокое́ния день, / во́ньже почи́ от всех дел Свои́х, Единоро́дный Сын Бо́жий, / смотре́нием е́же на смерть, пло́тию суббо́тствовав, / и во е́же бе, па́ки возвра́щься воскресе́нием, / дарова́ нам живо́т ве́чный, / я́ко Еди́н Благ и Человеколю́бец.

И ныне, Богородичен, глас 1: Всеми́рную сла́ву / от челове́к прозя́бшую, / и Влады́ку ро́ждшую, / небе́сную дверь / воспои́м Мари́ю Де́ву, / безпло́тных песнь и ве́рных удобре́ние. / Сия́ бо яви́ся не́бо и храм Божества́. / Сия́ прегражде́ние вражды́ разруши́вши, / мир введе́ и Ца́рствие отве́рзе. / Сию́ у́бо иму́ще ве́ры утвержде́ние, / побо́рника и́мамы из Нея́ ро́ждшагося Го́спода. / Дерза́йте у́бо, дерза́йте, лю́дие Бо́жии, / и́бо Той победи́т враги́ я́ко Всеси́лен.

Вместо же Херувимския песни поется настоящий тропарь, глас 8:

Да молчи́т вся́кая плоть челове́ча, / и да стои́т со стра́хом и тре́петом, / и ничто́же земно́е в себе́ да помышля́ет. / Царь бо ца́рствующих, и Госпо́дь госпо́дствующих, / прихо́дит закла́тися и да́тися в снедь ве́рным. / Предхо́дят же Сему́ ли́цы А́нгельстии / со вся́ким Нача́лом и Вла́стию, / многоочи́тии Херуви́ми, / и шестокрила́тии Серафи́ми, / ли́ца закрыва́юще и вопию́ще песнь: / аллилу́иа, аллилу́иа, аллилу́иа.

Вместо Достойна, поем ирмос, глас 6:

Не рыда́й Мене́, Ма́ти, / зря́щи во гро́бе, / Его́же во чре́ве без се́мене зачала́ еси́ Сы́на: / воста́ну бо и просла́влюся / и вознесу́ со сла́вою непреста́нно, я́ко Бог, / ве́рою и любо́вию Тя велича́ющия.

На песнопение «Благообразный Иосиф, с древа снем Пречистое Тело Твое»

Слово 112

В Великую Пятницу

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким)

Благообразный Иосиф, с древа снем Пречистое Тело Твое,
плащаницею чистою обвив, и вонями во гробе нове покрыв положи.
(Тропарь на вечерне)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Возлюбленные о Господе братья и сестры!

В Великую Пятницу, когда Господь наш Иисус Христос, претерпев все страдания, почил на кресте, замирают слова и чувства человеческие. Нам очень больно и горько ощущать смерть Спасителя. Кажется, что весь мир сейчас перестал для нас существовать и нет уже ничего важного и значительного за стенами храма, а в душе, по Божией милости, столько любви к Усопшему Господу, столько светлой печали, что невольно мы ощущаем собственную причастность свершившемуся.

Мы хорошо понимаем, что Христос сделал все что только мог для нашего спасения, ради нас облекся в смерть! Господь не устами, а сердцем Своим говорит нам сегодня о величайшей любви Своей, крестной смертью отметая человеческое отчаяние, успокаивая нас, даруя надежду на спасение. Отныне каждый человек, даже среди бесконечных земных скорбей и душевных стенаний, обретает уверенность в Божественной благодати и верует, что искупительная жертва не зря была принесена Господом, без нее людям невозможно было бы спастись от страшного греховного порабощения.

Но вот дело искупления свершилось. В душах христиан — печаль о распятом Сыне Божием. И мы должны в полной мере испытать ее, выстрадать, переболеть этой скорбью, дабы полнее и ярче ощутить грядущую пасхальную радость! Скорбеть, чтобы сильнее сокрушаться о грехах наших, убивших Его. Печалиться, чтобы осветиться искренним покаянием. Болеть сострадательной болью за Усопшего ныне Спасителя. Пройти вместе с Господом голгофский путь до самого конца.

Разве мы все не повинны в случившемся?! Чем мы лучше нашего праотца Адама, когда снова и снова преступаем заповеди Божии, грешим, потворствуем собственным страстям и порокам, тем самым заставляя снова страдать нашего Господа и Спаса Иисуса Христа?! Мы не кричим вместе с иудеями: распни Его , но разве не так кричат за нас беззакония наши? И Он, безгрешный Сын Божий, предстает пред судом нашего очерствения, как некогда пред Пилатом, и всякий раз, когда мы умаляем совесть, заставляем замолчать этот глас Божий, дабы насладиться порочным и осуществить греховное, мы осуждаем Христа, распинаем Его собственными руками! Где же, спрашивается, в таком случае наша любовь к Богу, где христианское милосердие, сострадание, стремление к духовному совершенству и добру? Ничего этого нет! Пред грехом все становится незначительным и ничтожным. Да, грех имеет еще над нами, братья и сестры, великую силу, согрешаем мы непрестанно — не в делах, так в словах, не в словах, так в помышлениях наших. Но в нашей воле выбрать в бурном потоке жизни для себя основу бытия — или удовлетворение плотских похотей, грехи и беззакония, для искупления которых Господь взошел на крест, или противодействие грехам, неустанное борение с земными искушениями с помощью молитвы, поста и искреннего покаяния, делающего нас причастниками Духа Святого.

И вот Господь наш Иисус Христос снят с креста. Мы слышали сегодня при перенесении Плащаницы трепетные слова тропаря: « Благообразный Иосиф, с древа снем Пречистое Тело Твое, плащаницею чистою обвив, и вонями во гробе нове покрыв положи ». Мысленно мы переносимся в тот вечер, когда к Пилату пришел знаменитый член синедриона благообразный Иосиф , уроженец города Аримафеи. Из-за своего высокого положения в обществе при жизни Господа Иосиф боялся открыто исповедовать свою веру, был тайным учеником Христа. Но что же случилось теперь? Посмотрите, когда из страха наказания и расправы рассеялись почти все апостолы, Иосиф Аримафейский осмелился открыто и дерзновенно пойти к Пилату и попросить у него тело почившего Господа. Праведного Иосифа теперь совершенно не волновало, как отнесется к этому синедрион, более того, он не боялся быть осужденным, приговоренным к смерти. Ничего более важного в данный момент для благообразного Иосифа не существовало. Любимый Божественный Учитель умер, и надо было со всеми подобающими почестями положить драгоценного Усопшего во гроб, в место последнего упокоения.

Что двигало Иосифом, что наполнило душу этого, прежде весьма осторожного человека такой смелостью? Исключительно любовь! Истинная, глубокая и полная любовь к Господу! Иосиф просто не мог поступить иначе, для него весь мир сосредоточился теперь на Усопшем Христе, на погребении Его пречистого тела. Пилат понял Иосифа, не осудил его стремление, только очень удивился, что Христос умер так скоро.

Вот разрешение римской власти получено, и мы вместе с Иосифом и другим верным тайным учеником Христа, Никодимом, благоговейно и трепетно снимаем с креста Пречистое Тело , обвиваем чистою плащаницею , дорогим погребальным полотном, купленным Иосифом за большие деньги, умащаем вонями . Для погребения Никодим принес благовонную мазь, состоящую из смирны и алоэ. По иудейскому обычаю тела усопших помазывали благовониями, прежде чем поместить во гроб. Господа нашего приготовили к погребению, а затем положили во гробе нове . Гробом была пещера, расположенная в саду недалеко от Голгофы. Известно, что Иосиф Аримафейский высек эту пещеру в скале для собственного погребения. С благоговением сюда, в новый гроб, положили тело Христово. Иосиф с Никодимом торопились совершить обряд погребения, так как наступал великий праздник Пасхи, во время которого подобные действия воспрещались. В довершение погребения двери гроба затворили огромным камнем. Все эти события мы вспоминали сегодня, внимая услышанному за Богослужением тропарю.

Возлюбленные о Господе братья и сестры! Вот стоим мы теперь с вами у гроба Христова, у места особого — спасительного. Спросим же себя в этот святой час: верны ли мы Господу так же, как Иосиф и Никодим? Преисполнены ли наши души подобной самоотверженной любовью, которой не страшны ни угрозы, ни осуждения?!

Настал полный скорби и благоговения час. Господь ждет нашего сострадания. Господь ждет нашей любви и чистоты сердечной. Пусть наши милосердные дела и добрые помыслы явятся для Спасителя драгоценной плащаницей, а молитвенные подвиги и воздыхания умастят пречистое тело Господа паче самой благоуханной смирны. Сподобимся же всегда помнить о крестных страданиях Сына Божия, стяжем стремление и желание, подобно верным и мужественным ученикам Его, всегда носить на себе язвы Господа Иисуса Христа (Гал. 6:17). Вот это явится для нас самым сильным и явным удержанием от грехов, самым благодатным и истинным покаянием, самым святым утешением в непричастности к распятию и смерти Господней! Потому что всей душой сегодня мы хотим быть благообразными Иосифами и Никодимами, а не предающими Иудами, осуждающими Пилатами или безжалостными распинателями Христа.

За нас, за грехи всего человечества был заклан Царь царствующих и Господь господствующих. В этот великий день, день Его погребения, нет места в душах христианских ропоту или осуждению, греховным устремлениям или искушениям плоти. Все замерло, все смолкло пред величием происходящего! Все земное стерто из ума, только усопший и положенный во гробе Господь предстоит пред нашим взором. Не будем же рассеянными зрителями. Откликнемся на искупительный подвиг Спасителя горячей и самоотверженной любовью! Возлюбим Его усопшего, дабы не менее сильно возлюбить Воскресшего! Разве мало сделал Иисус Христос для нас?! Всей нашей жизни не хватит, чтобы возблагодарить Господа за Его неизреченные благодеяния! Да возгорится от животворящего гроба Христова благословенный огонь небесной любви, сжигающий коварные поползновения греховных страстей, движения падшего человеческого естества, искусительный угар земных наслаждений и удовольствий. Ведь мы с вами, братья и сестры, можем быть добрыми, можем быть щедрыми и деятельными в нашей христианской любви! Не к ней ли призывает нас сегодня пребывающий во гробе Господь наш Иисус Христос?! Не надо далеко ходить, взгляните на почившего Спасителя, и вы познаете всю глубину и истинность Божественной любви, научитесь подлинному смирению, терпению, незлобию, верности, преданности, самоотверженности. Поспешим же к Божественному Страдальцу, чтобы очистительными слезами покаяния плакать над Ним о прегрешениях наших! Потому что именно покаянные слезы способны воскресить в душах наших Сына Божия и очистить нас для вечной жизни со всеми любящими и почитающими Его. Аминь.

Источник: Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким). Врата покаяния.
М.: «Сибирская Благозвонница».– 2009 г.

Святой Иосиф Аримафейский и его расцветающий на Рождество посох

СВЯТОЙ ИОСИФ АРИМАФЕЙСКИЙ И ЕГО РАСЦВЕТАЮЩИЙ НА РОЖДЕСТВО ПОСОХ

Праведный Иосиф — апостол от 70-ти — был богатым и знатным членом синедриона из города Аримафеи (Рамафы). Он был тайным учеником Спасителя. О нем упоминают все четыре евангелиста.

Мф. 27: 57-61, Мк. 15: 43-47, Лк. 23: 50-53, Ин. 19: 37-42

Хотя он и был членом синедриона, но не участвовал в «совете и деле» иудеев, вынесших смертный приговор Господу. После распятия и смерти Спасителя он дерзнул пойти к Пилату и просить у него тело Господа, которое и предал погребению при участии праведного Никодима, тоже тайного ученика Христа. Они сняли с Креста тело Спасителя, обернули плащаницей и положили в новом гробе, в котором никто ранее не был погребен (этот гроб святой Иосиф приготовил заранее для себя) в саду Гефсиманском, в пещере, вырубленной в скале. Тут же были Богоматерь и святые жены-мироносицы. Привалив тяжелый камень к двери гроба, они удалились.

После погребения тела Господня Иосиф был брошен иудеями в ров, и исхищенный оттуда Божественной силой, отправился в свое отечество — в Аримафею. И Воскресший Христос является ему, заключенному в оковы, и этим еще более утверждает в тайне Своего воскресения. Несмотря на то, что Иосифу пришлось претерпеть много гонений со стороны иудеев, он не находил возможным умалчивать об этой тайне, но с дерзновением сообщал всем о минувших событиях.

Читайте также  Молитва для финансовой помощи

Как говорит Священное Предание, святой Иосиф вместе со святыми Марфой, Марией и Лазарем отправились миссионерами в Галлию, после чего другие остались на континенте, а Иосиф отправился проповедовать слово Божие в Британию. Он построил церковь в Гластонбери, посвященную Божией Матери. Возможно, это была самая первая церковь Божией Матери в мире. Церковь сгорела при пожаре в 1184 году. Другие святыни, связанные со святым Иосифом, бережно хранили православные, а затем католические монахи Гластонбери. Икона Божией Матери «Гластонберийская» , уничтоженная протестантами (хотя, возможно, она исчезла и раньше), была написанна, согласно Преданию, самим Иосифом по повелению Ангела, дабы показать великую преданность Богородице. Возможно, это была первая икона Божией Матери в Англии.

Гластонберийская икона Божией Матери

Около 30 лет назад несколькими иконописцами, в числе и из Русской Зарубежной Церкви, была написана православная икона Богородицы «Гластонберийская». Совершилось чудо, Богоматерь явила Свою милость, и прежнее Ее почитание на этой земле ныне возрождается. В Гластонбери появилось православное присутствие, сюда совершаются ежегодные паломничества православных, проводятся богослужения, служатся молебны, совершаются крестные ходы с гластонберийской святыней – Гластонберийской иконой Пресвятой Богородицы.
По Преданию, когда святой Иосиф начал проповедовать в Гластонбери благую весть Иисуса Христа, местные жители противостояли ему: кричали и забрасывали его камнями. Но он не устрашился и продолжал проповедь. Однажды, когда на холме Виариал Хилл святой Иосиф говорил в праздник Рождества Христова о том, как Царь царей родился в хлеву и лежал в яслях, толпа стала требовать знамения. Тогда он услышал голос, говоривший ему, чтобы он воткнул свой посох в землю. Святой сделал так, и за несколько минут посох выпустил ветки, почки и расцвел. Видя такое знамение, народ уверовал.

Это растение прижилось. Ботаники относят его к терновнику либо к одному из видов боярышника. Терновник Гластонбери не приживается путем посадки отростков, но его можно привить на родственное растение. Он не плодоносит, но зацветает в мае и в день Рождества Христова по юлианскому календарю. В 1582 году календарь в Англии был смещен на 11 дней в соответствии с календарем папы Григория XIII, введенным в Западной Европе. В день Рождества собралась толпа посмотреть, прореагирует ли растение на изменение даты Рождества. Однако дерево отказалось следовать календарю папы и зацвело на 11 дней позже. Так продолжается и по сей день.

Протестанты уничтожили гластонберийский терновник, но побеги его сохранились, и терновник существует по сей день. Начиная с 1929 года вошло в обычай подносить эти цветы правящему монарху.

Именно гластонберийский терновник держит в руке Богоматерь на Гластонберийском образе.

Некоторые апокрифы говорят о Чаше Грааля — сосуде с кровью Иисуса Христа, которая была собрана св. Иосиф Аримафейский, совершимшим погребение снятого с Креста тела Спасителя. Стоит упомянуть, что повествования, которые несут апокрифы, не имеют ничего общего с современными необоснованными фантазиями, такими, например, как «Код Давинчи».

Праведный Иосиф мирно скончался в Англии.

По Преданию мощи тайных учеников Христа, принимавших участие в погребении Господа, находятся в Иерусалиме. В храме Воскресения Господня (Гроба Господня) ниже уровня пола врасположены два пещерных склепа (кохима) святых Никодима и Иосифа Аримафейского.

Святой Иосиф Аримафейский поминается Церковью в неделю жен-мироносиц.

Тропарь святому:
глас 2
Благообразный Иосиф с древа снем Пречистое Тело Твое, плащаницею чистою обвив и благоуханьми, во гробе нове покрыв положи.

В память святого Иосифа Аримафейского на утрени Великой Субботы поется умилительная стихира:

Стихира
глас 5
Приидите, ублажим Иосифа приснопамятнаго, в нощи к Пилату пришедшаго и Живота всех испросившаго: даждь ми Сего страннаго, Иже не имеет где главы подклонити: даждь ми Сего страннаго, Егоже ученик лукавый на смерть предаде: даждь ми Сего страннаго, Егоже Мати зрящи на кресте висяща, рыдающи вопияше и матерски восклицаше: увы Мне, Чадо Мое! увы Мне, Свете Мой и утроба Моя возлюбленная! Симеоном бо предреченное в церкви днесь собыстся: Мое сердце оружие пройде, но в радость воскресения Твоего плачь преложи. Покланяемся страстем Твоим, Христе (трижды), и Святому Воскресению.

Вот такая «сказка». Пилили кресты и уничтожали православные святыни всегда! Ничему не научены и сегодняшние «защитники», а на самом деле растлители морали и нравственности. Когда их вопль в защиту вседозволенности коснется ИХ детей — многие опомнятся, многие, но не все, да поздно будет. Мне кажется, Иоанн о многом не сказал — слов таких не было, да и ужас от увиденного передать было невозможно.

Сегодня — ПРЕОБРАЖЕНИЕ Господа нашего Иисуса Христа! Бог наш всегда рядом, ни на шаг не отходит от малого своего стада. А с ним чего нам бояться? Каждый ответит за всякое свое слово и каждое свое действие. И мы ответим! Вот и следует бояться творимых нами грехов, удаляться от бесовских научений и помыслов. Никого не осуждать. Закон и царя уважать.

А посох-то зацветает дважды. И на Рождество, а это — ЗИМА! И не вразумпяются.

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: ВВЕДЕНИЕ В ЛИТУРГИЧЕСКОЕ ПРЕДАНИЕ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

НАСТРОЙКИ.

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • » .
  • 81

Целью нашего курса «Введение в Литургическое Предание Православной Церкви» является постижение смысла православного богослужения. Дело в том, что наша церковная жизнь сейчас такова, что даже люди, постоянно приходящие в храм и участвующие в богослужении, как правило, не имеют ясного понятия о том, что же такое происходит в церкви, каков смысл тех или иных Таинств или служб. И не только не могут объяснить этого другим, но и сами не могут дать вразумительный ответ, сами имеют самые превратные и, по существу, неправославные взгляды на этот предмет. Еще печальнее то, что такая неграмотность, такое непонимание смысла богослужения у нас стало как бы нормой и уже не вменяется в какой-то грех или в ущерб церковной жизни. Причина здесь, конечно, в том, что очень часто даже и священники не могут вразумительно ответить и по-настоящему понять смысл церковной богослужебной жизни. Не случайно в последние десятилетия крупные богословы сделали литургическое богословие темой своей церковной деятельности. Возникло новое направление в богословии, получившее это название: «Литургическое богословие».

Мы еще не доберемся до этой науки и не сможем назвать то, что мы изучаем в нашем курсе, литургическим богословием, потому что это только лишь введение, начало. Но мы постараемся подойти к тому уровню, дальше которого надо читать специальную литературу или обдумывать богословскую суть тех проблем, которые возникают в связи с этим курсом. В каком-то смысле этот курс является центральным для начала обучения, потому что вся наша школа, наш институт, наше образование построены внутри Церкви, внутри церковной жизни. А церковная жизнь имеет богослужение как нечто определяющее. Конечно, церковная жизнь — это духовная работа, это борьба с грехом, это исповедание веры, наконец, — духовное и церковное самообразование, но все это неотъемлемо от богослужения, потому что наша церковная жизнь по существу своему является жизнью благодатной, весь ее смысл именно в том, чтобы соединить нас с Богом. Как говорил преподобный Серафим, нашей целью является стяжание Духа Святаго, то есть Благодати Божией. Вот это стяжание наиболее всего дается нам в Таинствах Церкви, особенно в Божественной Литургии.

Поэтому понимание нашей богослужебной жизни совершенно необходимо для нашей жизни духовной, для нашей церковной жизни, и, наоборот, непонимание богослужебной жизни Церкви ведет всегда к очень тяжелым искривлениям, очень тяжелым последствиям и в нашей духовной жизни, и в нашей церковной жизни вообще.

Кроме того, богословие само в значительной степени, а может быть и более всего, находит свой источник в богослужении. Богослужение — это тоже богословие, потому что богословие основано на духовном опыте, а духовный опыт дается более всего в молитве. И поэтому богословствовать вне богослужебной церковной жизни тоже невозможно.

Когда мы начинаем изучать основные богословские дисциплины, то мы видим, что они все основаны на Слове Божием, на Священном Писании. Священное Писание имеет свое продолжение в богослужении и в молитве, и тексты молитв наших литургий как нельзя более глубоко и полно открывают нам смысл Евангелия и смысл нашей веры. Поэтому литургическое богословие является необходимым. Нашей задачей является знакомство с самым главным: нам нужно научиться ориентироваться в литургии, в Таинствах, в принципах богослужения, нужно понимать самые главные моменты церковной жизни.

Прежде всего, начнем с элементарного вопроса: что означает само слово «богослужение»? Наши церковные службы — являются ли они служением Богу? Где здесь служение Богу? Маловерующие нецерковные люди часто говорят так: я верю в то, что Бог есть, но в Церковь я не могу верить, принять Церковь я не могу, потому что я не понимаю, зачем все это Богу нужно, весь этот развитый культ, все эти механичные славословия. Бог есть Дух, Бог бесконечно премудр. Бог есть Творец, и что же, Он создал тварь, чтобы эта тварь все время воспевала ему хвалу, и Ему это нужно?

Вопрос, так поставленный, может иметь только один ответ: конечно, это не Богу нужно. Это нужно нам. Почему мы называем это служение Богослужением? Чтобы понять, как складывается богослужение или как складывается всякий культ (культ — это слово латинское, оно обозначает систему богослужебной жизни; в советское время оно употреблялось как некое пренебрежительное название веры), откуда он происходит, представьте себе, что вы идете по какому-то важному делу к большому начальнику. Что вы будете при этом иметь в виду? Обычно вы будете думать о том, как вам одеться, — парадно, прилично, красиво; также вы будете думать, что вы скажете этому начальнику, как нужно к нему войти, как поклониться, можно ли сразу сесть, или нет, как нужно вежливо себя вести, а потом вы будете думать: как вам высказать свою просьбу, с чего вам начать? И, скорее всего, сначала вы будете его благодарить, если есть за что, вы скажете, как вы признательны ему за то, что он сделал для вас раньше. И потом только попросите о чем-то новом. Если возможно, то вы постараетесь его как-то ненавязчиво похвалить, так сказать, завязать с ним какой-то контакт, показать ему особое расположение, может быть, даже любовь к нему, постараетесь и себя представить так, чтобы он к вам тоже получил доверие и, может быть, расположился бы. Так обычно строятся отношения между людьми.

Как мы, зная всемогущество Божие, имея страх Божий, можем обратиться к Богу, Который есть Любовь, Который есть Отец наш Небесный, к Богу, Который все знает, знает все наши сокровенные помыслы и чувства? Естественно, что мы приходим к Нему как к Отцу и просим прощения за все наши грехи, естественно, что мы благодарим Его за все Его благодеяния, за всю любовь. Естественно, что мы приходим к Нему с искренним сердцем, и в нас возникает тоже любовное отношение к Богу, и мы хотим воспеть Ему хвалу. Все то, что мы выражаем в нашем богослужении, есть некая естественная потребность нашего сердца, то есть это нужно нам.

Почему это называется служением Богу? Потому что мы, проводя свою духовную жизнь правильным образом, имея с Богом такие надлежащие, если так можно выразиться, праведные отношения, мы можем явить Бога этому падшему и заблудшему миру. Наша Церковь восхваляет Господа, в Ней устраивается благодатная христианская жизнь, наша молитва, наше учение, когда мы Слово Божие возвещаем этому миру, и Слово Божие проповедуется священником и всеми верующими в их жизни, делах, молитвах. Это устроение жизни приводит неверующих людей к Богу. И в этом состоит служение Богу, потому что Богу угодно, чтобы мы проповедовали Его Слово, чтобы заботливо вели людей к покаянию, к вере — это Богу угодно. Исполняя, таким образом, угодное Богу дело, мы Ему служим, а не потому, что Богу нужно, чтобы Его хвалили.

Наше богослужение — чрезвычайно развито, это, вероятно, самое развитое богослужение в мире. Мы имеем особенно развернутый, разработанный и прекрасный культ, имеющий свою древнюю историю. Очень часто у людей, только что пришедших в Церковь, складывается впечатление, что богослужение полностью канонизировано, что оно даже безнадежно устарело потому именно, «что в нем ничего нельзя изменить, что оно статично, в нем нет никакой динамики — когда-то установили определенный чин, и теперь этот чин уже никак нельзя изменить, он должен оставаться неизменным. По мнению некоторых, это служит препятствием для людей неверующих и, таким образом, отгораживает Церковь от мира. Такие взгляды очень часто высказываются людьми, недостаточно церковными, теми, кто глубоко не вникал в эти проблемы. В действительности все как раз не так. Наше богослужение чрезвычайно динамично, существует история богослужения, и следовательно, богослужение во времени менялось, меняется и всегда будет меняться, и невозможно остановить этот процесс, как-то его законсервировать, прекратить историческое развитие богослужебной жизни. Если бы это удалось, то жизнь Церкви просто прекратилась бы.

Рассматривая историю богослужения, мы можем найти ответы на многие и многие вопросы, мы можем многое понять: откуда и как что пришло, кем было принесено или кто сформулировал те или иные принципы, кто был автором тех или иных богословских размышлений. Такое знание истории богослужения необходимо для того, чтобы в нем участвовать, например, если мы не будем ничего знать о литургии, то участвовать в ней будет очень трудно и наше участие не будет очень полезным. То же самое можно сказать о других Таинствах. История, традиции, которые существуют в наше время, церковная традиция, которая до нас дошла, те традиции, которые были в истории, так сказать, трансформировались в истории до нас — все это вместе составляет Церковное Предание. Есть учение о том, что Церковь имеет два источника для своей богословской и духовной жизни:

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector